Форум Гайды Видео Посты Магазин
Ключи steam

Высшие эльфы

Стоящие на страже мирового порядка высшие эльфы достигли невероятного мастерства в военном и магическом искусствах, что позволяет им дать отпор любому непрошеному на их родной остров Ултуан гостю, будь то приспешники Хаоса или «младшие» расы.

АрмияКампания МодыИсторияФорум

Оглавление

 

Раздел 1:

Отсылки:

Развернуть текст
Высшие эльфы обитают на острове Ултуан, лежащем между Старым и Новым Светом. Собственно, это не остров, а небольшой континент. Если проецировать Ултуан на карту реального мира, он окажется примерно между Европой и Северной Америкой, на месте Бермудского треугольника — там, где по ряду мнений была Атлантида (кстати в Конце Времён Ултуан всё-таки затонул). Высшие эльфы – это также родоначальники других двух рас эльфов: лесных и тёмных. Помимо таинственной Атлантиды прослеживаются параллели с:

Колониальная Великобритания: некогда огромная империя, ныне потерявшая большую часть своих колоний, в том числе и Наггарот-Северную Америку, вымирающая метрополия — старение населения Великобритании, увеличение количества мигрантов в Лотерне-Лондоне, причём обратите внимание на одинаковую первую букву, характерные гвардейцы-белые львы, контроль над важными торговыми и стратегическими проливами, островное королевство с королевой, правящей над всеми автономиями, лучники с длинными луками, Алит Анар — Чёрная стрела и Робин Гуд и вообще легенды про лучников, сование своего носа во все уголки мира и неиссякаемая жажда странствий, сильнейший флот в мире и доминация на торговых маршрутах, постоянная война с материком.

Эллинистическая Греция и Древний Рим: крупные города мегаполисы, образующие отдельные государства-княжества с общей культурой и религией, живут на побережье с Средиземноморским климатом, вино архитектура идеалы вооружение и одежда, фаланги копейщиков и колесницы, совет князей-сенат, амфитеатры Иврессе, химеры из греческих мифов — грифоны фениксы пегасы единороги, тёмные эльфы и нагаритцы напоминают обычаями Древнюю Спарту, в целом наследие античности — наследие эльфов — как нечто прекрасное, древнее и чистое, использование Филуана в качестве научного мёртвого языка среди людей — латинский язык.

Произведения Толкина: имена и названия (Тирион — столица нолдор в Валиноре, Алариэль и другие женские имена — окончание имени -н-и-эль очень часто встречается в именах эльфов Средиземья, и на синдарине и на квэнья — Аредель, Мириэль, Тинувиэль, Нимродель, а сама Вечная Королева является прямой отсылкой к Галадриэли, Лутиэн (тоже кстати полубог) и Мелиан, Аэнарион — Анарион, роща Ахар Драконис — мэллорновые рощи в городах эльфов первой эпохи, кузница Ваула сбруя дракона и итильмар — кузнецы Эрегиона Ауле галворн и итильдин, в целом образ биология и культура эльфов Средиземья, пантеон почти полностью скопирован просто с изменёнными именами — Ауле — Ваул, Курноус — Оромэ, Ульмо — Матланн, Манвэ — Асуриан, Иша — Йаванна (слёзы Иши и Йаванны), исторические параллели с миграцией эльфов на восток и затем на запад обратно домой, артефакты невероятной силы, сводящие с ума эльфов и приводящие к гражданской войне — сильмариллы и три резни феанорнингов, меч Кхейна и Тёмные эльфы, подземные дворцы Котика — Менегрота и Нарготронда, морские гавани с прекрасными кораблями в Валиноре и Средиземье — гавани Альквалондэ и Фаласа — порты Лотерна и колоний Этил Арвана, взаимоотношения с гномами орками и людьми и т д, затопление Нуменора и его местоположение смахивает на Ултуан, да и его география тоже явно вдохновлена островом дунадан.  

Армибуки:

Развернуть текст

 

 

 

 

 

 

 

 

Первоначально начал формировать образ светлых эльфов фантаст Майкл Муркок, затем он продал в том числе и эти идеи Games Workshop, которые продолжили их дорабатывать, создав вселенную ВФБ. Основная информация по расе высших эльфов вархаммер фэнтези (как и по всем остальным расам) описана в специальных книгах – армибуках для игры Warhammer Fantasy Battle. Первые три редакции были выпущены в 80-х общей книгой для всех рас, и светлые эльфы были представлены там с самого начала, однако миниатюр тогда ещё вовсе не было. Вся информация по светлым эльфам (так они тогда назывались) умещалась тогда в примитивных таблицах на нескольких страницах с очень страшными чёрно-белыми рисунками и небольшими пояснительными подписями и правилами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 1993 году была выпущена 4-я редакция, вместе с которой асуры получили свою первую собственную книгу. Тамошние эльфы ещё значительно отличались от сичашних, но у них уже появились первые миниатюры (геральдика которых ещё несколько раз будет переделана). Затем выходили последовательно: 5-я (1997), 6-я (2002) и 7-я (2007) редакции, каждая из которых имела свой эльфийский армибук. И наконец в 2015 году вышла в свет 8-я редакция (на основе которой и написана эта статья). Каждая новая версия армибука дополняла и исправляла предыдущую, формируя облик этой расы, делая её всё более и более характерной (например в старых редакциях ещё существовали морские эльфы как отдельная раса, они занимались мореходством и торговлей и жили близ моря в портах Котика, Лотерна, в колониях и посольствах по всему миру, также изменялись, забывались и добавлялись новые персонажи и отряды). Есть ещё 9-я фанатская редакция, однако она не считается официальным каноном, а с выходом Old World тем более.

Прочие игровые книги так или иначе посвящённые Высшим эльфам:

 

 

 

 

 

 

 

Униформа и Геральдика Высших эльфов: здесь на подробных прекрасных рисунках представлена актуальная для 8-й редакции геральдика воинов каждого княжества и некоторых колоний. Материалы из этой книги представлены в этой статье почти в полном объёме

 

 

 

 

 

 

Слёзы Иши — книга-кампания, описывающая войну братьев из дома Корайт за обладание Нагаритом. Здесь фигурируют божественные артефакты Слёзы Иши. Книга в кратце пересказана в статье.

 

 

 

 

 

 

 

Шторм Хаоса — в книге есть участие флота высших эльфов под управлением адмирала Эйслинна со специальными подразделениями — морскими патрулями. В сатью добавлены все знания асуров из этой книги.

 

 

 

 

 

 

 

 

Флот ужаса — в составе одной из сторон конфликта пиратской войны выступает капитан драконьего корабля высших эльфов Иррелиан — один из сыновей нынешнего короля-феникса Финубара, пытающийся найти своего брата. В статье кратко упоминается его история.

 

 

 

 

 

 

Цикл книг про Конец времен, а именно Кхейн: Народу эльфов, перед тем как исчезнуть навеки, предстояло объединиться под знаменем нового Короля-Феникса Малекита, покинуть ушедший под воду Ултуан и опустошённый ордами демонов Нагаррот, а затем и оскверненный Атель Лорен, и в итоге кануть в небытие в последней битве с хаосом за последний город Империи людей – Аверхайм, вместе со всеми оставшимися расами мира смертных, до последнего защищая мир, который они любили.

 

 

 

 

 

 

В новом мире вселенной Age of Sigmar многие герои высших эльфов возродятся божествами. Настоящим приемником всего асурского в аос можно считать царство Хиш, хотя безусловно их наследие присутствует и в других мирах (Улгу и Гиран). Пока вселенная ещё развивается, но миниатюры уже сейчас выглядят потрясающе, намного солиднее, чем таковые в мире, который был.

 

 

 

 

 

 

 

 

Наконец в 2019 году был анонсирован Warhammer: The Old World где на картах отмечен герб высших эльфов, а также четыре новые бретонские колонии, не упоминаемые ранее в лоре: О-в безмолвный, Тор Мартель, Тор Солей и Тор Бидуз. Всё это даёт надежду на появление нового армибука этой расы в ближайшем будущем со всеми его тайнами и долгожданными нововведениями.

Книги:

Развернуть текст

Трилогия романов История Раскола:

1) Малекит: К западу от Старого Света располагается таинственный остров Ултуан — земля эльфов. Тысячи лет назад, когда люди были ещё дикарями в звериных шкурах, эльфийская цивилизация переживала свой золотой век. От своих создателей — загадочных Древних, эльфы узнали секреты колдовства и, когда тень Хаоса накрыла Ултуан, они сумели отстоять свою жизнь и свободу. Но тьма всё же просочилась в их души: она пришла незаметно, через тёмные культы и разврат и когда Малекит, сын Аэнариона Защитника, возжелал стать королём, разразилась кровопролитная гражданская война, уничтожившая прекрасную землю и светлое будущее, которое было у этой расы. Это ужасное время назовут Расколом, а эльфов, что пошли за Малекитом — друхиями.

2) Король Теней: Некогда прекрасный остров Ултуан охватила гражданская война. Дом Анар предали и уничтожили. Из всего рода уцелел лишь юный Алит. Теперь молодой князь вынужден ступить на тёмный путь, принять свою судьбу и стать Королём Теней. Во мраке он собирает армию теней, чтобы отомстить предателю Малекиту и восстановить честь Нагарита.

3) Каледор: тёмные эльфы, ведомые жаждой крови и власти превратили весь Ултуан в арену бесконечных сражений гражданской войны. Она закипела везде, в горах и лесах, на улицах городов и в домах, дошла она даже до далёких колоний, куда усилиями Морати долгое время распространялись культы. Брат пошёл на брата и каждому пришлось делать свой выбор. Распадались древние союзы, старые друзья становились злейшими врагами. После предательства Малекита, отравления им короля Бель Шанаара и истребления цвета знати в святилище Асуриана, князь Имрик принимает имя своего деда, могучего Каледора, и пожар войны вспыхивает с новой силой. Эта война затронет всех, и даже могущественные драконы пробудятся ото сна. Будущее эльфийской расы может решиться лишь поединком двух королей. Увы, худшее ещё впереди, ибо Малекит в безумной жажде власти и не желанием проигрывать, прибегает к последнему, отчаянному средству…

Трилогия романов Война Мести:

На протяжении веков бушевала война между двумя величайшими цивилизациями древнего мира — гномами Краесветных гор и эльфами Ултуана. Эта трилогия — подробная история этого конфликта, от самого его начала и до самого конца. Повествование ведётся с обоих сторон конфликта, что помогает лучше раскрыть эту трагедию.

1) Великое предательство:

В этой книге рассказывается о завязке и начале войны, её предпосылках, внимание уделяется, в первую очередь гномам, в особенности, судьбе сына верховного короля — Снорри.

2) Повелитель драконов:

Здесь же, в разгар войны, центр повествование смещается к эльфам, а главным действующим лицом становится брат Короля-Феникса — Имладрик Повелитель Драконов.

3) Проклятие короны Феникса:

Предсказуемое окончание войны и её последствия для обоих народов.

Трилогия романов Тирион и Теклис:

1) Кровь Аэнариона: Близнецы Тирион и Теклис – величайшие герои высших эльфов, и защитники Ултуана тоже начинали с малого. Первая книга повествует о их детстве в Котике, пребывании в Лотерне и их первом подвиге — победе над высшим демоном Слаанеш — Н’Кари в стенах святилища Асуриана.

2) Меч Каледора: Тирион и Теклис отправляются в смертельные джунгли Люстрии на отчаянную охоту за потерянным мечом Каледора Укротителя Драконов, легендарным Солнечным Клыком. Пока они ищут этот древний артефакт, тёмные эльфы нападают на Ултуан, посылая смертоносного убийцу Уриана Ядовитого Клинка, чтобы убить Вечную Королеву. А Король-Колдун Малекит заключает договор с давним врагом Тириона и Теклиса — зловещим демоном Н’Кари.

3) Крах Малекита: Когда тёмные эльфы Наггарота и их демонические союзники проносятся по Ултуану, Тирион и Теклис встают на защиту своей родины. В лесах Авелорна, Тирион спасает ещё юную новую Вечную Королеву от западни друхиев и отправляется с ней в бега, за ними посылают погоню. Теклис спешит на помощь брату и в конце концов спасает его. Когда последние силы высших эльфов собираются на Финувальской равнине для генерального сражения, а близнецы готовятся принять свою судьбу, многочисленных врагов возглавляет сам Король-Колдун.

Новеллы:

1) Защитники Ултуана: Высшие эльфы издавна были защитниками мира Вархаммер, а их родина Ултуан известна могущественной магией, которая окружает её. В самом сердце острова лежит Магический Вихрь, и маги, создавшие его, остаются запертыми в пространстве вне времени, постоянно произнося заклинание, которое удерживает мир от превращения в бурлящее царство хаоса. Когда Ултуан подвергается нападению сил Хаоса и тёмных эльфов во главе с Королём-Чародеем и его матерью — Ведьмой-Морати, высшие эльфы должны выстоять или же столкнуться с катастрофическими последствиями.

2) Сыны Эллириона: Ултуан на грани гибели. Лотерн осадили друхии, обороной города руководит Тирион, в бой пошёл даже Финубар со своей гвардией. Прибытие Эльтариона, а затем и Имрика с их армиями всё-таки отбрасывает врагов и заставляет Малекита бежать. Морати же, проиграв свою битву, направляется к своей главной цели — Великому Вихрю, чтобы уничтожить его и ненавистного ей Каледора. Лишь вмешательство главных героев может остановить безумную ведьму и спасти Ултуан и весь мир. Увы, за это они должны заплатить высокую цену…

ТВВ: 

Развернуть текст

 

Впервые высшие эльфы появились во второй части игры — 28 сентября 2017 года. Асуры являлись одной из четырех ключевых рас, сражающихся за господство над Великим Вихрем. Причём именно они являются центральной (высшей) расой второй части. Ведь именно их магами создан Великий Вихрь, им принадлежит честь первыми показаться в трейлере во всём своём великолепии и сиянии, они даже ходят первыми! Разработчики довольно точно передали: архитектуру, атмосферу, географию, музыку, озвучку, внешний вид отрядов и механики, реализовав почти все отряды и двух легендарных персонажей — Тириона и Теклиса, возглавляющих свои игровые фракции. Даже манера сражения и тактика игры за высших эльфов действительно походят на настолку и то, что описано в книгах. 

31 мая 2018 года вышло платное DLC The Queen and the Crone (Королева и Старуха). Это дополнение привнесло для расы асуров новую игровую фракцию — Авелорн, возглавляемую Королевой Алариэль, с собственными уникальными отрядами и механиками. Добавило это дополнение и легендарные полки для высших эльфов, а также три новых отряда: Служанку, Воинов-теней и Сестёр Авелорна. В этот же день стало доступно бесплатное DLC, добавляющее новую игровую фракцию Нагарит, возглавляемую Алит Анаром, с собственными уникальными механиками и отрядами.

21 мая 2020 года вышло второе платное DLC, посвящённое высшим эльфам — The Warden and the Paunch (Страж и Пузан). Это дополнение добавило новую игровую фракцию — Иврессе, возглавляемую Эльтарионом Мрачным, с собственными уникальными механиками и отрядами. Добавило это дополнение и новые легендарные полки, а также несколько новых отрядов: львиные колесницы Крейса, Чародейского феникса, архимага, боевых львов, сильвериновую гвардию и егерей. В этот же день стало доступно бесплатное DLC, добавляющее новую игровую фракцию Рыцари Каледора, возглавляемую Имриком, с собственными уникальными механиками и отрядами.

Также было создано огромное количество модов, изменяющих в том числе и высших эльфов. В целом, благодаря ТВВ, раса получила новых фанатов, но теперь уже среди компьютерных игроков. В свою очередь вновь вспыхнувший интерес к вселенной подтолкнул к созданию новых романов, рисунков, и игр, как настольных, так и компьютерных, посвященных в том числе и этой расе, поэтому можно с уверенность сказать, что ТВВ оказала и по прежнему оказывает огромное влияние на судьбу этой расы. В ТВВ3 асурам прогнозируют как минимум одно новое DLC. Что-ж, помолимся Асуриану, чтобы оно было качественным и богатым на контент. На данный момент самым очевидным лордом является адмирал флота высших эльфов — Эйслинн, не хватает также нескольких отрядов из 8-й редакции: Корхиля, Карадриана, Морских Шлемов, Рассекателей небес и Помазанников Асуриана.

 

Вступление

История высших эльфов Ультуана − это история мира. Они некогда были хозяевами царства смертных, и их деяния определили судьбу многих земель. Увы, ныне высшие эльфы исчезают в сумерках, и их труды и деяния растворяются вместе с ними. Империя Королей-Фениксов, которые некогда правили целыми континентами, ныне ограничена княжествами Ултуана и отдельными заморскими поселениями. Алебастровые города, бурлившие некогда энергией, нынче не более чем пустое эхо ушедших веков, и земли, знавшие лишь красоту и благородство, теперь полны крови и ярости бесконечной войны. Время высших эльфов ушло, или так говорят, но всё же такова их гордость, что они продолжают сражаться, несмотря ни на что. Если забвение − воистину их судьба, то они решили встретить её с натянутыми на тетивы стрелами и высоко поднятыми мечами, до последнего защищая мир, который они любили.

Потому одетые в белое армии Ултуана идут на войну, их знамёна развиваются на ветру, и каждый воин готов умереть, послужив великому делу. Ряды копейщиков продвигаются по полю, их чешуйчатые доспехи блестят, словно алмазы на солнце. Лучники обрушивают смерть на врага, каждая стрела летит в цель со скоростью и точностью далеко за пределами возможностей младших рас. Земля дрожит, когда Серебряные Шлемы — цвет угасающего дворянства Ултуана, пришпоривают своих скакунов для разбега. Мастера меча Хоэта фехтуют своими двуручными клинками со сверхъестественной скоростью, круша доспехи и отсекая конечности с каждым грациозным взмахом. Маги обрушивают заклятья невероятной силы, призывая бури и отбивая пушечные ядра щитами магической мощи. Драконы и фениксы пикируют с небес, их пламя сжигает плоть и плавит сталь. В сердце каждой выстроенной в боевые порядки стены копий, во главе каждой кавалерийской атаки и на передовой любой магической дуэли можно найти восхваляемых героев Ултуана, князей древних династий, чья беспримерная отвага даёт силы всем, кто сражается рядом с ними.

Мы избранники Асуриана, любимые дети богов и наследники мира. Наши армии — лучшие в мире; быстрые там, где наши враги неуклюжи, культурные там, где они варвары. Не думай о поражении – мы сыны Ултуана, и мы победим!

Король-Феникс Аэнарион Защитник

Высшие эльфы

ЭЛЬФИЙСКИЕ РАСЫ

Высшие эльфы Ултуана − или асур, как они сами себя называют − не единственная раса эльфов, населяющая этот мир. Правда тут всё зависит от того, кто вам будет рассказывать эту историю, но именно асурам действительно принадлежит честь быть первой истинной эльфийской цивилизацией, из которой произошли все остальные. К западу от Ултуана, среди утёсов и шпилей Наггарота, живут жестокие тёмные эльфы — друхии. Между дворами Ултуана и Наггарота нету мира, ибо тысячелетия их общей истории полны крови и предательства. Во всем мире нет более жестокой вражды и нет более жестокой войны. Напротив, лесные эльфы Атель Лорена не питают вражды ни высоким, ни к тёмным эльфийским сородичам, однако и не испытывают к ним особого доверия. Азраи обладают поведением и мировоззрением, совершенно чуждыми другим эльфам, и не хотят иметь ничего общего с ненавистью предков, которая принесла миру только гибель.

Независимо от их родословной, все эльфы долгожители — некоторые даже говорят, что бессмертны. Физически они высоки и стройны, с ловкой грацией и потусторонним аспектом, которым ни одна другая раса не может стремиться соответствовать. Такие черты присущи всем трём расам, но Высшие Эльфы хотят, чтобы вы поверили, что только на Ултуане можно найти истинную эльфийскую красоту и воинскую грацию. Все эльфы прекрасны, и из них высшие эльфы самые красивые. Высшие эльфы — бледнокожие, с утонченными, эстетически красивыми чертами лица и волосами, чистыми и тонкими, словно лён. Они высокорослы и горды своей осанкой, и в самом деле, эльф нередко бывает на целую голову выше человека. У них стройное телосложение, что привело к распространённому заблуждению, что эльфы слабы или хрупки. На самом деле всё наоборот, потому что эльфы удивительно сильны, хотя и не настолько, насколько расы орков или гномов, зато они с лихвой компенсируют это своей гибкостью и удивительной ловкостью.

И всё же, возможно, именно высокомерие и гордость Высших Эльфов можно считать их самой определяющей чертой. Почти каждый высший эльф, от самого скромного простолюдина до самого уважаемого князя, всегда сохранит немного самодовольства в своем собственном превосходстве, особенно перед теми, кого Высшие эльфы считают «низшими расами», например перед людьми. Это высокомерие во многом является изъяном высшего эльфийского общества. Хотя они, возможно, и не страдают физическими мутациями, как люди, хаос, тем не менее, просочился в сердца и души эльфийских рас.

Эльфийский ум проницателен и одарён, обладая силой и глубиной понимания, которые намного превосходят способности других существ − одно слово или один жест, какими бы незначительными они ни были, внимательному эльфу передают огромное количество информации. Говорят, особенно про высших эльфов, что разум − их лучшее оружие. Это определённо так, и это воистину опасное оружие, может потребоваться целая жизнь, чтобы освоить то, что знает и понимает один эльф. Если он не знает дисциплины, интересы высшего эльфа могут быстро стать навязчивой идеей — и поставить его на путь, который в конечном итоге приведёт к тому, что его душа будет отдана жаждущему Богу. Из-за этого общество Ултуана стало жёстко структурированным и строго связанным условностями и прецедентами, ритуалами и церемониями. Для высшего эльфа вести себя не в соответствии с традицией считается поистине постыдным делом, способным в одночасье сломить репутацию семьи, если это будет доказано судом Феникса. Обвинения в таких просчётах является одним из главных инструментов в бесконечной череде интриг между знатью.

На поле боя именно объединённая реакция разума и тела делают каждого эльфа столь смертоносным противником. Его ум достаточно остёр, чтобы прочесть намерения врага в малейшем изменении позы, а тело достаточно проворно, чтобы нанести смертельный контрудар мгновение спустя. Нет ни оружия, ни боевого стиля, которыми эльф не способен овладеть, и даже без тренировок его навыки огромны. Эльфийский воин, уже достаточно обучившийся своему избранному пути войны, становится смертоносной грацией во плоти, способной ударом на удар противостоять величайшим воинам ветеранам младших рас.

Мы, Асуры — благородный народ. Наша долгая и великая история уходит корнями в те времена, когда люди ещё были одетыми в шкуры дикарями. Живя на нашем прекрасном острове Ултуан, расположенном в центре Великого океана, мы очень далеки от мелких ссор младших рас. Здесь мы можем практиковать нашу магию и наше искусство, самосовершенствуясь без всякой на то причины, кроме как ради чистой и искренней радости от этого.

Пересказано Унтве Всадником Ветра, Герольдом Короля-Феникса

ВЛИЯНИЕ ХАОСА
Эльфы всегда верили, что невосприимчивы к искажающему влиянию Хаоса. Увы, со временем выяснилось, что это не совсем так. Они просто значительно устойчивее противостоят ему, нежели младшие расы. Даже до возвышения Хаоса эльфы были склонны к гордыне и высокомерию. Теперь же, когда влияние Тёмных Богов давно уже грызёт их души, это чувство усилилось многократно, а с ним, пришло и безразличие к судьбам младших рас. Среди рас эльфов, это высокомерие проявилось по разному. У друхиев оно переросло в эгоизм и уверование в то, что весь мир существует лишь для удовлетворения их потребностей и желаний, на пути к достижению которых хороши любые методы. Азраи изолировали себя от остального мира, судьба которого ныне слабо их волнует. Асуры же ещё больше поддались высокомерию и гордыне, уверовав себя в том, что мир выстоит, лишь если сыны и дочери Ултуана посвятят себя его защите от орд Хаоса.

ХРАНИТЕЛИ ПОРЯДКА

Хотя высшие эльфы считают себя защитниками мира, это призвание не обязательно включает в себя защиту других рас. Лишь сравнительное немногие из высших эльфов рассматривают младшие расы как нечто, что достойно защиты − и даже они верят, что эти расы порой нужно спасать от них самих. Остальные же, в лучшем случае, считают чужестранцев дополнительной линией обороны для прикрытия Ултуана, живыми крепостными стенами, которые можно усилить или бросить, если большой план битвы того требует. Это не означает, что высшие эльфы никогда не сражаются бок о бок с другими расами порядка, но верно и то, что такие союзы редко случаются, кроме разве что благодаря вмешательству крайне выдающихся и дальновидных отдельных личностей. Даже в вопросах войны, высшие эльфы редко помогают кому-то, если это значительно не поможет их делу. Армии Ултуана − один из самых могучих видов оружия, которое любой правитель мог бы надеяться заполучить, но мир огромен, и они не могут быть везде одновременно. Каждая битва, будь-то стычка между дружинами, столкновение армий или осада большого города, ведётся потому, что сдвинет баланс между порядком, который высшие эльфы пытаются поддерживать, и разрушением, исходящим от сил Хаоса. Не все такие сражения ведутся непосредственно с силами Тёмных Богов. Хотя они этого и не знают, но мародёрствующие зеленокожие, вездесущие люди и безрассудно упрямые гномы могут помешать высшим эльфам достичь порядка, попросту благодаря своим бездумным действиям. Как следствие, клинки Ултуана должны быть обнажены против воинов многих земель − если невежды должны быть истреблены, чтобы помешать настоящим злодеям, то быть по сему. Война, которую ведут высшие эльфы, отчаянна, и окончательной победы не видать. Силы Хаоса бесконечны и вечны, в то время как число высших эльфов тает каждый день. Всё ещё может настать время, когда вся кровь Ултуана пролита, и мир окажется беззащитен перед ненасытным аппетитом голодных богов. Этот день может быть ещё далеко впереди, но каждая битва, проигранная или выигранная, всё больше приближает его.

Пантеон Высших Эльфов

Кадай — божества небес, воплощающие основные качества и достоинства эльфов. Им открыто поклоняются высшие и лесные эльфы. Китарай (боги подземного мира) подробно расписаны в статье про тёмных эльфов.

Асуриан, Творецверховное божество эльфийского пантеона, супруг Лилеат

Асуриан – небесный император, самый древний и великий из всех богов, лидер Кадай. Он − Творец, и Вечное Пламя − то, что дарует жизнь покоится в его руках. Высшие эльфы верят, что именно цели и плану Асуриана они следуют в смертной жизни и загробной. Невозможно сказать, так это или нет, ибо Асуриан редко разговаривает с другими богами, и едва ли когда-либо говорил с эльфами.

Основные символы Асуриана – Феникс, легендарная огненная птица, Око Асуриана и стилизованная пирамида, объятая священным огнём.

Асуриан в одиночестве обитает в великой пирамиде в небесах, и со своего алмазного трона взирает на мир. Ни один смертный никогда не видел его лица, и потому его статуи всегда в масках. Маска разрезана пополам, одна часть белая, а другая − чёрная, что отражает роль Асуриана, как Хранителя баланса.

Асуриан выступает судьёй в спорах богов, но редко вмешивается в дела эльфов − более того, редко какие смертные деяния или события достаточно важны для того, чтобы привлечь его внимание. Правда, легенды говорят, что именно Асуриан касается разума каждого нового Короля-Феникса Ултуана, когда тот проходит сквозь Пламя Асуриана, дабы было проще вынести вердикт о том, достоин ли он взять на себя грядущую ответственность.

Главное святилище Асуриана находится на острове Пламени, в Море Снов. Само сооружение представляет собой древнюю пирамиду, в центральных залах которой горит вечный огонь феникса. Именно там князья Ултуана собираются, чтобы избрать следующего Короля-Феникса, который должен будет пройти через священное пламя для суда Эльфийского Бога. Если кандидат достоин, пламя сожжёт его, чтобы через несколько секунд возродить Королём-Фениксом — аватаром Асуриана в мире смертных. Тогда из бушующего белого огня выйдет чудесным образом невредимый Король, облачённый в церемониальные одежды и огромный королевский плащ из золотых перьев.

Если же самозванец окажется недостойным, пламя не исцелит нанесённые ему ожоги или даже полностью сожжёт. За церемонией следит Стража Феникса — безмолвные стражи Асуриана. Как они сопровождают короля в его путешествии к огню, так и несут его безжизненное тело к погребальному Белому кораблю, когда его смертное существование в этом мире будет окончено. После этого корабль будет пущен во Внутреннее море и пока он будет плыть, ничто не мешает его величественному движению — ветер не наполняет паруса, а руки не управляют румпелем. Корабль будет следовать потокам силы, которые приведут его к берегам о-ва Мёртвых. Похожая судьба ждёт и Вечную Королеву, когда та умрёт. Только её путь начнётся от о-ва Возрождения.

Иша, Матьбожество эльфийского пантеона, богиня природы и плодородия, супруга Курноуса

Её изображают в облике прекрасной эльфийки в самом расцвете сил, по плечам которой струятся длинные золотые волосы. Иша — богиня природы, её считают матерью всех эльфов. Она первой научила эльфов заботится о земле и собирать обильные урожаи. Ей молятся во время дальних странствий в дали от дома и во время родов. Именно Иша наделяет Вечную Королеву красотой, мудростью и могуществом, и именно она защищает поляны Авелорна от дыхания зимы.

Символ Иши — всевидящее око, проливающее слёзы о своих смертных детях — эльфах. В начале времён, Асуриан решил, что вечная жизнь будет эльфов тяготить, и устав от неё, они будут умирать. Отчаяние овладело Ишей, ведь она любила их больше прочих своих творений, слёзы её подобно дождю пролились в бренный мир. Эти воды жизни превратили Ултуан в богатый и цветущий край.

С тех пор Иша бдительно следит за своими смертными детьми, стараясь оказать им любую помощь, какую только сможет. Порой, Иша, чтобы обойти давний запрет Асуриана на прямое вмешательство, просит свою дочь Лилеат послать сквозь сны и кошмары послания. Эти весточки предупреждают эльфов, защищая их от угроз, с которыми они не в силах справиться самостоятельно. И стоит лишь Создателю отвлечься, как Иша лично вмешивается, изливая на Ултуан магию, которая испепеляет угрожающих её детям демонов и злодеев.

У Иши нет каких-то особых храмов, но в каждом эльфийском доме есть небольшое святилище в её честь, а её жрицами как правило служат одетые в белоснежные одежды эльфийки. Тем не менее один храм у Богини-Матери всё-таки есть. Он находится на острове Возрождения глубоко в долине Геан. Там в пещере расположен храм, где коронуют Вечную Королеву.  Здесь же живут жрицы Иши — пророческий орден, чьё происхождение окутано завесой времени. В подземном комплексе проводится множество загадочных ритуалов, которые ни одному мужчине нельзя видеть. От каждой же эльфийки ожидается, что она осуществит паломничество сюда хотя бы раз за свою жизнь. Культ Иши особенно популярен в обществе лесных эльфов, где она почитается превыше всего, наряду со своим богом-супругом Курноусом.

Курноус, Охотникбожество эльфийского пантеона, владыка лесов и зверей, дух девственного бора, диких животных и нетронутых степей, супруг Иши

Он − муж Иши, а все эльфы − его дети. Где бы ни странствовал Курноус, за ним всегда следует стая лающих гончих, а когда он дует в свой рог, Дикая Охота устремляется вперёд, и сердца всех вокруг наполняются необузданным весельем.

Курноус — главное божество лесных эльфов и жителей Эллириона, также он очень популярен среди населения Авелорна и Крейса, поскольку является покровителем лесов, среди которых и живут эти народы. Некоторые человеческие богословы (из Тилеи) утверждают даже, что он является одним из воплощений Таала, бога природы и диких мест Старого Света.

Все охотники почитают Курноуса, ведь он присматривает за ними в чаще леса. В ответ он требует, чтобы те, истребляли лишь опасных тварей, никогда не убивали зверей ради забавы и охотились лишь для того, чтобы обеспечить себе пропитание. Оскорбить Курноуса — значит навлечь на себя его неизбежную месть, скорую и беспощадную. Те из его последователей, кто нарушит закон Курноуса, никогда не смогут спокойно ступить в дикие земли, те же, кто пытался, возвращались из заповедных земель, покрытые шрамами, поседевшие, и хранили молчание всю оставшуюся жизнь.

Эллирион многими считается его любимой землёй на Ултуане, за широкие степи и густые леса, служащие домом множеству чудищ, на которых охотники могут испытать свои способности. Многие лощины скрывают алтари из рогов, костей и вереска, у которых последователи Курноуса, укрытые от глаз более культурных эльфов, проводят свои ритуалы. Иногда равнинный ветер доносит отголоски песни рога Бога-Охотника. Услышанная на рассвете, песня считается предзнаменованием хорошей охоты, услышанная в сумерках — предупреждением Курноуса о том, что зло крадётся по землям и охотникам следует приготовить свои луки для охоты на двуногую дичь.

Курноуса обычно изображают как химерное существо: эльфийское тело высотой более десяти футов с головой и рогами оленя. Говорят, что он может принять форму любой лесной твари по своему желанию.

Символом Курноуса, также как и символом Таала, служит оленья голова с ветвистыми рогами. Одеяния его жрецов ничем не выделяются среди прочих. Храмами же ему служит весь лес целиком: везде, где бродят его звери, присутствует и он. Есть, впрочем, и места, более священные для его последователей, чем другие: особые дикие поляны, скалы, деревья и так далее. Лесные эльфы всегда распознают такие места, чего не могут представители других рас, поэтому они стараются не допускать эти чужие им расы к таким святым землям.

Последователи Курноуса обычно в хороших отношениях с поклоняющимися тем же богам лесными эльфами, а также с представителями других рас, которые следуют путями Таала (при этом они утверждают, что Таал является проявлением нескольких божеств лесных эльфов, включая Курноуса, а не Курноус является проявлением Таала), Рии или же Старой веры, но и испытывают лютую ненависть к культам Хаоса и верованиям гоблинов.

Хоэт, Владыка мудростибожество эльфийского пантеона, бог знаний, учёности и мудрости

Хоэт — воплощение знания и покровитель тех, кто стремится к абсолютному пониманию. Эльфы верят, что все свои знания они получили от него в дар. Большинство считает это проявлением щедрости, но злые языки говорят о попытке разрушить древние традиции народа эльфов. Какими бы ни были причины, легенды утверждают, что когда Асуриан узнал о случившимся, то осудил Владыку мудрости, и в наказание предал пламени большую часть его великой библиотеки. Так или иначе именно к мудрости Хоэта эльфы обращаются, чтобы найти ответы на сложные вопросы.

Хоэта изображают как пожилого эльфа, одетого в парадный наряд Хранителя знаний.

Жрецы Хоэта встречаются редко, поскольку они все живут в Башне Хоэта или рядом с ней. Гораздо больше легион магов, учёных, учителей и других последователей этого бога. Одна ипостась почитателей Хоэта, которую враги эльфов видели больше других — это мастера меча Хоэта. Они — воины-хранители Башни, и редко можно увидеть путешествующего мага или учёного без кого-либо из них поблизости.

Большинство храмов в честь Хоэта — это святилища в школах и библиотеках. Величайшим среди этих храмов является Белая башня Хоэта в Сафери; высотой в полмили и воздвигнутая магией во времена Просвещённого короля, башня – величайшее хранилище знаний в мире.

Ваул, Создательбожество эльфийского пантеона, бог-кузнец

Ваул — оружейник небес, покровитель кузнецов и ремесленников. Он был ослеплён и изувечен в древней войне богов, когда бросил вызов Кхейну. Порабощённый его волей, Ваул был вынужден ковать оружие огромной силы для вечной битвы бога войны против Великого Врага. Сколько бы Ваул ни трудился, его ненависть к Кхейну никогда не угасала. Но Создатель сносил свой позор в молчании, гоня прочь мысли о восстании. Он знал, что эльфы нуждаются в пламенной ярости Кхейна, чтобы выжить в надвигающиеся тёмные времена. Ведь даже божественная гордость – лишь мелочь, когда на кону стоит выживание целой расы. И хотя мечтам Ваула о мести суждено остаться несбыточными, это лишь одно бремя из тех, что несёт на себе его изувеченное тело.

Могущественнейшим из выкованных руками Ваула клинков был Вдоводел, сталь которого была закалена пламенем Драугнира — отца драконов. Увы, жажда клинка не была утолена даже после того, как он отнял у Драугнира больше, чем тот был готов пожертвовать. С тех пор судьба потомков Драугнира неразрывна связана с эльфами.

Жрецы Ваула ослепляют себя во время ритуала вступления в орден Ваула. Лишение себя глаз — действие, наполненное более глубоким смыслом, нежели простая потеря возможности видеть. При исчезновении обычного зрения они получают нечто большее. Им даруется искусность и знания их божественного покровителя, а также понимание той потери и страданий, что Ваул перенёс, защищая эльфов. Это приобретённое сопереживание и мудрость позволяют им обуздать Ветры Магии и с их помощью создавать зачарованное оружие огромной силы для высших эльфов в их войнах за сохранение Ултуана.

Символами Ваула являются молот и наковальня, и его жрецы не используют других каких-то знаков в его честь, гордо пользуясь орудиями труда своего божества. Поклонение Ваулу мало известно за пределами Ултуана, хотя, конечно же, все эльфы знают о нём. Эта религия распространена в среде эльфийских кузнецов и оружейников, хотя некоторые расширяют её и на каменщиков и зодчих. Всякая эльфийская кузница имеет небольшое святилище в честь Ваула, хотя его главным храмом безусловно служит Наковальня Ваула, расположенная в княжестве Каледор.

Лоэк, Танцующий с тенямибожество эльфийского пантеона, бог шалостей, музыки и веселья

Лоэк, Танцующий с тенями − эльфийский бог веселья. Он – трюкач и покровитель танцев, песен и спектаклей. Эльфийские легенды гласят, что он, порой, даже защищает души мёртвых от Слаанеша, обманом лишая Тёмного Князя его добычи. Это правда, и хотя каждый может рассчитывать на его помощь, сам Танцующий с тенями не признаёт, каких усилий ему это стоит.

Лоэк является эльфам в образе подтянутого юноши, танцующего в пустоте, а его улыбка волнует души и обитающих там духов. Говорят, без него небеса потускнеют и наполнятся холодом, а звёзды перестанут сиять на ночном небе. Боги Хаоса охотятся на него, когда он танцует, но Танцующий с тенями хитёр и неутомим, и никогда не будет пойман.

Есть у Лоэка и тёмная сторона. Он – бог теней, коварных обманов, мести и тёмных дел. Используя уловки и мрак, чтобы вершить свое отмщение, уцелевшие эльфы Нагарита поклоняются ему. Эти воины видят его помощь в их путешествиях по своим землям и в том, как они прокладывают свой путь по телам поверженных ими врагов.

Известные символы Лоэка – смеющаяся маска и танцующая фигурка. Последователи Лоэка предпочитают практичную одежду, которая не стесняет движения в любой ситуации – в веселье и в бою. Узнать жреца Лоэка в кругу танцоров непросто для посвящённого – им может быть каждый из них. И только искушённый зритель, читающий язык танца, как книгу, способен на это. Почитателей Лоэка можно отличить по руне Архаин, наносимой ими вокруг своей шеи или же выгравированной на рукоятках их ножей.

У последователей Лоэка нет каких-либо храмов в обычном понимании этого слова, но у них могут быть их личные святыни в собственных домах. Тайным храмом Лоэка может быть любое место не чуждое веселью, смеху и танцу – простая лесная поляна в Атель-Лорене, таверна в порту Наггарота или школа танцев в блистательном Ултуане. Лоэку также воздают дань во время празднеств как богу танца.

Даже могучие драконы, редко признающие эльфийских богов, проявляют сдержанное уважение к Лоэку. Хитрые и всезнающие, они восхищаются, с какой ловкостью Лоэк спасает души избранных эльфов от Слаанеша, как ему удаётся избегать гнева Тёмного Князя в случае удачи. Многие лесные драконы убеждены, что наставником Лоэка был никто иной, как Драугнир — Отец драконов. Боевые танцоры лесных эльфов, как верные последователи Лоэка, обожают дразнить лесных драконов, уверяя, что всё было наоборот, подначивая тех помериться с ними хитростью и ловкостью в бою.

Племена теней тёмных эльфов обычно ассоциируются с тёмным аспектом Лоэка.

Лилеат, Дева, Непорочнаябожество эльфийского пантеона, богиня луны, снов и удачи, супруга Асуриана

 Лилеат — богиня луны, сияющее воплощение чистоты. Будучи покровительницей грёз и удачи, она почитается прежде всего провидцами, магами и Хранителями знаний Ултуана. Действительно, ни один высший эльф не может стать настоящим мастером магического искусства без благословения Лилеат. Говорят даже, что именно божественное покровительство, наравне с научными дисциплинами, служит источником несравненной способности магов Ултуана к противодействию магии и контрзаклинаниям.

Лилеат также ассоциируется у эльфов с невинностью и прощением. Говорят, что она читает намерения прямо из сердца эльфа и судит его не по поступкам, но по умыслам.

Менее известно особое отношение воинов-теней к Лилеат. Она — их единственная надежда на спасение. Несчастные воины Нагарита верят, что если они смогут однажды победить слуг Малекита и исполнить клятву, данную их предками века назад, Дева простит им все страшные деяния, которые им пришлось совершить во время их безжалостной войны в тенях.

Лилеат изображают как потрясающе красивую эльфийскую деву, облачённую в белоснежные одежды из струящейся тонкой газы, держащую в своей правой руке Посох Лилеат. Порой к этому изображению прекрасной эльфийки добавляют ангельские крылья, ведь и символом Лилеат является эльфийский ангел, над головой которого порой располагают два скрестившихся кинжала.

Храмы Лилеат являют собой образцы превосходной архитектуры и дизайна, некоторые из которых выполнены в классическом изящном эльфийском стиле, тогда как другие делают в виде пирамид, которые порой сложно отличить от аналогичных святилищ Асуриана. После входа в такой храм, посетителя окутывает дым от горящего на жертвенниках ладана, символизирующего Лилеат как богиню сновидений. Некоторые утверждают, что чистые сердцем способны увидеть будущее сквозь клубы этого дыма. Жрецы таких храмов облачаются, как правило, в белые или серые одеяния.

Ладриэль, Повелительница тумановбожество эльфийского пантеона, богиня-хранительница тайн и покровительница странников

Ладриэль − хранительница всего, что скрыто или утеряно, и покровительница тех, кто странствует в неизведанных землях. По традиции она − единственная богиня, которая дольше всех бродит по смертному миру, и есть сказания о ней, в которых она приходит на помощь тем, кто потерялся в туманах Иврессе или безбрежном океане. Поэтому ей поклоняются главным образом в тех городах и землях, где эльфийская жажда странствий никогда не проходит − таких, как Лотерн, Котик и Тор Иврессе. Лик Ладриэль всегда скрыт вуалью, но многие эльфы уверяют, что она − самая прекрасная из богинь.

Другие, впрочем, подозревают, что она − лишь маска, одетая другим божеством, тем, чей истинный облик скрыт пепельным шёлком…

Раздел 2:

Религия:

Развернуть текст

Эльфийский Пантеон разделен на две группы, известные как Кадай – владыки небес и Китарай – владыки подземного мира. Все эльфы почитают этот пантеон божеств, однако разные их нации уделяют больше внимания определённым богам, чем другим. Например, тёмные эльфы полностью игнорируют богов Кадай, высшие — избегают Китарай, а лесные – в равной степени поклоняются и тем и другим.

Среди эльфов нет священников, как нет и настоящих (в человеческом понимании) храмов, за исключением храмов Иши и Асуриана. Есть лишь небольшое количество жрецов и святилищ. Большинство же эльфов используют для поклонения богам и проведения обрядов свои собственные небольшие святилища, ибо религия для них — это что-то тайное и личное.

Мирные и фундаментальные аспекты эльфийского пантеона, такие как например: ремесло, материнство, сельское хозяйство и охота, представлены Кадай. В след за ними идут правители Мирай (эльфийского подземного мира), чей пантеон известен как Китарай. Несмотря на то, что поклонение богам Китарай на Ултуане либо осуждается, либо полностью запрещено, в зависимости от того, о каком божестве идёт речь, некоторые всё же тайно поклоняются им, чтобы умиротворить и избежать последствий их гнева (например богу вулканов).

Для высшего эльфа, поклоняться Кхейну — повелителю убийства, который является богом-покровителем Тёмных эльфов, значит просить, чтобы его убили на месте, однако асуры всё же могут использовать его жажду убийства, когда над ними нависла угроза, но её нужно уметь контролировать и использовать мудро.

Дворянство Нагарита в особенности опасается соблазна славы Кхейна, поскольку они рождены в роду, жаждущем мести, и знают соблазнительный зов кроваворукого бога как никто другой. Для воинов Нагарита каждый день проходит в тонком балансе, ибо они опираются на Кхейна, когда он нужен, но в остальном противостоят его зловещему влиянию, с которым помогают бороться более милосердные боги. Высшие эльфы говорят, что однажды попав в тень Кхейна, ты никогда не обретешь покоя в свете. В истории Ултуана есть много ярких напоминаний этой ужасной правды, но ничья судьба не была столь тягостной, как судьба Аэнариона. Однажды Король-Феникс взял в руки Вдоводел, чем впустил Кхейна в своё сердце, после чего мир познал лишь в смерть.

Поклонение Богу Матланну, Богу Морей и Штормов, широко распространено среди эльфийских моряков Котика и Лотерна и считается в некотором смысле обычным делом. Говорят, что до Раскола, к поклонению Китарай относились терпимей. Теперь же, асуры боятся их, ибо во многом, причиной Гражданской войны, ровно как и появления друхиев, считается именно расцвет культов Китарай, распущенных Морати в давние времена.

Божества каждой эльфийской нации представлены круговым руническим узором, именуемым Пантеонической Мандалой. Асуриан, будучи самым важным Богом для Высших Эльфов, будет помещен в центр. Каждое следующее внешнее кольцо включает остальные божества, всё менее и менее значимые при удалении от центра.

Поклонение Слаанешу и другим богам Хаоса в Ултуане строго запрещено, и наказание за это — смерть. Чтобы сдерживать культы Хаоса и Китарай в обществе Высших Эльфов, Бель Корадрисом был создан орден Мастеров Меча (да, именно для этого). И поныне из Белой Башни, тайная организация управляемая Хранителями Знаний посылает во все уголки Ултуана отряды этих смертоносных воинов, чтобы те выслеживали и уничтожали культы, заставляя молодых дворян несколько раз подумать, прежде чем вступать в культ, поддавшись его соблазнам.

Участь тела: погребальные традиции высших эльфов, как и всё прочее на Ултуане, крепко связаны тысячелетиями сложных священных ритуалов и прецедентов. Впрочем, обычаи и традиции изрядно разнятся в различных княжествах и даже семьях. В Лотерне принято укладывать великого героя на погребальное судно, которое затем отправляют дрейфовать в Море Снов на встречу  судьбе, которая его ждёт. В Каледоре тела сжигают, дабы их дух как можно скорее вышел на свободу. В Тираноке и Эллирионе, областях, где связь с землёй чувствуют сильнее всего, в толще земли возводят великие каменные склепы, и целые родовые поколения безмолвно отдыхают на плитах из мрамора и серпентинита. Эльфы из Котика мыслят более практично. Рассматривая тела павших не более чем пустые сосуды, они топят трупы в волнах. Таким образом, кофийцы не только оставляют свои залы чистыми, но и кормят морских чудовищ, чтобы те, не охотились на живых эльфов. Говорят, что в сердце Авелорна есть подземный лабиринт из янтаря и нефрита. Здесь, или, по крайней мере, так гласит легенда, пустые оболочки, некогда принадлежавшие Служительницам Вечной Королевы, восседают на тронах из слоновой кости, их шёлковые одеяния украшены столь многочисленными самоцветами, что смертный сойдёт с ума от алчности. И всё же жизнь эльфа столь длинна, что не всегда легко определить, когда смерть произошла. Некоторые дворяне лежат в ожидании церемонии сотни лет, ибо их семьи убеждены, что они всего лишь погрузились в долгий сон и проснутся, когда придёт время. Некоторые эльфийские принцессы «спали» так столетиями, и слуги или родственники каждый день приходили к их ложам, принося свежие цветы, или даже приводили принцев.

Мирай, иначе известное как Чёрная яма, является эльфийским эквивалентом подземного мира, куда всем эльфийским душам суждено войти. Этим тёмным царством правит Эльфийская богиня Эрет Кхиал, известная как Бледная Королева. В её владения можно попасть только через портал, который называется Последняя Дверь. Её охраняет эльфийский Бог Нетху — Хранитель дверей. Именно Нетху не даёт заблудшим душам убежать, а живым — проникнуть в тайны мёртвых и украсть их.

Однако с приходом Хаоса большинство эльфийских душ не достигают Мирай, а вместо этого их забирают Боги Хаоса, особенно Слаанеш. Души эльфийской расы, как никакие другие, являются деликатесом для алчущего Слаанеша, ибо те перенасыщены всевозможными эмоциями, которыми так наслаждается принц упадка. Эта ужасная судьба ужасает всех эльфов, потому, чтобы избежать пожирания Слаанешем, высшие эльфы привязывают свои души к путевым камням. Когда окончательная смерть асура наконец наступит, их души будут использованы для усиления магических оберегов, защищающих Ултуан. Всякий раз, когда Высшие эльфы находятся далеко от Ултуана, они носят талисманы из осколков пути, чтобы в случае встречи с судьбой, их души были захвачены путевыми камнями, а не Слаанешем. Таким образом эльфы продолжают защищать мир и после смерти.

Однако не все незащищенные души обречены быть поглощёнными тёмным князем, при случае Бог-Обманщик Лоэк спасёт их, бросив вызов Слаанешу в азартной игре, а затем, конечно, обманом выигрывая её. Сама Эрет Кхиал часто посылает своих крылатых слуг (адских пегасов), чтобы украсть души из рук Слаанеша. Даже при том, что такие уловки редко удаются, даже самый маленький шанс спасти свои души от гибели, даёт эльфам слабую надежду.

Увы, спасённые таким образом души не получат рая, ибо они будут навечно связаны как рабы в армии Эрет Кхиал. Даже если Высшие эльфы не одобряют этого, некоторые эльфы будут поклоняться Бледной Королеве именно по этой причине, надеясь заслужить её благосклонность. Эрет Кхиал использует каждую душу, которую она получает, чтобы включить её в состав своей армии, которой в будущем предстоит сражаться с тёмными богами во время эльфийского апокалипсиса – Рана Дандры. Именно в этот день Кадай и Китарай вступят в последнюю битву, и армия падших эльфийских душ Эрет Кхиал столкнётся с созданиями Асуриана. Именно в этот день эльфийские боги также будут сражаться с богами Хаоса, будет ли исход хорошим или плохим?

Биология:

Развернуть текст

Все эльфы прекрасны, и из них высшие эльфы самые красивые. Они бледнокожие, с утонченными, эстетически красивыми чертами лица и волосами, чистыми и тонкими, словно лён. Высшие эльфы высокорослы и горды своей осанкой, и в самом деле, эльф нередко бывает на целую голову выше человека. У них стройное телосложение, что привело к распространенному заблуждению, что эльфы слабы или хрупки. На самом деле всё наоборот, потому что эльфы удивительно сильны, хотя и не настолько, насколько расы орков или гномов, однако они с лихвой компенсируют это своей гибкостью и невероятной ловкостью.

Для Высших Эльфов длинные волосы — символ силы, могущества, благородства и самый важный атребут воина. Подобно тому, как гномы высоко ценят бороды, эльфы чтут свои волосы. Из-за этого локоны волос также являются важными талисманами для эльфов. Этот древний обычай восходит к Величайшим Героям эльфийских легенд, которые всегда изображались с длинными развевающимися волосами, и говорят, что именно отсюда проистекало их могущество. Асуры часто украшают свои волосы гребнями из серебра, золота или драгоценных камней. Каждое из таких украшений имеет своё значение, понятное лишь тем, для кого это предназначалось. Порой это означает соответствующее положение в обществе, воинский ранг или даже знак помолвки. Во время битвы, эльфы заплетают волосы в металлические косы и прячут их под доспехами, чтобы случайно не повредить в сражении, ведь это лишило бы их части жизненной силы.

Эльфы живут долго, некоторые даже говорят, что они бессмертны и менее подвержены болезням, чем люди. По правде говоря, эльфы живут около тысячи лет (хотя немногие достигают этого возраста), однако некоторым боги или магия могут даровать значительно более долгий век. Каждое движение эльфов грациозно и контролируемо, их разум быстр и умён, а глубокая концентрация и глубина проникновения в суть любого дела делают их непонятными и странными для других рас. Высшие эльфы передают смысл в малейшем жесте, воспринимая огромное количество информации даже в слабом кивке головы или прищуривании глаз. Не раз случались смертельные дуэли или даже затевались настоящие войны из-за какого-то реального или воображаемого пренебрежения, ибо, хотя они и благородный народ, асуры могут быть холодными, надменными и неразумными в глазах других рас. Различия между эльфами мужского и женского пола очень тонкие, иногда они даже сбивают с толку другие расы, особенно гномов (впрочем эльфы тоже путают гномов).

Высшие эльфы также в настоящее время являются одной из самых магически чувствительных рас в мире, их развитые знания и власть над магией и колдовством намного превосходят достижения любой другой расы, за исключением, возможно, старейших мистических слаанов Люстрии. Они были одними из первых, кто изучил магию и остались величайшим смертными мастерами этого искусства в известном мире. С помощью магии Высшие эльфы защищают свой остров и поддерживают его на плаву, ибо без заклинаний величайших архимагов, весь Ултуан, уже нестабильный с созданием Великого Вихря и раскола, быстро уйдёт под воду навсегда. Именно асуры в давние времена обучили людей магии, хотя эльфийские маги ндо сих пор намного превосходят человеческих волшебников Старого Света как в мастерстве, так и в знаниях.

Мы-высокий и стройный народ, хрупкого телосложения и грациозных движений. Наши армии тоже движутся с текучей грацией, как и наши боевые корабли и скакуны. Всё, к чему мы прикасаемся, изящно и тонко сделано, потому что мы — долгоживущая раса, которая отказывается окружать себя уродством и невежеством.

Пересказано Унтве Всадником Ветра, Герольдом Короля-Феникса

 

Искусство:

Развернуть текст
Музыка. Несомненно, эльфы внесли немалый вклад в развитие музыкального искусства. Их песни известны во всем мире, как одни из прекраснейших, когда-либо созданных произведений, даже несмотря на то, что только эльфы способны в полной мере понять и постигнуть их красоту. В то время как люди, гномы и прочие расы используют лишь слова, чтобы раскрыть смысл своих песен, эльфам характерно сложное переплетение тона и интонаций, для передачи тончайшей гаммы эмоций своим слушателям. Песня для эльфа — один из способов, позволяющих им очистить свой разум от лишних эмоций, форма самовыражения, для снятия напряжение в своей долгой, неторопливой жизни. В качестве инструментов, эльфы прежде всего используют собственные голоса — музыкальность заложена в их природе. Они также одобрительно относятся к звукам арфы, рога или флейты. В некоторых внешних эльфийских княжествах популярны также барабаны, создающие монотонный чистый звук, дабы подчеркнуть особенную уникальную эмоцию, выраженную в песне. 

Литература. Считается, что основа эльфийской литературы — поэзия. В большинстве своем, контекст эльфийских поэм являются скорее философским, нежели эмоциональным. Кроме того Высшие Эльфы редко записывают свои поэмы. Это связано с важностью момента в который они были сочинены. Отдельно взятая поэма отображает мир, каким он являлся в момент описываемого события — ведь с переходом от одного летоисчисления к другому, все могло полностью перемениться. Эльфийская поэзия, может сильно разниться по тематике, в зависимости от княжества, и верований, которые там распространены. В местах былой роскоши, таких как Каледор и Тиранок, поэмам характерны эпические мотивы, повествующие о подвигах знаменитых героев древности, или славе Золотого Века. В пределах же Лотерна разнообразие тем заметно возрастает, поскольку в быстро развивающемся городе-государстве зарождаются новые актуальные тенденции, связанные, например с волнениями мировой торговли. В Сафери поэзия имеет несколько иной смысл. Мастера меча предпочитают рифмы, способные обострить их ум и сконцентрировать умения. Однако, чтобы прочувствовать абстрактный смысл их фраз, сперва необходимо расшифровать скрытое значение всех используемых слов, ведь языку асуров свойственная многогранность. Несмотря на популярность поджанра поэзии, эльфы, как известно, написали немало ценных рукописей. Впрочем, как и их поэмы, манускрипты больше затрагивают идеи и философские размышления, нежели чувства. В равной степени в них описывается история и прошлое эльфийской расы. Местами эльфы добавляют в свои истории немного вымысла, стремясь воссоздать мир таким, каким он смог бы увлечь читателя, одновременно излагая основную мысль своего произведения и таким образом улучшая качество подачи материала.

Архитектура: асуры предпочитают гармонично вписывать свои города в природу, не разрушая её, а лишь слегка изменяя и совершенствуя. Разумеется такие чудеса возможны лишь при помощи магии. Города часто укрыты в бухтах, горах или лесах. Издалека слышны мелодичные голоса и музыка, видны изящные пронзающие небо белоснежные башни. Грамотно и великолепно спланированные многовековые улицы выложены плиткой в виде чудных орнаментов. В клумбах множество цветов, повсюду растут деревья, образуя длинные зелёные туннели наполняющиеся шелестом листвы и пением птиц. Множество веранд, мостов, арок, рынков, бульваров, площадей и фонарей. Фонтаны питают прекрасные ручейки сливающиеся в ключи под городом. Черепица в разных княжествах бывает разных цветов, но самой частой является лазурная. Материалом для строительства обычно служит белый или кремовый мрамор (в Тираноке), но иногда и гранит (Котик), или алебастр (Каледор). Отдельно стоит отметить вырезанные из камня и дерева города Крейса и древесные города Авелорна, которые очень похожи на таковые у лесных эльфов. Прекрасные витражные стекла и хрустальные магические люстры создают в домах необычное постоянно меняющееся освещение. Пол часто устлан тончайшей богато украшенной тканью, торжественных красных синих и белых цветов. В просторных, с высокими потолками, комнатах много изысканной мебели, вырезанной из дорогого дерева, часто бывают мастерские, шкафы с древними книгами и изысканными яствами. Крупные города обнесены стенами и всевозможными магическими ловушками. Асуры всё делают на века, не жалея ни сил ни времени ни денег, ибо сложно жить тысячи лет в окружении наскоро сделанного уродства.

Одежда: Асуры предпочитают свободные длинные одеяния по типу мантий, платьев или туник со свободными рукавами. Такая лёгкая одежда стала возможна только благодаря невероятно тёплому климату Ултуана. Большинство нарядов асуров богато украшены вышивкой, всевозможными самоцветами и тесьмой. Преобладают растительные орнаменты: стебли растений, листья и цветы, изображения луны, крыльев и мифических существ, главным образом, драконов, орлов, коней и фениксов. Нередко встречаются и «огненные» узоры. Замечается закономерность в количестве украшений и роскошности одежд. Они более простые и практичные во внешних княжествах и на севере в целом, и напротив, всё более изысканны и утончены, при движении на юг и во внутренние княжества. Оторочка костюма мехом почти не встречается, за исключением лишь Крейса, где бывают мягкие, но частые зимы. Цвета эльфы предпочитают светлые, яркие. Основная цветовая схема — синий и белый, что символизирует чистоту и благородство, и одновременно связь народа асур с морем и небом. Также для Ултуана характерно ношение богато украшенных металлических, кожаных или тканевых поясов, инкрустированных самоцветами. Обычно такие пояса имеют застёжку сзади или сбоку, спереди же пояс цельный, и обычно увенчан драгоценными камнями. Обувь разнообразная — от туфель до высоких сапог, в зависимости от назначения. К примеру, в мирное время обувь носят украшенную, невысокую, а в Авелорне часто ходят босиком. Во время войны ополчение предпочитает менее изысканную, но более практичную обувь с более высоким голенищем. Материал, опять же, разный. Туфли в мирное время могут быть и тканевыми, шитыми золотом и самоцветами, или же пошитыми из тонкой, мягкой кожи. Для воинов, будут в первую очередь важны износостойкость и практичность (металл), хотя такая обувь безусловно будет нести характерные признаки эльфийской работы — теснённый орнамент, к примеру.

Мужской эльфийский костюм многослоен. Состоит он из нижней рубахи с узким длинным рукавом, верхней рубахи с расширяющимся книзу рукавом длиной по локоть или ниже. Длина подола варьируется — от середины бедра и почти до самых пят. В ходу также запашные туники. Шьётся такая ткань из шёлка, причём в большой цене у знати именно катайский шёлк. Для повседневной жизни большинство простолюдинов используют хлопковые или льняные одежды, причём войны всегда одеваются в белые цвета, что символизирует чистоту и готовность встретить смерть. Эльфийские маги предпочитают длинные мантии разнообразного кроя, почти всегда с изображением эльфийских рун, или же огненного, растительного или любого другого орнамента, нередко связанного с практикуемой магом школой магии. Женский костюм также многослоен, и состоит из нижнего платья или туники, одного или двух верхних платьев. Для служанок также возможны полупередники, крепящиеся к поясу. Нередко использование разного рода декоративных подвесок и диадем. Для платьев шёлк используется чаще и он обычно дороже, тоньше и легче, чем у мужчин, но среди простолюдинок в повседневной жизни хлопок и лён по прежнему частые гости гардероба. Для женщин-магов характерны длинные приталенные мантии с теми же особенностями в отделке, что и мантии магов-мужчин. Также, женские плащи обычно несколько короче мужских. Ткань преобладает над кожей (пояса, сумки, кошельки).

За свою долгую жизнь мы можем постигать и довести до совершенства многие свои устремления, поэтому наш народ славится лучшими ремесленниками. Красотой наших песен, скульптур и картин можно лишь восхищаться. В общем, мы — раса, которая любит красоту и ценит мастерство, однако не все наши дни проходят в созерцании прекрасного.

Пересказано Унтве Всадником Ветра, Герольдом Короля-Феникса

Культура:

Развернуть текст
Эльтарин: Языком, на котором говорят все эльфы, является легендарный эльтарин. Эльфийский язык появился несколько тысячелетий назад, когда люди могли только обмениваться несвязными гортанными звуками. Он практически не изменился с тех пор, лишь слегка адаптируясь к новым временам, как и сами эльфы. Сердцем эльфийского языка служат несколько корневых слов или ключевых понятий. Эти слова и их комбинации составляют основу эльфийского общения, другие же слова происходят от них путём добавления различных частиц. Основополагающие слова известны как Асаи, или Старшие слова, тогда как производные от них известны как Онаи, или Младшие слова. И Асаи, и Онаи связаны с эльфийским рунным алфавитом, как будет показано далее. Асаи являются краеугольным камнем эльфийского языка, описывая самые базовые понятия мироздания и эльфийской культуры. Одно слово может иметь несколько значений, в зависимости от контекста, в котором оно было написано или произнесено. Сам контекст определяется словами Онаи, стоящими в одном предложении с многозначным словом и уточняющим его в данном конкретном случае. Например, самое древнее Асаи в эльфийском языке это Асур. Оно указывает на самого высшего из эльфийских богов, создателя Ултуана. Самого бога зовут Асуриан, но это слово также означает Вечное Пламя, перерождение, правление и часто используется для обозначения самого эльфийского народа. Можно увидеть родство между всеми этими понятиями: Король-Феникс, избранный Асуриана, должен пройти через Священное Пламя в Храме, получив благословение своего бога и переродившись в своей новой роли правителя эльфов, которые сами себя также видят детьми Асуриана. Речь жителей Ултуана необычайно мелодична и практически неповторима другими расами, без сильного акцента и потери большей части смысла, зависящего от интонации, ударений и тембра. Этот язык, будучи очень простым и понятным в теории, на практике практически непонятен в своем глубинном смысле ушам и разуму не-эльфов. В эльтарине различается несколько диалектов: тар-эльтарин (диалект высших эльфов), фан-эльтарин (диалект лесных эльфов), друхир (диалект тёмных эльфов) и магик (используемый чародеями Колледжей Магии людей, упрощённый вариант классического эльтарина с активным заимствованием лексики древнего рейкшпиля).Филуан: Филуан был древним языком, на котором когда-то говорили эльфы Ултуана, во времена правления единого трона Вечной Королевы. Ко времени Войны Возмездия изучение этого мёртвого языка стало уделом магов, а в будущем и Хранителей Знаний, которые транслитерировали немногие уцелевшие тексты и копировали их для дальнейшего сохранения. В большинстве этих текстов речь шла о поэзии. Письменность, используемая для Филуана, напоминала Эльтаринские руны, которые должны были заменить его (и заменили).

Древнее рунное письмо: рунное письмо эльфов является самой утончённой формой письменности в известном мире. Восемь тысячелетий высшие эльфы оттачивали свои знаки и руны, предназначенные, чтобы собрать знания, сохранить их историю и песни для будущих поколений. Высшие эльфы испытывают большое уважение к миру вокруг себя, и большинство их рун повторяют формы, которые могут быть обнаружены в живой природе, или же в узорах звёздного неба. Многие руны эльтарина могут быть написаны несколькими способами или же, как и слова, которые они обозначают, иметь различное значение в различном контексте. Для большинства рас такое многозначие является весьма странным и запутывающим, но асуры, более чувствительные и утончённые в сравнении с другими разумными существами, знают, что всё в жизни зависит лишь от точки зрения и интерпретаций. В письменной форме эльфийский язык представляет собой струящийся текст, состоящий из неделимого потока рун. Подобно словам, руны делятся на Асун (Старшие руны) и Онун (Младшие руны). Несомненно, что для людей практически невозможно расшифровать эльфийскую письменность, и многие людские ученые даже утверждают, что сами руны меняют свою форму под их взглядами. Именно поэтому большинство переводов с эльфийского неточны, грубы и полны откровенного бреда. Самыми прекрасными, но и самыми опасными из всех эльфийских текстов являются фолианты и свитки заклинаний. Магические слова сами по себе имеют огромную силу, поэтому их записывают лишь в самых тайных книгах, которые отпугивают желающих (даже представителей эльфийской расы) слишком легко получить великие знания. Высшие эльфы часто украшают свои орудия войны, такие, как знамёна, броню или оружие, рунами. Такие символы часто символизируют гордость и мощь Ултуана, но также напоминают о благородных принципах эльфийского метода ведения войны. Многие полковые штандарты покрыты рунами, отражающими роль полка, его историю или заслуги его командира, в то время как армейские штандарты могут нести на себе целые пророчества будущего и видения сокрытого прошлого.

Книга дней — это великая летописная история эльфийского народа, на которой были основаны все будущие истории. Она была начертана во времена Бель-Корадриса группой Хранителей Знаний в Библиотеке Хоэта (инициатором проекта считается Финрейр — тот самый хранитель знаний, который наряду с Иртлом, отправился вместе с Теклисом на помощь Империи, и был одним из основателей Колледжей Магии, хоть и по началу выступал против этого). Эльфы считают время иначе, чем люди и гномы. Они настолько долговечны, что их история делится не на столетия или тысячелетия, а на «царствования», причем правление каждого Короля-Феникса рассматривается как отдельная историческая эпоха. В эльфийском календаре, как и в человеческом, есть четыре времени года (мороз, дождь, солнце и буря), и именно по этому календарю они измеряют время. В эльфийских хрониках царствование Короля-Феникса идет первым, затем год, затем сезон и, наконец, день (хотя последние два редко используются в хронике значительных событий). Таким образом, 5, 140, 3, 90 будет приравниваться к девяностому Дню сезона Солнца в сто сороковом году правления Карадриэля Миротворца. Поскольку новый король-Феникс не избирается до тех пор, пока предыдущий правитель не умрет в течение целого года, «отсутствующий год» всегда считается последним годом правления мертвого короля. Никаких записей о системе датировки до правления Аэнариона не существует (день, когда он прошел через огонь Асуриана, был первым днем его правления), за исключением того, что Вечные Королевы правили в одиночку, и система каким-то образом вращалась вокруг них.

Праздник освобождения — это великий эльфийский праздник , который празднует возвращение весны и спасение детей Аэнариона от сил Хаоса древолюдом Окхартом (Дуртху), а также их возвращение из сердца леса. Без его вмешательства Иврейн  бы погибла, а следовательно, не было бы Вечной Королевы, а без Морелиона не было бы и линии Аэнариона. В этот день народ Ултуана вешает зелёные бумажные фонарики за их окнами или верандами, а вдоль улиц размещал резные статуи, изображающие дружелюбную помесь эльфа и массивного дуба, в знак почитания героического Древолюда. «Фонарные празднества» устраиваются по этому случаю дворянами, а также теми, кто достаточно богат, чтобы устраивать такие мероприятия. В Изумрудном дворце, в дополнение к висящим зеленым бумажным фонарям на деревьях, ветки дуба и венки из дубовых листьев помещаются над дверными проемами. Во внутреннем дворе установлены столы на козлах. Резные деревянные статуи древолюдов охраняют каждый вход. Сотканный заклинаниями свет освещает большой зал дворца. Оркестр из лучших музыкантов играл на возвышении в одном конце зала. Огромные вентиляторы вращались под высоким потолком движимые невидимой магией. Сотни красиво одетых и благородно выглядящих эльфов заполнили комнату. Они стояли на краю зала в тени колонн, где возвышались огромные статуи, или вокруг столов, у которых находился буфет с лучшими эльфийскими яствами. Они болтали в тёмных углах, пили вино из резных хрустальных кубков или танцевали в центре зала, исполняя па огромных замысловатых ритуальных кадрилей, необходимых для такого рода светских собраний. Ночь радости — это традиционная ночь, когда устраиваются баллы и пиршества, а также совершаются подношения в храмах.

Эльфийский дорожный хлеб — это заколдованный, долгохранящийся тип хлеба, сделанный в Ултуане. Эльфийский хлеб не черствеет, сохраняясь в течение многих лет и не становясь жестким или безвкусным, разумеется, при условии что магия не используется, чтобы уничтожить его.

Эльфийские шахматы. На Ултуане в шахматы играют совсем не так , как в Старом Свете. Золотые и серебряные фишки составляют игру, причем золото идёт первым. Цель игры состоит в том, чтобы захватить Вечную Королеву противника. Также присутствуют фигуры Короля Феникса, Хранителей Знаний, Драконов, лучников, грифонов и т д. Тирион известен тем, что является мастером игры, превзойдя даже Корхиля — капитана львиной гвардии, который якобы был лучшим игроком при дворе Феникса. Оба лучших игрока сумели победить Теклиса и Аратиона. Король Феникс Финубар не делает секрета из того, что ставит деньги на игры своих телохранителей белых львов. Более того, он признается, что завидует таланту Тириона к игре, шутя, что он не потерял бы столько золота, играя против своих белых львов, если бы у него был дар юного князя.

Магия

Высшая магия:

Кхаиш – сила, которую волшебники по всему миру знают как истинную или высшую магию. Это творческая и созидательная сила, которая окружает всю вселенную. Её можно представить как все ветра магии, собранные воедино и действующие гармонично в едином тандеме, но не теряющие своей уникальности и особых свойств. Таким образом, высшая магия более многогранна, чем все другие формы магии, и заклинания, сплетённые с её помощью, определённо одни из самых могущественных. Высшая магия невероятно сложна, поэтому даже предрасположенные к магии эльфийские архимаги и Хранители Знаний тратят десятилетия на кропотливое изучение и медитацию, чтобы научиться тонко сплетать даже самые простейшие заклинания с её помощью. Все многочисленные трудности, что возникают при плетении заклинаний с любым из восьми ветров, восьмикратно увеличиваются, если вы имеете дело с высшей магией. Именно поэтому лишь самые старшие сланны Люстрии и эльфийские архимаги способны управлять высшей магией.

«Это видение красоты!Абсолютного чуда!Он настолько яркий, что обжигает мои смертные глаза и даже моё нематериальное зрение!Он сияет, как перламутр, освещённый тысячью солнц, очищая меня абсолютным блеском и всё же наполняя меня неописуемым восторгом.Как заманчиво дотянуться до него, попытаться схватить его и сплести, как я это делаю с чистотой Хиш.И всё же я осознаю, что если попробую, это будет моим концом, потому что, даже глядя на него колдовским взглядом моего дара, я пал на колени и должен был закрыться от его славы после мимолетного момента.Как же мне хочется хоть на короткое мгновение оказаться в теле нашего великого мастера и наставника, Хранителя Знаний Теклиса, и таким образом получить возможность протянуть руку и прикоснуться к сиянию, именуемому Кхаиш.

— Извлечено из личных дневников Волланса, Первого Верховного Патриарха Орденов Магии

Заклинания Кхаиш

Пассивка: Щит Сафери: чародей окружает себя и своих союзников защитным куполом магической мощи, сплетённым из энергии высшей магии, отбивая стрелы, мечи и пушечные ядра.

Сигнатура: Подавление магии: таково их мастерство в магии, что архимаги Высших эльфов могут мистически свести на нет весь поток колдовских сил противника, слив все ветра магии. Эффект может быть виден лишь теми, кто обладает колдовским зрением. Злые духи насылаются на вражеского колдуна, они тащат его, отвлекая и сбивая любые попытки сотворить заклинания.

Сигнатура: Угасание души: поток светлой энергии вырывается из пальцев заклинателя, изгоняя души из тел тех, к кому прикоснётся.

1) Апофеоз: волны чистой энергии высшей магии пронизывают тело союзника, воодушевляя его и возвращая ему силы и волю к жизни.

2) Длань славы: простым движением руки, маг дарует своим союзникам мощь и силу древних времён. Повсюду вокруг заклинателя Высшие эльфы воодушевляются храбростью Аэнариона и с криками: «За Ултуан!», сияя в лучах солнца, устремляются на врагов.

3) Проход между мирами: на мгновение союзники чародея ступают бессмертными тропами, чтобы появиться в другой части поля боя в нужный момент.

4) Буря: на врага внезапно обрушивается шторм из восьми ветров.

5) Чародейский раскол: из протянутых рук мага, на врага обрушивается истинная магия развоплощения. Мечи тускнеют, тёплые от крови чаши остывают, зачарованные свитки рассыпаются в пыль, их магическая энергия истощается и все магические артефакты врага рушатся.

6) Огненный призыв: повинуясь слову мага, огненный феникс пикирует с небес, чтобы погрузить врагов в бушующее море белого пламени Асуриана. С каждой секундой пламя становится всё жарче, быстро усиливаясь, пока не станет настолько горячим, что сможет расплавить плоть и сталь.

Раздел 3:

Прочие известные заклинания:

Развернуть текст

Заклинание притяжения стрел: воздух вокруг врага мерцает магической энергией, пульсируя и гудя. Стрелы союзников, попадающие в это поле магической силы, становятся магическими и поражают врага с безошибочной точностью (это заклинание использовалось во время войн с демонами и используется до сих пор).

Точка опоры:опираясь на магию путевого камня, маг вызывает тайную точку опоры из земли, поднимаясь над полем боя.

Магическое послание: заклинание магического крика способно передавать на огромные расстояния не только слова, но и смысл и даже изображения.

Маги Высших эльфов преуспели в использовании и других школ магии:

Акши — знаменитые драконьи маги Каледора используют разрушительную мощь Акши, также прослеживается явная связь этого ветра магии с фениксами и Асурианом. Именно этот ветер всегда дул в пылающих шпилях Аннули, наполняя фениксов пламенем.

Улгу — воины тени Нагарита часто прибегают к использованию простейших заклинаний этой школы, также доподлинно известно, что при создании заклинаний Блуждающих островов, Хранитель Знаний Беленаэр Мудрый с учениками также использовал эту школу магии.

Гур — прослеживается очевидная связь с Курноусом, также есть упоминания, что с помощью этого ветра маги Крейса связывали сознание белых львов, чтобы манипулировать ими, а морские маги используют их, чтобы управлять мервирмами (такие заклинания фиксируются свитками связывания). Скорей всего эта же магия используется эллирийцами для магического налаживания связи со своими конями.

Шаиш — есть упоминания, что это ветер используется в погребальных церемониях, также есть упоминания о вызывании духов на поле боя, что также очеивдно связано с этим ветром.

Хамон — прослеживается очевидная связь с Ваулом, скорей всего аспекты этого ветра используется жрецами Ваула для выковки оружия и доспехов из итильмара, также используется для начертания рун и возможно, кузнецами башни Хоэта.

Гиран — прослеживается очевидная связь с Ишой, Вечной Королевой и Авелорном в целом.

Азир — прослеживается связь магии тумана с этим ветром (регулирование погоды морскими магами). Высшие эльфы также очень искусные в астраномии, именно их карты звёздного неба используются гномами и людьми, искусны они и в прорицаниях.

Хиш — прослеживается очевидная связь с богиней чистоты и непорочности — Лилеат, а также с всем народом асур в общем. Именно этот ветер магии является царством высших эльфов во вселенной Age of Sigmar.

Магия воды/тумана — Берега Ултуана находятся под постоянной защитой асурского военного флота. Но несмотря на всё мастерство моряков Тиранока, Котика и Лотерна, величайшей силой, которая делает флот Ултуана самым сильным в мире, являются именно морские маги. Каждый корабль, будь то торговое судно, или боевой орлиный корабль, укомплектованы как минимум одним таким магом. Эти волшебники используют знания о океане, чтобы манипулировать водой по своему усмотрению. Они могут потопить вражеское судно под огромными волнами во время полного штиля, успокоить самую грозную бурю, чтобы дать спокойно пройти через шторм союзному судну, или застать противника врасплох наслав на него густой пугающий туман, не давая вражеским стрелкам и артиллерии вести стрельбу по союзникам. Аквафанты могут почувствовать и провести своё судно через безопасный путь над рифами, узкий пролив, или неблагоприятный участок воды кишащий пиратами, водоворотами и чудовищами, вводя в ступор вражеский флот. Они даже могут надувать паруса, призывая морских духов и ветра или насылать на врагов морских змеев. Благодаря всем этим способностям, аквафанты чрезвычайно ценятся Ултуанским флотом и наводят ужас на вражеский. Нет сомнения в том, что высшие эльфы никогда бы не стали главной и сильнейшей морской колониальной и торговой державой без помощи морских магов. В не всякого сомнения морские маги являются почитателями Бога Морей — Матланна, поэтому неудивительно, что они заводят тесные дружеские отношения с командами морской стражи и капитанами кораблей. В книге 9-й редакции упоминается заклинание: Зов Океаниды, которое заставляет врагов нападать друг на друга. В литературе также встречается ещё одно заклятье — Спина Дельфина. Это первое заклинание, которому должен научиться маг воды. Оно позволяет создавать под кораблём небольшую управляемую волну, ускоряя его ход и убирая качку.

Великий Вихрь:

Развернуть текст

Ултуан оплетает сеть путевых камней − больших, исписанных рунами менгиров, которые притягивают и направляют Ветры Магии. Каждый путеводный камень собирает чистую энергию Хаоса и направляет её к ближайшему соседу. Таким образом магические энергии мира неуклонно, словно вода в водовороте, перенаправляются в сердце Ултуана. Здесь магию из мира высасывает Великий Вихрь — последнее величайшее заклятие эльфийского архимага Каледора. Великий Водоворот начинает своё вращение на Острове Мёртвых — древней исторической земле эльфов. На самом деле это не остров, а, скорее, архипелаг путеводных камней, которые расположены таким образом, что имеют таинственное символическое значение. Эти менгиры сильно различаются в размере − некоторые едва ли достигают трёх метров в высоту и тоньше эльфа, в то время как другие столь же высоки, как и горы и достигают полутора метров в обхвате. Без постоянной духовной энергии, содержащейся в этих камнях, поддержание Великой Воронки было бы невозможным.

Остров Мёртвых существует вне времени, за пределами физического мира − его одетые в чёрное мрачные плащи хранители стоят на страже, чтобы гарантировать, что так будет вечно. Если бы на эти призрачные берега допустили чужаков, те встретили бы здесь древних волшебников высших эльфов, оказавшихся здесь запертыми словно мухи в янтаре, и по-прежнему произносящих свои вековые заклятия, чтобы сохранить баланс в мире. Несмотря на Великий Вихрь, магия оставила свой след на Ултуане. Странные огни мерцают в небесах, прекрасные голоса звучат в ветрах и водопады резонируют от потусторонней музыки. Воистину, само существование Ултуана поддерживается магией. Во времена, известные как Раскол, континент треснул и раскололся, а его остатки были спасены от голодного моря отчаянным волшебством. Лишь при помощи силы невероятной мощи, притягиваемой путеводными камнями, эльфы могут гарантировать, что Ултуан не будет поглощён океаном.

Спустя столетия после создания Великого Вихря эльфы Ултуана приступили к восстановлению и расширению сети путевых камней, используя свои колонии как узлы для самых больших из них. Вместе с гномами по всему Этил Арвану (Старому Свету) были построены тысячи новых камней. На других континентах эльфы часто использовали уже воздвигнутые Древними Путевые камни, особенно много их было на Альбионе.

Обычно менгиры находятся на линиях разломов реальности, либо естественных, либо созданных Древними, чтобы управлять магией для воплощения в жизнь их Великих Планов». Эльфы лишь подключают и настраивают такие камни к глобальной сети камней. 

Увы, силы разрушения постоянно стараются разрушить или осквернить путевые камни, задачей же рас порядка является не допустить этого. И если волшебники людей могут лишь уничтожить заражённый скверной камень, то эльфийские маги способны очистить их от скверны, полностью вернув в прежнее состояние.

УЧАСТЬ ДУХА

Для голодных богов эльфийские души − самая сладкая из всех наград. Слаанеш, Тёмный князь Хаоса, ненасытен, каким бы ни был его аппетит, но душ эльфов он жаждет превыше всего прочего. Те немногие, кто избегает его пасти, должны избежать и хватки Эрет Кхиал, Бледной Королевы. Такая судьба воистину хуже смерти, заканчиваясь либо полным уничтожением души, либо бесконечной пыткой. Чтобы защититься от такой участи, все высшие эльфы духовно связаны с путеводными камнями своих древних земель. С момента привязывания и далее каждый эльф ощущает могущественную связь с землёй, на которой покоится его камень, хотя он может потратить всю жизнь, странствуя в других землях. Многие высшие эльфы носят путеводные осколки, маленькие самоцветы, настроенные на сеть путеводных камней и позволяющие своим владельцам «ощущать» расположение отдельных камней, таким образом указывая им путь в мире. Когда эльф умирает, его душа притягивается к связанному с ним камню и становится частью ритуала, поддерживающего Великий Вихрь. Таким образом, народ Ултуана даже после смерти продолжает защищать мир, который он защищает при жизни. Говорят даже, что в полночь холмы и поля вокруг путеводных камней дрожат от галопа невидимых копыт и звенят от шума битвы, скрытой от смертного взора. Из-за этого потеря даже одного путеводного камня − это ужасная трагедия. Его обрушение не только ослабляет волшебство Великой Воронки, но и ведёт к потере опоры в мире для находяхся там душ эльфов, что делает их беззащитными перед взором хищных богов.

Белая Башня Хоэта:

Развернуть текст
Сердцем изучения и обучения искусству владения магии как на Ултуане, так и возможно во всем мире является Белая Башня Хоэта, что находится в княжестве Сафери. Хранители Знаний — главные обитатели башни, являются мудрейшими в мире смертных учёными и магами невероятной силы, освоившими владение всеми восемью ветрами в совершенстве. Эльфийская раса очень тесно связана с магией, а эльфийские маги в мастерстве этого искусства уступают лишь самым могущественным и старейшим слаанам Люстрии.

Белая Башня Хоэта является величайшим хранилищем тайных знаний во всем мире, собранных на протяжении тысячелетий хранителями знаний башни —которые посвятили свою жизнь поиску и документированию знаний, мудрости и истины. Действительно, башня — это не только грандиозный подвиг архитектуры, но и центр обучения магии для всего Ултуана. Построенное по приказу Короля-Учёного Бель-Корадриса, более чем за двадцать веков до эры людей, это белоснежное сооружение вздымается более чем на пол километра в высоту над окружающими лесами — подвиг, ставший возможным только благодаря невероятным усилия Архимагов Сафери. Башня стоит в точке особого слияния бегущих магических потоков энергий Великого Вихря, что придает ей большую силу, чем любому другому зданию из простого кирпича и раствора. Здесь высшие эльфы учатся и изучают высшую магию, единственное заклинание, которого использует все ветры магии в гармонии. Теклис, тот самый маг, который помог людям Империи основать колледжи магии и обучил всю людскую расу управлению ей, ныне является Верховным Хранителем Знаний в Белой Башне, и он возглавляет некоторых из самых могущественных волшебников в мире.

Белая Башня видна за десятки миль — острая белая мраморная игла, устремленная в небо. Её подходы охраняются кольцами иллюзии и лабиринтами заклинаний, простирающимися на многие лиги вокруг здания, что означает, что только те эльфы, которым Хранители Знаний позволят  приблизиться к Башне, могут найти истинный путь к ней. Действительно, Теклис описывал магию этих оберегов как тонкую и хитрую, скрытую даже от самых магически чувствительных эльфов. Говорят, что те, кто ищет мудрости и знаний, найдут их в Башне, но те, кто ищет лишь могущества ради могущества, потеряются в лабиринтах заклинаний Хоэта до конца своих дней. И хотя никаких демонических стражей, патрулирующих дороги, никакой впечатляющей магии, взрывающей незваных гостей с безоблачного неба нет. Древние маги, построившие башню, защищали её подобало их уму. И все же, если кому-то удастся обойти чары, они обнаружат, что Мастера Меча Хоэта готовы сражаться, защищая свой дом. Мощные заклинания также окружают саму башню стеной, защищая её от попыток гадания и сверхъестественного вторжения. Хранители Знаний не одобряют, когда за ними шпионят, и в их власти сделать так, чтобы никто этого не делал.

Белая Башня описана как находящаяся в обширном изумрудном лесу, возвышающемся на милю над колоссальной скалой из мерцающего Чёрного камня. Но даже на расстоянии можно было различить детали на её белых стенах: арочные окна, алые знамена и золотые, вытравленные рунами резные узоры, которые тянулись вверх по всей длине башни. Эти руны будут светиться ярко, если по какой-либо причине их магия станет необходимой, чтобы сдержать силу внутри. Стаи белых птиц кружат над самым верхним шпилем башни, в то время как бесчисленные водопады ныряют с Черной скалы в пенящиеся белые бассейны, расположенные в кувыркающихся ярусах у её основания. Воздух пронизан цветами миллиона радуг. Деревья окружающие леса пульсируют энергией живых существ, наделённых силой, превышающей их естественные циклы роста, их листья и ветви дрожат даже тогда, когда нет ветра, который мог бы их расшевелить. Известно, что белоперые птицы башни садятся на каждую ветку дерева в знак приветствия возвращающимся архимагам, распевая таким образом, что лес приобретает восхитительно праздничный вид.

Один путь к башне пролегает через лес, минуя многочисленные ручьи и чудесные рощи, где мастера меча — поодиночке и группами тренируются со своими огромными клинками, спаррингуют, совершают невероятные подвиги равновесия или медитируют, вращая свои мечи вокруг себя со скоростью, с которой другие асуры никогда не могли бы сравниться. Если Архимаг проходит мимо них, присутствующие Мастера меча прерывают рутину, чтобы поклониться в знак уважения. Чем ближе вы подходите к башне, тем больше и больше вы будете натыкаться на все большие и большие поляны. Некоторые из них являются домом для тепличных ферм, которые обеспечивают еду и питье для волшебников, в то время как в других можно найти небольшие деревни, где живут слуги. Маги башни часто собираются на этих полянах, чтобы обсудить вопросы исследований, когда они прогуливаются по территории. Хранители знаний тоже соберутся здесь со своими учениками, чтобы преподавать магию.

Даже если кто-то достигнет основания башни, если только он не маг или не хочет стать Мастером Меча, проситель должен будет создать свою собственную дверь. Это делается, говоря (или думая) о своей цели. Тогда сама башня выступает судьёй, позволяя или не позволяя дойстойному просителю войти. В случае одобрения, стены башни будут колебаться, поскольку магия, используемая в её создании, становится текучей и податливой. Затем камень башни исчезает, образуя Золотой Портал, окруженный серебряными символами, вырезанными прямо в скале. За этим входом находится сводчатая комната, лишённая мебели и обитателей. Однако, войдя в портал, проситель почувствует внезапный сдвиг и обнаружит, что дверь позади него была заменена одним из многих арочных отверстий, образованных на фасаде башни, потенциально в тысячах футов над основанием башни, когда они смотрят на сапфировый ландшафт. К счастью, чары башни предотвращают любую силу ветра от беспокойства её обитателей.

Вершина башни — это суровое место медитации и безмятежности. Пол выложен блестящим синим мрамором, если не считать кругового рисунка колеса с восемью спицами в центре,  отмеченные в мозаике из мерцающего оникса. Через равные промежутки времени башню пронзают восемь узких окон, каждое из которых является концом одной из спиц колеса, и кроме узкой серебряной подставки, на которой стоит золотой кувшин, в комнате нет никакой мебели.

Библиотека — огромное, странное место, очень похожее на саму башню. Есть разделы, которые некоторые эльфы никогда не видят, а другие могут посещать каждый день. Иногда маг находит комнату, полную книг, только один раз в своей жизни и никогда не сможет найти дорогу назад. Библиотека является частью башни, и у башни есть свой собственный разум. Именно здесь находится книга дней – летопись мира. Как величайшее хранилище знаний, когда-либо созданное асурами, оно, как полагают, превосходит даже легендарную библиотеку Каледора на заре мира. Сотни величайших магов со всего континента приезжают сюда, чтобы проконсультироваться в библиотеке, поговорить с коллегами и поделиться своими знаниями со студентами. Как полки библиотеки, так и коридоры заполняют всё дно башни, а также огромный лабиринт туннелей и подвалов под ней.

Еще более впечатляющим является сложный лабиринт заклинаний, которые делают опыт изучения библиотеки различным для каждого эльфа, который посещает её. Для одного мага там будут полки, которые они видели, но которые не посещались с тех пор, как библиотека была впервые построена. Другие маги, тем временем, могут найти дорогу в те части библиотеки, которые даже Теклис никогда не найдет. Как будто некий дух-хранитель руководит этим местом и дает каждому ученику то, что ему требовалось.

География

Ултуан

Цивилизация высших эльфов зародилась на огромном островном континенте Ултуан − земном раю, созданным таинственными Древними специально для эльфов в далёкую эпоху когда мир был юным.

Остров расположен посреди Великого океана и образован кольцом суши с большим количеством архипелагов. До печально известного времени, которое называют Расколом, континент был нормально соединён с океанским  дном, теперь же его поддерживают на плаву, словно плот, титанические усилия магов, запертых внутри Великого Вихря. Во время Раскола, Ултуан, в целом, был сильно разрушен, под воду ушла часть северных и западных земель, а по всему континенту прокатилась волна катаклизмов: цунами, извержений вулканов, магических бурь и землетрясений.

Внутри кольца суши раскинулось Внутренне море, разделённое по диагонали на море Снов (Грёз) и море Сумерек. Попасть во Внутреннее море можно только через тщательно охраняемый Лотернский пролив на юге континента.

Ултуан состоит из десяти областей − внешних и внутренних княжеств. Первые − те, чьи берега омываются Великим Океаном, вторые − те, которые окружают Внутреннее море. Внутренние княжества защищены от контакта с внешним миром окружающими их горами и внешними княжествами и находятся в относительной безопасности. Многие их обитатели замкнуты и мечтательны. Отсюда происходит большинство ученых, мистиков и колдунов несравненной силы, но они слишком часто страдают от апатии, что заставляет их редко задумываться о том, что происходит снаружи. Внешние же княжества напротив никогда не в безопасности, ибо их земли открыты для вторжений их тёмных сородичей с запада, либо хаоситских варваров с Востока. Эти эльфы заменили свои книги и стихи луками и копьями и, возможно, являются самыми воинственными представителями своей цивилизации.

Внутренние и внешние княжества разделены пронзающими облака Аннулийскими горами. Аннули практически невозможно пересечь, разве что по определённым перевалам и туннелям, и даже тогда путешественники должны сражаться с опасными тварями, таящимися среди скал и пещер. Ни один эльф никогда не поднимался на самую вершину какой-либо из Аннули, и никто не знает о том, что там, но легенды рассказывают о потустороннем царстве за облаками, где боги вершат свой суд. Из-за крайней насыщенности Ултуана магией, эти слухи о сверхъестественных существах могут оказаться правдой.

Восточные подступы к Ултуану защищены Блуждающими островами —  коварной сетью магических туманов, движущихся лабиринтов песчаных отмелей и рифов. Побережье континента вообще со всех сторон защищено рельефом и магией, однако доплыть даже до этих препятствий уже тяжело, т. к. в глубинах Великого океана таится бесчисленное множество монстров, а на поверхности бушуют нескончаемые шторма. В местах, где высадка на землю всё же возможна, обычно находятся хорошо укрепленные порты, а всё побережье постоянно патрулируется эльфийским военным флотом.

Княжества Ултуана

Внешние: Иврессе, Котик, Крейс, Нагарит, Тиранок.

Внутренние: Эатайн, Каледор, Эллирион, Авелорн, Сафери.

Из-за ограничений размера статьи (а получилась она почти в 63 000 слов), она была разбита на подстатьи. В каждой такой подстатье описано княжество с его уникальными войсками и легендарными персонажами. Чтобы перейти в неё, нужно нажать на искомый герб в интерактивной карте.

Раздел 4:

Врата:

Развернуть текст

Проходы во внутренние княжества охраняют огромные крепости именуемые вратами Ултуана, построенные по приказу Короля-Феникса Каледора Завоевателя, который поклялся, что тёмные эльфы больше никогда не застанут Ултуан таким уязвимым и неподготовленным, каким он был в первые дни его правления. Всего таких крепостей пять. И каждая из них имеет постоянные гарнизоны элитных войск, набранные из лучших воинов Ултуана. Выполнение такой службы — одна из самых высоких почестей, на которую может претендовать эльф, и если солдат выполнит свой долг, то к нему будут относиться с уважением как простолюдины, так и дворяне. Увы, пережить подобное назначение — роскошь, доступная лишь немногим. Зажатому между тёмными эльфами Наггарота и чудищами Аннули, солдату придётся одолеть множество врагов, если он хочет вернуться домой.

Полки воинов, защищающих крепости, именуются Стражами Ворот. Каждый такой полк имеет характерную для своей крепости геральдику. Воинам запрещено покидать пределы крепости и они будут защищать её до последней капли крови. Стражи Ворот одинаково хорошо владеют как луками, так и копьями. Также искусно эти воины управляются и с всевозможными ловушками и боевыми машинами. Всё это в тандеме, более чем способно создать непреодолимый для врагов бесконечный шквал стрел и болтов.

Орлиные Врата — первая из крепостей, если идти с юго-западной части цепи Аннули на север. Резные башни, с развивающимися голубыми вымпелами сверкающими на солнце, отходят от величественной стены. На изящных парапетах, со светящимися защитными рунами, сидят словно птицы девять огромных стреломётов. С вершины Орлиных врат можно уловить запах моря — томный и приятный аромат, заставляющий холодок пробегать по спине, когда думаешь о холодных, злых землях, лежащих за ними. В противоположность этому, если повернуться на восток, можно увидеть холмистые степи Эллириона в золотисто-коричневой дымке. Его щедрые земли согревают сердца многих, кто наблюдает за этим высоко в горах. Аннули с серебряными вершинами возвышаются над крепостью, которая сверкает магией, как глазурь итильмара. Действительно, магия здесь настолько сильна, что даже простой воин может увидеть её и ту дымку шепчущей энергии, что висит над горами. Солдаты замечают когда магия сильно волнуется, ибо монстры Аннули становятся в это время активней и наглее.

В центре крепости возвышается Башня Орла, выполненная в форме упомянутой птицы. Изящные лестницы тянутся от его головы, а у горла сидят ещё три бойницы со стреломётами. У южной границы стены, плотно примыкая к горам, находится ещё одна небольшая башня — Шпиль Аквилы, где находится личный кабинет кастеляна ворот. В этой небольшой комнате всегда прохладно, благодаря одному единственному окну. Оттуда есть потайной подгорный ход в Эллирион. Воины врат радуются при виде огромных Орлов над полем боя, отмечая в этом знамение победы.

Врата Грифона — старейшая из великих горных крепостей Ултуана. Воины считают её несчастливой, ибо именно эти врата друкаи всегда осожадают первыми, задолго до того, как они захотят поднять клинки против остальных крепостей. И всё же защитники Грифоньих Врат прощают своей крепости её странную судьбу, ибо на её стенах ещё можно заслужить почести. Кроме того, мало найдётся более великолепного зрелища, чем когда первые лучи солнца падают на колоссальные золотые статуи, стоящие на страже у ворот. Говорят, что находиться на рассвете у стен Грифоньих врат — значит вспоминать о Золотом Веке эльфов. И правда, в сердцах защитников вспыхивает надежда на возрождение былого величия. Возможно, именно поэтому, несмотря на многие сотни осад на протяжении тысячелетий, Грифоньи врата ни разу не пали от рук нападавших. Как бы сильно не враги не превосходили защитников числом, золотая крепость западных гор всегда оставалась тверда. Солдаты Грифоньих врат гордятся тем, что они столь же бдительны, как и существо, от которого их крепость получила своё название. Самих Грифонов можно встретить на всех их знаменах и щитах. Врата грифона также являются единственной крепостью, включающей воинов-теней в состав своего гарнизона. Никто не знает, почему это так, ибо воины-тени молчат, когда их спрашивают. Стреломёты Врат расположены в соответствии с инструкциями воинов-теней, ибо никто не знает подходы к крепости лучше них.

Врата Единорога охраняют самый длинный и коварный из горных перевалов. В результате он видел меньше битв, чем его родственные крепости — даже самые решительные из нападавших Тёмных Эльфов не видят смысла в прорыве Врат Единорога лишь для того, чтобы пробиться через ущелья, населённые гарпиями и василисками, которые лежат за ними. Несмотря на всё это, гарнизон Врат Единорога подвергается не меньшему испытанию, чем гарнизоны других крепостей, поскольку они постоянно подвергаются нападениям со стороны жителей того самого перевала, который они охраняют. Таким образом, их лучники заслужили репутацию самых быстроглазых и зорких стрелков. В конце концов, стены мало защищают от крылатых противников, и как только гарпия оказывается в пределах длины копья, исход битвы уже под сомнением. Именно по этой причине Врата Единорога претерпели существенные изменения во время правления Бель-Корадриса, добавив в свою конструкцию несколько десятков выносных башен, из которых остроглазые лучники могли бы в безопасности прочесывать глазами стены и в случае нападения гарпий легко их расстреливать. Большая часть гарнизона Врат всегда была набрана из воинов Эллириона, которые поддерживают традиционные голубые и пурпурные геральдические символы этого княжества. Положение же единорога на щите указывает, к какому из семи больших бастионов крепости относится солдат.

Драконьи Врата — самая большая и величественная из всех крепостей Ултуана. Когда Каледор Завоеватель заложил фундамент великих врат, он знал , что не сможет проводить много времени при дворе в Лотерне, поэтому почитал Драконьи Врата как военную столицу. Он приказал построить большой дворец в самом сердце крепости, и это место должно было служить убежищем для знатных семей Ултуана во время нужды. Огромным является и гарнизон Драконьих Врат, с почти вдвое большим количеством воинов, чем во всех других крепостях вместе взятых. Столь явное проявление воинственной гордости вскоре оказалось непреодолимой приманкой для Тёмных Эльфов, и в течение десяти лет после завершения строительства драконьих врат, не менее шести армий разбились об их стены, причем некоторыми атаками командовал сам Малекит. Сейчас, как и большая часть Ултуана, Драконьи Врата заняты очень редко, но говорят, что их мрачная репутация стоит десяти тысяч копий. Хотя династия  Каледора Завоевателя почти забыта, Каледорская знать не признает большей чести, чем служить на стенах Драконьих врат. Стреломёты крепости оснащены огненными болтами с наконечниками из стали, выкованной в Драконьем пламени.

Врата Феникса — самая восточная из пяти великих крепостей, защищающих проходы Аннули, и одна из двух, что перекрывают горные перевалы между Тенеземьем и Авелорном. Подобно другим, родственным ей крепостям, врата Феникса были воздвигнуты по приказу Каледора Завоевателя, чтобы помешать тёмным эльфам совершать набеги на внутренние княжества Ултуана. Врата  полностью оправдали своё название, поскольку за всё время своего существования они неоднократно превращались в руины и отстраивались вновь, подобно фениксу восстающему из пепла, что однако никак не отразилось на мужестве защитников. Большинство воинов гарнизона, являющихся выходцами из княжества Эатайн, полагают, что эти неудачи являются частью незримого плана Асуриана. Как говорят сами эатанийцы — «Если враг разрушит наши стены, мы отстроим их вновь, выше и прочнее, чем прежде!» В настоящий момент, башни этой крепости настолько высоки, что их шпили теряются в облаках, окутывающих Аннули. Столь упрямая гордость перед лицом катастрофы, прославили эту крепость и её защитников по всему Ултуану, однако лишь немногие воины из других княжеств проявляют желание служить на её стенах. Требуется определенная толика безумия, чтобы добровольно защитить крепость, которая, кажется, просто обречена быть разрушенной. Лучники этого гарнизона, чаще всего родом из Каледора и Авелорна и дабы они лучше противостояли тем, кто идёт против планов Творца, им выдают специальные стрелы, благословленные Помазанником Асуриана. Также, благодаря поддержке Эатайна, крепость имеет на вооружении самые точные и смертоносные стреломёты.

Колонии:

Развернуть текст
Помимо Блуждающих, королевству эльфов принадлежит ещё множество островов и архипелагов вокруг и внутри  континента, а также множество далёких колоний раскиданных по всему свету, из которых большая часть ныне потеряна. Однако некоторые из цитаделей по прежнему контролируют стратегически важные проливы и точки по всему миру, в основном на оконечностях материков и близлежащих к ним островах. Именно эта сеть колоний позволяет торговому и военному флоту высших эльфов быстро перебрасывать войска в любую точку мира и знать о всех делах врагов и союзников. Эльфийские посольства и торговые дома занимают целые самобытные кварталы в самых разнообразных и далёких городах различных государств, с которыми эльфы торгуют.

Действующие колонии:

Черепашьи о-ва – группа колоний на островах у западного побережья Люстрии, торгующая с людоящерами (асуры единственная раса с которой лизардмены торгуют и потому являются единственными поставщиками законных, а не украденных товаров джунглей, чем очень гордятся) и обеспечивающие безопасный путь к восточным колониям.

Цитадель Сумерек – крупная колония Высших эльфов, расположенная на самой южной оконечности Люстрии. Крепость была построена в 97-ом году правления Короля-Феникса Морваэля. И хотя это изящное поселение несомненно построено эльфами, на месте гавани когда-то было древнее место силы империи Древних. Конечно колонисты об этом не знают, но слаанов вполне устраивает, что узел геомантической силы контролируется силами высших эльфов. Сами того не зная эльфы помогают поддерживать Великий Оберег, а следовательно и Великий Вихрь. Крепость невидима для всех, кроме тех, кто служит в её стенах. Гавань же является домом для большого эльфийского флота, она также используется в качестве плацдарма, из которого эльфы патрулируют южные пределы Великого океана и далёких морей за Черепашьими островами. Оттуда они контролируют торговые пути своих восточных колоний. Гарнизон крепости несёт знамёна цвета ночного неба.

Цитадель Рассвета – основная крепость на острове у южной оконечности материка, а также несколько аванпостов на самом побережье Южных земель (возможно Тор Сурпиндар), обеспечивают безопасный путь в восточные колонии. Гавань сверкающей куполами колонии была выстроена вокруг огромного древнего путевого камня во времена Золотого века по приказу Короля-Феникса Бель Шанаара.

Колонии Моря Ужаса: Тор Элазор, Башня Звёзд и Цитадель Солнца. Колонии словно жемчужины разбросаны по Южному океану. Эльфы живущие в них занимаются торговлей с Индом и Катаем. Гавани также обеспечивают безопасный путь для союзных кораблей в жестоком Море Ужаса. Колонии служат плацдармом для торгового и военного флота асуров, если тому понадобится попасть в Восточные земли. Каждые десять лет Вечная Королева должна совершить паломничество в Цитадель Солнца, чтобы принеся в жертву каплю своей крови, предотвратить падение Мориелсиба в этот мир. Её будет сопровождать королевский флот Ултуана, с огромной армией лучших войск и двумя десятками лунных драконов. Чтобы добраться до места проведения ритуала войску асуров предстоит пробираться сквозь джунгли земли Тысячи Богов (Инда) кишащие тигролюдами, крылатыми львами, и армиями шестируких обезьян, пытающимися помешать вторжению эльфов. На северном побережье Инда есть ещё одно крупное действующее поселение асуров — Город Шпилей. По всей видимости в эту складскую гавань сгружают товары из колоний Моря Ужаса, прежде чем те отправятся в Инд и Катай. 

Затерянные острова Элит – архипелаг из трёх островов, лежащий южнее Ниппона и восточнее Катая. Острова принадлежат высшим эльфам, которые поддерживают там две известные колонии: Тор Элитис на западном острове и Солнечную крепость — на северной оконечности самого большого острова. Купцы асуров используют эти гавани как перевалочный пункт, чтобы пересекать морские просторы по направлению к Черепашьим о-вам или наоборот по направлению к колониям моря Ужаса. Отсюда же ведётся оживлённая торговля с Катаем и особенно с Ниппоном, поставляя ко дворам Ултуана экзотические товары. В отличие от материка, на островах не встречаются зверолюды, как собственно и порча хаоса. На данный момент среди населения ходят слухи, что капитан Чёрного ковчега Дуриат собирает огромную армаду корсаров друхиев, для захвата этих колоний.

Врата Калита – это две крепости, защищающие узкий пролив между южным Кхурешем (где находится северная крепость) и самым северным мысом южных пустошей хаоса (южная крепость), врата являются перевалочным пунктом для торгового или военного флота высших эльфов, идущего к восточным колониям Моря Ужаса или в зависимости от направления к Черепашьим островам. Спустя год после провалившегося вторжения Танкуоля в Нульн, Совет Тринадцати поручил лорду Луоркволу атаковать северную крепость Врат Калита. Крысолюды наивно полагали, что эта отдалённая колония является слабым звеном империи асуров. Семь воинских кланов и десятки наскоро сколоченных барж нагруженных ордами скавенов напали и с суши и с моря. Опытный гарнизон высших эльфов привыкший противостоять набегам тёмных эльфов, хотя и удивился такому врагу, тем не менее быстро организовал оборону. Флот асуров не дожидаясь блокады порта вышел из под арочных ворот гавани, чтобы встретить врага на море. Спустя какое-то время стены крепости были пробиты и в образовавшиеся бреши под градом стрел хлынули орды скавенов. Лурквуол приказал направить туда мерзость из адской ямы. Тварь сумела отбросить эльфов, но из-за своей неуклюжести потоптала огромное количество своих. Когда её повергли, скавенам пришлось один на один столкнуться с боевым мастерством эльфов. Сомкнув щиты, тонкая линия белых воинов оттесняла вперёд роящихся крыс, пока те не дрогнули. В это время флот защитников уже полностью разгромил ветхую армаду противников, и теперь торопился назад, чтобы обстреливать стреломётами берег с воды. Отступая под шквалом стрел и болтов стреломётов, Лурквуол успел передать разочарованному Совету сообщение о своём «Почти успехе», прежде чем начать долгий путь назад в Скавенгниль. В 2520 по ИК архимаг Торинубар, командовавший обороной в той битве, был убит при загадочных обстоятельствах, без типичных зверств присущих ассасинам друхиев.

Также есть четыре анклава на территории Бретонии: Тор Солей на северо-западном побережье, Тор Бидуз на юго-западном, недалеко от замка людей Бриона, Тор Мартель на группе островов и одинокий о-ов Безмолвный рядом с Бордело, тоже заселенный асурами. В некоторых записях говорится о том, что на момент правления Карла Франца о-в Безмолвный уже был покинут (возможно эта же судьба постигла и остальные колонии), причём происходило это очень медленно — настолько, что бретонцы этого по началу не заметили. Между Бретонией и Высшими эльфами на самом деле был один непродолжительный конфликт. Его причиной послужили притязания князя Аэнура из Эллириона на земли некогда принадлежавшие Ултуану, ныне же находящиеся под защитой рыцаря Грааля Франсуа ле Нуара, что правил в герцогстве Лионесс. На самом деле эльфы просто хотели обыскать руины своего покинутого города — Атель Менье и вернуть один ценный магический артефакт, с чем они и пришли на переговоры. Увы их гордость была воспринята как оскорбление, после чего произошёл сначало рыцарский турнир между Аэнуром и сыном герцога — сэром Эдуардом, а затем после лёгкой победы эльфа (по мнению бретонцев нечестного из-за использования зачарованной пики) и небольшое сражение. Кровопролитная битва кончилась ничьей, герцог разрешил эльфам забрать свои реликвии, а эльфийский князь в свою очередь подарил тому зачарованный меч, в знак уважения к его мастерству в бою. Они договорились вновь встретиться через год на уже честном (по мнению людей) рыцарском турнире, чтобы дать возможность сэру Эдуарду восстановить честь (ведь тот очень болезненно воспринял своё поражение и ушёл в позорное изгнание заглаживать свою вину).

Остров Крови — был форпостом асуров на протяжении тясячелетий. Его история уходит корнями во времена Первого Вторжения Хаоса. Остров всегда окутан красноватым туманом и окружён коварными рифами и магическими оберегами, и лишь высшие эльфы знают о секретном морском пути, по которому можно безопасно добраться туда. Форпост охраняет небольшой гарнизон из мастеров меча, возглавляемый архимагом Сафери.

Всё началось во время Первого Вторжения Хаоса. Когда Аэнарион пришёл к власти, он лично обучил элитный отряд рыцарей. Этих могучих воинов-телохранителей и одновременно могущественных магов выбрали из числа самых надёжных последователей Короля, и они сражались с ним бок о бок во всех битвах против демонов.

Когда время было на исходе и Ултуан захлёбывался ордами демонов, постоянно нападавшими на него, Аэнарион внял советам Каледора и согласился провести ритуал по созданию Великого Вихря. Однако этому мешал некая сила исходящая из далёкого места за Великим океаном. Так и получилось, что пока основные силы асуров сражались из последних сил за Ултуан, Король отправил своих эмиссаров найти источник этих загадочных сил и устранить любыми способами. 

И они не подвели своего короля, расследование привело их к острову, который ныне зовётся островом Крови. Там в полуразрушенном загадочном храме, построенном ещё до прибытия Древних, был найден портал в Варп, через который в мир просачивалась сырая энергия хаоса. Братство рыцарей сумело его закрыть пожертвовав собой. Для этого они вложили все свои жизненные силы в магический талисман — Камень Феникса. Отныне они стали его вечными хранителями. Когда демоны были побеждены, высшие эльфы вернулись на остров Крови и воздвигли 12 статуй в честь каждого из рыцарей братства и оставили небольшой гарнизон для защиты храма и Камня. Говорят, что эти статуи светятся внеземным светом, испуская красноватый туман, из-за чего остров и получил своё название. Ещё говорят, что они проснуться и будут защищать камень, если тому будет угрожать опасность. Так или иначе остров очень долго оставался сокрытым, пока не произошло то, что произошло.

О камне прознал один сумасшедший гений инженер-колдун клана Скрайр — Ратачитт. Он возжелал заполучить этот древний артефакт, чтобы возвыситься среди крыс. Для этого ему нужно было собрать армию, что он и сделал с помощью лживых обещаний двум заклятым врагам враждующих между собой воинских кланов. Сумел он и придумать устройство, способное разрушить магическую защиту острова.

Вскоре устройство заработало и таинственное свечение, исходившее от статуй в течении тысячелетий, внезапно погасло. В это время Ратачитт уже вёл военноначальника одного из кланов с его ордой по тунелю, ведущему к острову. Как только крысы появились на поверхности, они лицом к лицу столкнулись с архимагом Конхарионом и Повелителем Клинков Мастеров меча, которые прибыли на место происшествия, пытаясь выяснить причину по которой барьер перестал действовать. Несмотря на несравненное численное превосходство, два героя высших эльфов с лёгкостью пробивались сквозь ряды скавенов и на мгновение даже показалось, что вторжение закончится, не успев начаться. Но затем Ратачитт открыл огонь из своего варп пистолета и смертельно ранил Кортариона. Не в силах сдерживать крыс в одиночку, Калаэр отступил. Перед смертью архимаг успел послать магическое послание — «крик о помощи», который можно было услышать даже на Ултуане, однако первым сигнал перехватил матрос Каладрис, находящийся на борту корабля «Пламя Асуриана». И оттуда и оттуда тут же отправились подкрепления, однако скавены не знали об этом. Туннель, выведший их на остров выходил на северную его часть, в то время как храм находился на южной. А из-за влияния энергии варпа, бушевавшего здесь до прихода эльфов, природа острова страшно мутировала и пробираться сквозь джунгли значило нести ужасные потери. Но это не остановило Ратачитта и крысы медленно двинулись к храму, обнаружив однако что на горизонте уже виднеется корабль Альтрана Всадника Бури — капитана «Пламени Асуриана».

Когда скавены уже подходили к храму, Альтран со своим небольшим войском перехватил их. Верхом на своём грифоне он спикировал с неба на одного из предводителей крыс и едва не прикончил, первым же ударом, но последний быстро дал понять почему он так долго оставался у власти и быстро склонил чашу весов в свою пользу. Тем временем изобретения Ратачитта своей огневой мощью оттеснили эльфов назад после чего капитан приказал им отступать к гарнизону храма, а сам преследовал колонну скавенов с воздуха.

Тем временем, крысы уже были настолько близки к цели, что могли увидеть храм, однако от него их ещё отделял каменный мост и стены ощетинившиеся башнями с стреломётами выпускавшими грады болтов на орды врагов. Когда скавены высыпали на равнину перед мостом, лучники со стен тутже открыли огонь, а эльфийская пехота ринулась защищать стены. Укрыться было негде и крысы начали нести огромные потери, однако в отчаянной попытке переломить ход сражения, Ратачитт приказал открыть огонь по стенам из сконструированных им варп пушек. После долгой паузы, из орудий со страшным взрывом вылетели разряды зелёных молний и тысячелетние стены рухнули, погребя под собой множество эльфов. Выжившие отступили к мосту и Калаэр возглавиший мастеров меча приказал держать оборону в этом узком месте. Когда Альтран подлетел к месту сражения, он отчётливо увидел со спины своего грифона как тяжело положение защитников.

К великому счастью эльфов и всего мира, помощь была ряда. На западе засверкали паруса флота высших эльфов. Вскоре они уже высаживались на берег возле храма, пока мастера меча продолжали сдерживать крысиную лавину. Однако от храма их отделяла орда врагов. В отчайннии эльфы ринулись на них и в это время по ним открыли огонь смертоносные джезайлы и метатели варп огня. Ратачитт любой ценой хотел предотвратить воссоединение асуров, к тому же численное превосходство в бойне на мосту уже стало сказываться на защитниках. Калаэр пал, разорванный надвое огромной тварью, положение спасло лишь вмешательство Альтрана с остатками его армии, однако всем стало ясно, что эльфам запертым в храме не удастя сдержать натиск скавенов до прихода подкрепления. Именно тогда маг Каладрис решился на единственно возможный путь спасения реликвии, который мог стоить ему жизни. Развернувшись на каблуках он бросился к храму, чтобы высвободить силу камня феникса наружу.

В это время чумной колокол лорда чумы начал пронзительно звонить, распространяя вокруг себя болезни и поднимая ярость в крысах. Подкрепление пытающееся пробиться к храму захлебнулось напиравшей ордой и было отброшено назад на побережье. И тогда произошло два события, изменившие ход сражения. Среди лидеров скавенов наконец вспыхнул долгое время накалявшийся конфликт и тогда Ратачитт прикончил одного из них. Это замешательство на мосту дало Каладрису время, чтобы добраться до Камня Феникса. Второе событие заключалось в том, что к берегу причалил ещё один корабль высших эльфов. Ликующие крики раздались среди асуров, ибо они узнали в нём корабль князя Тириона. Эльфы на берегу сомкнули ряды и двинулись на крыс, а с корабля выскочил Тирион верхом на Малхандире. Герой пронёсся по головам очумевших скавенов, рубя всех на своём пути, прямо по направлению к колоколу. После серии ударов, тот рухнул на землю, погрузив поле битвы на миг в тишину.

Тем временем Альтран остался один у стен храма, преграждая собой путь к камню. Видя это Ратачитт решил прикончит второго военоначальника скавенов, не желая, чтобы камень достался ему. Инженер попытался прикончить опонента выстрелом из своего варп пистолета, но тот взорвался в его руке. Проклиная всех вокруг и обещая отомстить князю Альтрану, он трусливо бежал. Не обращая на это внимание, вожак приказал орде атаковать Альтрана и расчистить путь к храму. Понимая, что даже Тириона не поспеет во время, капитан приготовился продать свою жизнь дорого. Но затем чудесным образом орда крыс остановилась. Позади Альтрана у ворот храма появилась группа фигур. Одной из них был Каладрис сияющий магической энергией, а рядом с ним стояло 12 духов рыцарей, поклявшихся защищать камень вечно. Объединив свои силы, они создали заклинание, которое в один момент объяло лазурным огнём всю орду скавенов, полностью их уничтожив. Камень Феникса был спасён!

После битвы рыцари исчезли и их духи вернулись в свои вместилища в статуях, чтобы продолжать защищать остров Крови. Разведчики эльфов вскоре нашли устройство Ратачитта, нарушавшего магическую защиту острова. Оно уже оказалось разрушенным неизвестной рукой, после чего та восстановилась и остров Крови снова был сокрыт туманом.

В колониях асуры обычно носят бело-синие одежды, богато расшитые и украшенные самоцветами и золотым шитьём, чтобы произвести впечатление на младшие расы и показать им своё превосходство. Они часто будут болтать на эльтарине между собой, постоянно посмеиваясь и улыбаясь. Обычно, такие эльфы, зарабытывая на торговле, имеют дома в метрополии, преимущественно в Лотерне. Морские эльфы постарались сделать свои колонии максимально похожими на свои дома в Ултуане, однако всё-таки, как в одежде, так и в архитектуре, будут заметны лёгкие намёки на культурное влияние на самих асуров, народа, с которым те торгуют в этой конкретной части мира. Например в колониях Инда в домах эльфов, часто можно встретить оружие из кровавой стали, специи и мебель из слоновой кости, а в Катае будут дорогие шелка, нефритовые украшения, сакуры и рощи бамбука. Несмотря на всё это, эльфы продолжают сохранять свою самоидентичность в традициях и культуре и по возвращении в Ултуан, легко сбрасывают все эти иноземные причуды. Некоторые даже говорят, будто весь смысл подобных переодеваний заключается в налаживании контактов с местными, чтобы во всём им угодить.

Потерянные колонии:

Акхаба (Солнечная Наковальня) — некогда столица колоний высших эльфов в Южных землях, ныне — лишь заброшенные руины.  Крепость располагалась в Мидийском заливе, с севера её защищали жестокие непроходимые земли растрескавшейся земли и зыбучих песков, что служило куда более эффективной защитой, чем крепостные стены (впрочем, как оказалось недостаточной). Гавань же была защищена стреломётами.

Сейчас об этом уже забыли (или хотят забыть), но в давние времена асуры вели захватнические войны на побережье Южных Земель, истребляя арабийцев. И когда надежда для людей казалось уже была потеряна, их возглавил Мулла Аклан. Он объединил разрозненные султанаты и в течении продолжительной войны (длинной во всю его жизнь) выбил высших эльфов из земель, которые ныне зовутся Арабией, начиная с острова Фирус и заканчивая взятием Акхабы.

Эльфы были вынуждены отступить, не видя для себя смысла оборонять эти безжизненные плавящиеся от солнца земли. Затем отношения этих двух народов были вновь налажены, а арабийцы стали первыми людьми, начавшими торговать с эльфами. Должно быть вершиной этих отношений стали арабийские лошади — продукт скрещивания людских коней с подаренными эльфами быстроногими эллирийскими скакунами.

В последствии город был отстроен и заселён людьми, а затем вновь разрушен, но уже ордами нежити Нагаша. В летописях также есть упоминания об участии армии высших эльфов под командованием князя Аэтоса, в серии конфликтов именуемых «Войны против Кхемри». Тогда против Сеттры Нетленного выступил союз людей Старого Света, Арабии, Ултуана и даже Людоящеров Златланна.

Главной задачей экспедиции асуров было вернуть древний магический артефакт — Око Осириса. И им с большим трудом удалось это сделать, увы, лишь на время. После героического взятия Кхемри и обнаружения артефакта, эльфы оказались окружёнными ордами всё пробуждающейся нежити. Организованное отступление превратилось в панику. Аэтос пытался вывезти остатки воинов по Великой реке Мортис, у устья которой их уже ждал спасительный корабль. Увы, последние сообщения дошедшие до капитана, рассказывали о застигшей Аэтоса песчаной буре и страшных силуэтах сфинксов на берегу. Больше о них никто не слышал, а Око Осириса так и осталось затеряно в песках…

Арнхейм – портовый город на Черном побережье Наггарота основанный жителями Тиранока в давние времена, когда народ эльфов ещё был един. После Раскола колонисты отказались покидать Новый Свет, ибо их княжество на родине оказалось опустошённым гражданской войной и волнами. В дальнейшем асуры использовали его священную бухту как стратегически важный плацдарм для вторжений в Наггарот. Увы, в 2522 по ИК Малекит лично возглавил атаку на город, полностью его уничтожив.

Лес Ножей — древнее место, расположенное глубоко в ледяных горах Норски на краю Пустошей Хаоса. Задолго до Великой Катастрофы эльфы колонизировали это регион и построили там город. Когда Полярные Врата рухнули, впустив демонов в этот мир, колония оказалась заброшена, т к находилась слишком близко к Северному разлому. И даже после создания Великого Вихря, эльфы не стали возвращаться сюда, ибо скверна отныне заразила эти земли, извращая всё, к чему она прикасалась. Так город оставался скрытым в лесу на протяжении тысячелетий, а его путевой камень оставался нетронутым. Пока однажды в нём не укрылись сбежавшие имперские и кислевитские пленники, которые были захвачены норскийцами для рабства или жертвоприношения во время их последнего набега на Старый Свет. Корабля у людей не было, поэтому они поселились в руинах города, увы не надолго. Чемпион Слаанеша со своим отрядом вернулся в Норску после поражения Асавара Кула в Великой Войне против Хаоса. Некий чародей Хаоса по имени Предвестник направил его племя на поиски путевого камня в эльфийском городе. Когда варвары добрались до туда, они вновь захватили не успевших убежать в лес пленников и осквернили древний камень.

Элтин Арван — так назывался на языке эльфов Старый Свет. В далёкие времена эти земли принадлежали эльфам. Здесь, среди лесов, гор и рек, они возвели множество чудесных городов, очистив их от полчищ зверолюдов и зеленокожих. Здесь же они в первые познакомились с гномами (хотя во время первого вторжения Хаоса Аэнарион и Гримнир уже встречались и даже бок о бок сражались с общим врагом). Между двумя великими цивилизациями возникли взаимовыгодные отношения. Торговля и совместные военные кампании, культурный обмен и сотрудничество. Именно гномам Ултуан обязан огромному количеству самоцветов и золота, которыми и по сей день славится королевство эльфов и его воинств. С помощью умелых камнетёсов дави, асуры возвели не только новые города, но и множество новых путевых камней по всему Старому Свету, которые до сих пор служат священными местами в землях людей. Эльфы же обеспечивали подземный народ едой, открыв для них бумагу и воск, украшали залы гномьих караков эльфийской резьбой и произведениями искусства (например своды королевского чертога Караз-а-Карака).

Колонии Элтин Арвана значительно дольше просуществовали в неведении культов Китараев, которые уже охватили к тому времени весь Ултуан. Видя такую «несправедливость», Морати решила лично это исправить, прибыв в Атель Торалиен на первом построенном в Лотерне драконьем корабле с целым кабалом жрецов, впрочем было уже поздно. Гражданская война, бушевавшая на Ултуане почти не затронула колонии и именно поэтому гномы долгое время не знали о тёмных эльфах, однако из Атель Торалиена на Ултуан выступила армия Малекита (оттуда же родом и Хелеброн). После победы Каледора 1, немногочисленные друхии Старого Света были либо убиты, либо уплыли в Наггарот к своему Королю.

Затем произошло событие, которое именуют «Войной Бороды» у эльфов, и «Войной Возмездия» у гномов. В ходе конфликта (длиной в 400 лет), подстроенного Малекитом и его шпионами (на самом деле там заменен и Тзинч), две старшие расы лишь ослабили и обескровили друг друга, разрушив то светлое будущее, которое было у этого мира. Большая часть эльфийских городов в старом Свете была разрушена, а сами эльфы были вынуждены покинуть Элтин Арван. Гномы, однако, не стали трогать путевые камни, понимая их значимость и последствия от их разрушения. Каждая из эльфийских цитаделей героически держалась, но когда с запада на Ултуан неожиданно напали друхии, асурам пришлось вести войну на два фронта. После поражения и смерти Каледора 2-го и захвата короны феникса королём гномов Готреком Звезодробителем, эльфы признали поражение и начали уплывать на запад. Новый король-феникс Карадриэль велел отозвать армии асуров из колоний, чтобы защищать метрополию. Этот процесс шёл довольно долго, ибо не все хотели покидать свои вновь обретённые дома. Эти эльфы укрылись в уцелевших лесах Старого Света и в последствии станут называться азраями — лесными эльфами (лорелорнских лесных эльфов назовут эониры). До недавнего времени (по меркам эльфов конечно — 1214 по ИК), на западном побережье Эсталии продолжала оставаться чудом уцелевшая во время войны с гномами колония — Тол Иста. Увы, город был разрушен ордой зеленокожих, бежавшей из объединённой Жилем Бретонии. Подкрепление князя Этвара прибыло слишком поздно и эльфы были вынуждены отплыть из осаждённой крепости, забрав с собой всё, что могли. Та битва зовётся «сражением за Сожжёное знамя», т к вожак орков поджёг асурский штандарт, чтобы рассердить прибывшее эльфийское подкрепление и вынудить его на самоубийственную лобовую атаку по орде. К закату, эльфийские корабли покинули последнюю материковую колонию в Старом Свете.

Города Элтин Арвана:

Тор Алесси (ныне на его руинах стоит замок людей Л’Ангиль) — это самый первый город, заложенный эльфами в Старом Свете и самый большой и величественный. С момента своего основания и влоть до гибели, являлся столицей колоний. Гавань была заложена королём Бель Шанааром и высшими эльфами Тиранока. Место заложения первых камней в последствии стало Площадью Основателей, где находилось множество фонтанов, храмов, памятников, поместий знати, а также район, именуемый старым городом и выход в огромный порт. Тор Алесси был плацдармом куда во время Войны Бороды высаживались армии Ултуана, здесь же заседал Совет Пяти и глава города — леди Аэлис. Три огромные стены окружали столицу колоний со стороны суши, все остальные же подступы были защищены океаном, так как город был расположен на мысе. В Тор Алесси было три огромные башни: Башня Моря (где находился маяк), Башня Ветров (в которой заседал Совет Пяти) и Башня Дракона (на которую традиционно садились драконы и в которой были апартаменты владык Тор Каледа — сначала Имладрика, затем его сына Ториола, а потом ненадолго и Каледора 2-го). Лишь после четырнадцати кровопролитных осад, когда все прочие колонии были разрушены, гномы сумели захватить Тор Алесси, когда верховный король гномов победил короля-феникса.

Атель Торалиен (где-то на месте нынешней Эсталии) — второй по размерам и статусу портовый город эльфов в Старом Свете. Был заложен князьями Эатайна, но в последствии, не самым честным путём присвоен Малекитом Нагариту. Как его владелец, так и сам город долгое время являлись соперниками Тор Алесси Тиранока и колониями Каледора, ведь именно здесь были впервые налажены торговля и дипломатические отношения с гномами. Однако после Раскола, его слава была запятнана, а её владелец проклят. После того, как Малекит со своим войском нагаритцев уплыл на встречу своей судьбе в Ултуан, город в дальнейшем перешёл асурам. И так оно и было вплоть до великого обвала скал, устроенного гномами, после чего они с лёгкостью его захватили. Лордом города на момент Войны Бороды был владыка Иллендрил — князь, печально известный своими методами подчинять драконов Старого Света ритуалами тёмной магии. Асуры, а в особенности каледорцы, были в ужасе от подобных методов, но в отчаянном положении, в котором они оказались, когда драконы Каледора начали отказываться участвовать в непрекращающейся бойне в Старом Свете, они были вынуждены смириться с этим. Иллендрил знаменит также кровавой осадой Барак Варра, в которой он, используя всё тот же Дхар, натравливал ужасающих мервирмов на гномий холд. У князя был свой покорённый им дракон — огромный алый Малок, который в последней осаде Тор Алесси наконец убил своего карателя и улетел на печально известный для бретонцев остров.

Сит Рионаск (ныне на его месте находится город людей Мариенбург и остаток колонии асуров внутри него — Эльфтаун) — некогда самый главный порт и житница Старого Света. Огромное количество садов и полей питались множеством каналов, построенных с помощью плотины на реке Анурейн (ныне эту реку люди назвали Рейк). Увы именно эта плотина и стала причиной гибели города во время Войны Бороды. Гномы запустили в неё из огромной катапульты гигантский напитанный рунами валун — голову от статуи Короля Барак Варра — Бирнотта. После того как Анурейн смыл город и все сады в океан, гномы добили выживших. Отдельного упоминания заслуживает утопающая в садах колония Лотлак (чуть севернее Мариенбурга), которая бала затоплена ещё во время Раскола. Город и по сей день лежит на дне Великого океана, неподалёку от бухты Мариенбурга, приманивая бесчисленное множество искателей сокровищ. С тех пор, те прекрасные земли, что окружали город, были осквернены и стали называться Пустошами (дело рук фимиров).

Кор Ванаэт (ныне на его руинах стоит столица Империи людей — Альтдорф). Этот небольшой город был разрешен первым в ходе Войны Бороды. Лордом города была леди Лиандра из дома Атинол — драконий маг Каледора на солнечном драконе Враанеше. Лиандра сильно повлияла на события Войны Бороды, участвуя почти в каждом важном сражении с гномами. Но пожалуй главной её заслугой было раскрытие шпионов друхиев и конфликт с их лидером — колдуньей Друтейрой, стоивший жизни её скакуну. В последствии она стала одним из лидеров беженцев, укрывшихся в лесу Лорен Лакой.

Атель Марайя (ныне на его руинах стоит город людей Талабхейм). Третий по статусу и размерам город асуров в Старом Свете. Колония возвышалась в сердце леса Леса Лакой и была поистине прекрасной. Ясеневые аллеи, мосты и источники, прекрасные бульвары и парки, и Башня Заклинателей — резиденция владыки города — самого могущественного мага Старого Света — лорда Салендора. Его противостояние с королём гномов Брокком Каменное Сердце вошло в легенды как гномов, так и эльфов. Создав подкоп в сердце города, воины Брокка устроили массовые поджоги в тылу противника, пока основная армия штуромавала стены. Здесь на мосту, среди пламени, охватившем весь город, Салендор сошёлся с королём гномов в невероятной пророческой битве. Несмотря на уговоры прекратить сражение с обеих сторон, лорды продолжали сражаться, пока мост на котором они находились, не рухнул в бушующее пламя. Огромный колокол возвестил о гибели города и эльфы бежали в Лорен Лакой.

Атель Ремора (у нынешних границ леса Атель Лорен) — небольшой город, разрушенный в ходе войны бороды. Должно быть был основан авелорнцами, ибо все беженцы оттуда стали в последствии азраями. Тор Ревен (где-то на территоррии нынешних Пограничных княжеств) и Кор Пеледон (ныне на его руинах возведён город людей Бордело) — известно лишь, что эти небольшие колонии были уничтожены в разгар Войны Бороды и что многие беженцы укрылись в Атель Лорене.

Атель Нумиэль (где-то на месте нынешней Сильвания) — небольшой город, который был разрушен гномами одним из первых. Владыка город — князь Корвэлл, успел бежать в Тор Алесси, став одним из членов совета пяти. Он настолько озлобился на коротышек за то, что они разрушили его владения и убили жителей, что отравил подземные источники во время осады Барак Варрра ядом василиска. Там же он и погиб, утонув в глубинах акведуков, после непродолжительного поединка с Моргримом Эльгидумом.

Эрагор (в самом центре Бесплодных земель). Довольно крупная колония Каледора, основанная Имладриком. Она сияла словно цветок посреди пустоши, построенный на источнике, бившем из под земли. Огромная армия Барак Варра и Моргрима просто уничтожила город и его немногочисленных защитников. Здесь же произошёл знаменитый поединок Моргрима и Имладрика, прилетевшего на своём драконе в самый последний момент. Имладрик пал, а его тело позволили унести Лиандре на израненном болтомётами драконе принцы — Драукхайне. На побережье Беслодных земель была пристань, ведущая в Эрагор — Фейлас.

У Авелорна также была северная колония, расположенная в Лавровом лесу — Тор Литанель (ныне Лорелорн). Этот город называли самой прекрасной из всех колоний Старого Света и правила в нём от имени её величества одна из Служительниц Вечной Королевы Иврейн — Мирувиэль (Мирувиэль бала дочью её брата — Мореллиона, её дочь — Мариссит и поныне там правит, провозгласив саму себя Королевой). Нельзя также не отметить, что весь Элтин Арван тогда был покрыт прекрасными лесами и садами, взрощенными эльфами, а лесные духи свободно бродили за пределами Атель Лорена по всему огромному лесу Лорен Лакой, покрывавшему весь Старый Свет. Общими усилиями гномов и эльфов эти земли были почти полностью отчищены от зверолюдов и зеленокожих, однако множество аванпостов по прежнему служили защитой, а все караваны сопровождались воинами. Были даже аванпосты, в которых гномы равнин — скоренави (ныне их зовут егеря) жили бок о бок с эльфами, свободно торгуя друг с другом. В ходе Войны Бороды первыми были разрушены именно аванпосты, а сам Великий лес серьёзно пострадал от топоров гномов.

Наследие и Торговля:

Развернуть текст

Наследие, оставшееся от эльфов в Старом Свете (и не только), нельзя переоценить. Большинство крупных городов Империи, Эсталии, Пограничных княжеств, Тилеи и, конечно, Бретонии — были построены на руинах эльфийских городов. И это не случайно, ведь старшая раса мудро планировала расположение своих колоний. К тому же эти места обычно не заражены скверной. В людских королевствах сохранились и по сей день развалины прекрасных эльфийских поселений, арок и стройных башен, разрушенных в ходе Войны Бороды. Леса Старого Света ещё помнят эльфийскую песнь, а многие священные рощи нефритовых магов расположены как раз на месте бывших эльфийских садов. Путевые камни, дороги (некогда эти торговые артерии соединяли гномьи караки с эльфийскими колониями, на месте руин которых ныне обосновались молодые государства людей), бесчисленное множество книг и карт, артефактов, всевозможных сокровищ, мрамора Ултуана в конце концов, всё это — наследие чудесной старшей расы.

Большинство драконов, живущих в пещерах и руинах Старого Света — тоже эльфийские (руины Тор Кариндис, например, до сих пор являются обиталищем для одного из них, или остров на побережье Бретонии, с которого на бедных крестьян постоянно совершает налёты огненный дракон, или дракон Карак Азгала, спящий на гномьих сокровищах). Все они драконы Каледора, потерявшие своих всадников в ходе войны и из-за этого озлобившиеся на весь мир, а в особенности на гномов. Кстати, гномьи матросы Барак Варра используют карты, найденные в развалинах эльфийских городов и вообще они занялись мореплаванием, пытаясь подражать эльфам (получилось у них своеобразно конечно). Также именно эльфам гномы обязаны идеями гирокоптеров и огнемётов, вдохновлённых драконами. Именно благодаря эльфам, а точнее нескольким выдающимся эльфийским магам (Теклису, Финрейру и Иртлу), народ людей познакомился с магией, были построены колледжи магии и впервые заложены основы обучения этому искусству. Нельзя также не упомянуть про богиню Лилеат (также известную как Леди Озера) и её основополагающее влияние на становление Бретонии как государства. Также нельзя не отметить, что именно благодаря эльфам (а конкретно тёмным эльфам), в мире появилась первая нежить, ведь Нагаша обучили магии тьмы именно пленные эльфийские колдуньи.

Вероятно, именно эльфийские идеалы и поведение на первых этапах становления человечества (наряду с гномьими) являлись образцами для подражания. Старшие расы наставляли младшую, готовя себе приемника, даже не подозревая, что люди слушают также и их врагов (гномов для эльфов, и эльфов для гномов). В конце концов именно люди стали связующим звеном между двумя поссорившимися старшими расами, вобрав в себя понемногу от каждой, но не углубляясь ни в одну из крайностей. Возможно именно благодаря возникшим государствам людей, эльфы и гномы вновь не начали новую войну друг с другом. Как уже упоминалось ранее, асуры являются родоначальниками двух других эльфийских наций, которые в свою очередь уже сами начали оказывать влияние на мир, следуя своим путём.

Не единожды высшие эльфы приходили на помощь расам порядка во всех уголках мира, безжалостно борясь с хаосом и любыми его проявлениями. Поэтому так часто можно услышать, что именно асуры более всего достойны называться защитниками мира (ну или они хотят, чтобы их так называли). В любом случае, создание Великого Вихря — это их заслуга, а значит, как минимум один раз мир они уже спасали.

Будучи угасающей расой, эльфы стремятся вернуть своё прежнее влияние на мир. И т. к. сделать это традиционным экспанистским способом — созданием колоний, как это было раньше, им уже не позволяет ни численность, ни просто отсутствие не занятых другими государствами и расами территорий (даже тех, что некогда принадлежали им), эльфы решили влиять на мир иначе. Они стремятся всё контролировать и быть в курсе всего, что происходит в мире. Не зря ведь говорят, что эльфы суют свой нос везде, где только могут. А позволяют им это делать многочисленные посольства, располагающиеся во множестве портовых городов людей по всему миру.

Самым известным примером такого посольства является Эльфтаун – крупнейший анклав высших эльфов в Старом свете располагающийся в портовом городе людей – Мариенбурге, представляет из себя целый квартал (его ещё называют город в городе) с эльфийской архитектурой, мостом, парком, особняками, торговыми домами и подконтрольными причалами с эльфийскими кораблями – это своего рода очень влиятельное окно в Старый Свет, через которое Король-Феникс узнаёт все новости Старого света и контролирует ситуацию в Лорелорне и Атель Лорене, а главное — ведётся безопасная непрямая торговля с гномами через посредников — людей. Посольства асуров есть почти в каждом портовом городе Старого Света, и в Эльфтауне оно самое большое (500 эльфов). Каждое посольство контролируется могущественными древними купеческими торговыми домами со своим флотом и связями (например, Дом Изумрудов, к которому принадлежат Тирион и Теклис, Руирен — самый богатый торговый дом, принадлежащий Финубару, дом Штормовой Замок — главные соперники дома Изумрудов, дом Возгарающее пламя — дом купцов Каледора). Между этими домами в Лотерне постоянно идёт непрекращающееся соперничество за контроль над важными торговыми маршрутами. Купцы соревнуются друг с другом в роскошности дворцов и одежд, количестве кораблей и прибыли, следят за курсом валюты, борются за влияние при дворе. Благодаря такому многовековому соперничеству торговцы Ултуана не имеют себе равных в своём деле, воистину, такие долговечные купцы не станут понапрасну порочить свою репутацию нечестными сделками.

Эльфийские рейнджеры – это потомки эльфийских колонистов, отказавшихся покидать свои новообретённые дома в Старом Свете после окончания Войны Бороды. И их нельзя в этом винить, ведь большинство из них были родом из Тиранока, который так и не восстановился после Раскола. Тиранокцам просто некуда было возвращаться, к тому же они уже привязались к Старому Свету и нажили здесь новые богатства. По их мнению Король предал их, когда отозвал армии Ултуана из Этил Арвана, и потому они отреклись от новой короны и объявили о своей независимости. Однако в отличие от тех эльфов, которые укрылись в лесах и в последствии стали называться лесными, эти, остались верны традициям высших эльфов. Говорят, что на данный момент рейнджеры Старого Света даже больше походят на благородных эльфов древности, чем сами жители Ултуана. Потерянные сыны Тиранока верят, что когда-нибудь им удастся вернуть былое величие и свои земли, как на Ултуане, так и в Этил Арване, а их общей главной мечтой/целью является выторговать или отобрать силой и хитростью первую корону феникса у гномов.

Из руин Тор Алесси возник город Л’Ангиль. Этот прекрасный бретонский город был результатом совместных усилий оставшихся эльфов Тор Алесси и нового Бретонского королевства человечества. В награду за их труды и советы, эльфам сохранили некоторую независимость в городе, оставив для них целый эльфийский квартал. Подобная же история может быть рассказана обо многих городах Старого Света, и некоторые даже говорят, что там, где стоит красивый город, явно некогда жили эльфы (и живут). Эльфийские семьи заключали сделки и пакты с новыми человеческими королями, клялись сражаться за них во время войны и давали им мудрые советы и знания по многим вопросам, о которых человечество в значительной степени тогда ещё не догадывалось

Эльфы Старого Света большую часть жизни проводят в странствиях, в поисках утерянных родовых сокровищ и древних артефактов, собственных врагов их расы или тварей, за убийство которых им платят заказчики. Несмотря на свою малочисленность и на то, что у них нет ни армии, ни единого лидера, рейнджеры, тем не менее, вместе являются грозной силой, с которой стоит считаться, ведь каждый из них является как выдающимся магом, так и воином. Печальные, гордые и надменные, но вместе с тем благородные, мудрые и могущественные, они способны посоперничать с гномами по количеству затаённых на мир обид (и есть от чего).

Рейнджеры вселяют уважение, однако сами никого кроме друг друга не признают и никому не доверяют. Гномов они винят во всех своих бедах, людей считают примитивными и грубыми бабочками-однодневками (хоть никогда и не скажут это прямо и не покажут виду), но и с теми, и  с другими они готовы сотрудничать для достижения своих собственных целей. Высших эльфов же они считают лишь тенью их былой славы, хоть и никогда не откажут им в тёплом приёме (как и лесным). Причём у рейнджеров есть целая сеть «Благородных Домов» по всему Старому Свету. Они представляют из себя небольшие усадьбы в пустеющих эльфийских кварталах городов людей. Такие дома являются местом, где они могут отдохнуть и обменяться новостями мира. Нельзя вообще не отметить, что рейнджеры обожают узнавать новости обо всём на Свете и быть в курсе всего.

Каждый раз, когда Рейнджер посещает Благородный Дом, его встречают с распростертыми объятиями как давно потерянного сына или брата. Обездоленных осталось мало, поэтому прибытие любого эльфийского рейнджера — повод для большого праздника. В каждом Благородном доме обычно есть по крайней мере один постоянный рейнджер, который номинально отвечает за порядок и приём гостей. Часто он невероятно стар и управляет Благородным Домом как его Лорд. Эти великие Лорды правят Благородными Домами по праву рождения, из-за их великих достижений в прошлом. Они редко выходят оттуда, довольствуясь тем, что управляются своими делами, собирая информацию от тех, кто проходит через них. Древние эльфы, которые управляют Благородными Домами, являются одними из самых мудрых существ во всём мире, и у них есть чему поучиться другим Рейнджерам. Когда эльф приходит в дом, первое, что необходимо сделать — это проявить уважение к Лорду, поздоровавшись с ним, затем одарить его золотом или любым другим ценным подарком в знак благодарности за его защиту, пока Рейнджер остается в его залах. Взамен Лорд будет оставаться один на один с каждым посетителем в течение всего дня, обсуждая события в мире и давая Рейнджеру преимущество своих великих знаний и мудрости. Большинство рейнджеров выходят из такой встречи усталыми, но просветленными, часто узнав что-то ценное, чтобы помочь им в их следующем приключении. В этих же Домах происходит обмен и боевым опытом между рейнджерами и их обучение военному ремеслу друг у друга. Здесь же очень редко заключаются брачные союзы, рождаются  и воспитываются дети.

Флот:

Развернуть текст
Эльфийский флот приводит в ужас даже самых опасных врагов Ултуана. Его главным местом дислокации является несомненно Лотерн, а верховным адмиралом — Морской Лорд Эйслинн. В независимости от предназначения (торговый, военный и т. д.), корабли асуров классифицируются на три основных типа (хотя безусловно ни один корабль не будет точной копией другого):

Ястребиные корабли — самые маленькие и проворные корабли военного флота высших эльфов. В основном они используются для противодействия угрозе норскийских грабителей, других пиратов и для патрулирования скалистых берегов Ултуана, а также для разведки и сопровождения торгового флота. Эти одномачтовые парусники размером не более 30-ти метров, они быстры и очень маневренны и предназначены для выполнения внезапных ударов по более крупным судам, а затем быстрого отступления, чтобы принести предупреждение обратно в эльфийские порты. Их экипажи сформированы из нескольких сотен выносливых молодых моряков лотернской морской стражи, которые наслаждаются опасностью своей задачи и получают удовольствие от выполнения самых тревожных и, казалось бы, безрассудных маневров. Каждый клипер вооружен двумя стреляющими вперед стреломётами.

 

Орлиные корабли — основа военного флота высших эльфов. Вооруженные шестью бортовыми батареями орлиного когтя, эти корабли огромны, гладки и обтекаемы, что делает их одновременно быстрыми и смертоносными. Они способны обогнать даже имперские галеоны и гораздо более маневренны, чем любой корабль Старого света. Их корпуса сделаны из единого изогнутого могучего звездного дерева, выращенного специально для этой цели мастерами-корабелами Ултуана. Эти корабельные плотники с любовью ухаживают за рощами звёздного леса в течение времени, равного многим человеческим жизням. Они лепят форму ствола по мере его роста, работая с ним, чтобы сохранить его прочность и целостность. Затем они тщательно отбирают самые сильные, самые безупречные из этих волшебных деревьев, чтобы затем бережно выкорчевать. Затем могущественные заклинания используются, чтобы сохранить растение живым — мачты это фактически ветви, выросшие из ствола, который станет корпусом. Его паруса сами по себе являются произведениями искусства. Они сотканы из тончайшей зачарованной ткани, с вплетёнными туда локонами эльфийских жриц и паутиной. Всё вместе оно формирует причудливый узор, подобно габелену чарующей красоты. Стволы кровоточат непосредственно перед запуском корабля, и сок живого дерева выступая течет по корпусу. Смола затвердевает до тех пор, пока дерево не становится прочным, как сталь, и  вдобавок водонепроницаемым. Затем корабль благословляется самим Королём-Фениксом и ему разрешается выйти в море. Именно эти корабли чаще используются купцами и путешественниками в их странствиях, также именно они являются основной боевой единицей военного флота Ултуана, перевозя на своих бортах небольшие армии. Опытный экипаж, вмещающий больше полутысячи эльфов возглавляется капитаном, повидавшим не один десяток битв. В просторные трюмы лебёдками спускают товары для торговли, всевозможных животных и прочие грузы, а сам корабль часто сопровождают рассекатели небес и орлы. На борту каждого орлиного корабля всегда присутствует маг воды.

Драконьи корабли — самые огромные суда военного флота высших эльфов. Только звёздное дерево из леса рощи Анхар Драконис, где звёздные деревья росли в два раза толще и в полтора раза выше обычного, использовалось для постройки корпусов кораблей-драконов. Дерево истекает смолой, которая блестит, как мерцающее золото, делая весь корпус похожим на чешую дракона. С тех пор как роща Анхар Драконис была сожжена тёмными эльфами во время Раскола — новых драконьих кораблей больше не строили. Потеря даже одного такого судна — это трагедия, и когда это происходит, после оплакивания, в честь корабля поют эпические саги. Таким образом, эти корабли выходят в море только для ведения войны и никогда-для выполнения мирных или других менее важных задач. Основу экипажа составляют серебряные шлемы (пешие). Им часто приходится соперничать за свое место на борту во время ритуальных состязаний с оружием в руках, ведь попасть и служить на драконе – великая честь. Корабль-Дракон возвышается даже над могучим орлиным кораблем. Простой слух о его главном оружии — Драконьем клинке, заставляет моряков других рас содрогаться. Созданные в древние времена, задолго до раскола, Драконьи клинки выкованы из настоящего серебра, сплава Адаманта и стали. Нагретый в дыхании великих драконов, вылепленный самыми могущественными заклинаниями архимагов, он может быть самым твёрдым веществом в мире. Они украшены могущественными древними рунами, и инкрустированы самоцветами, а большинство людей могут сойти с ума, от одного быстрого взгляда на них. Каждый из сдвоенных Носов корабля-Дракона снабжен Драконьим клинком, образующим таран, способным разрезать корпус другого корабля, как нож масло. Корабль-Дракон также несет дистанционное оружие в виде 12 стрелометов орлиного когтя. Командуют этими гигантами величайшие и опытнейшие капитаны, а на борту всегда есть маги с защищающими их мастерами меча или белыми львами. Корабли нередко сопровождают мервирмы и драконы, последние могут садится на башни и задний рог корабля, предназначенный специально для этого. Флагманы вмещают в сбея до полутора тысяч воинов. В трёхъярусном корпусе можно найти множество кают, залов, столовых, складов, оружейных, лаборатрий и кабинетов, конюшен, кузней и порой даже деревья (ветки звёздного дерева).

Легендарные корабли высших эльфов:

Морской дракон – драконий корабль князя Иррелиана (сына Финубара), самый быстрый корабль в мире. Его всегда сопровождают два солнечных дракона.

Орёл Лотерна – легендарный орлиный торговый корабль леди Джойель из Дома Изумрудов, совершивший множество рейсов по всему миру, в том числе он доставил из Люстрии на Ултуан Тириона и Теклиса в час нужды.

Календириан – легендарный, увы уничтоженный Локхиром в ходе морской баталии, драконий флагманский корабль адмирала Эйслинна.

История

Ултуан управляется собранием князей, княгинь и магов, которыми правят Король-Феникс и Вечная Королева. Отношения между этими правителями не так просты, как предполагают титулы. Должность Короля-Феникса является выборной, а Вечной Королевы — наследуемой, и оба правителя имеют совершенно разные дворы. Вечная Королева всегда остается королевой Авелорна. Её царство — это место главного святилища Матери-Земли и она считается духовным лидером всего эльфийского королевства. Место Вечной Королевы всегда занимает первеница предыдущей королевы, зачатая во время её годичного ритуального брака с Королем-Фениксом. После этого официального брака они могут свободно брать себе новых супругов, но только первая дочь, зачатая от брака Короля-Феникса и Вечной Королевы, может стать новой Вечной Королевой.

Поэтому королевы Авелорна всегда были вечными наследницами Ултуана, образуя непрерывную цепь из прошлых веков. Король-Феникс же напротив избирается из числа князей Ултуана через год после смерти предыдущего правителя. Каждый из них венчается во время священной церемонии, проходящей в массивном пирамидальном святилище Асуриана и сопровождаемой гвардией Феникса и князьями Ултуана. Процесс выбора нового Короля-Феникса изобилует интригами. Эмоции часто накаляются во время этого чреватого и деликатного события. Традиционно, последние тридцать дней траура в году отводятся на проведение выборов, однако на практике дебаты начинаются гораздо раньше. Часто политиканство начинается ещё задолго до смерти правящего Короля. Высшие эльфы любят интриги, и никогда не бывает их больше, чем когда выбирается новый Король-Феникс.

Каждая из знатнейших семей Ултуана ищет своего кандидата, и те соперничают между собой за поддержку знати. Кроме того, каждое княжество Ултуана желает, чтобы новый Король-Феникс был избран из их земель. Поэтому соперничество откладывается — или создается — для того, чтобы обеспечить выполнение планов благородных домов. При всем обмане, манипуляциях и махинациях, используемых во время избирательного процесса, почти неслыханно, чтобы применяемая тактика переросла в насилие или откровенный саботаж. Такие действия считаются еретическими, ибо Король-Феникс является помазанным слугой Асуриана. Мало кто из знати Высших Эльфов настолько поглощен победой, что может поверить, даже на мгновение, что Бог-Творец когда-либо одобрит короля, выбранного правящим советом при таких сомнительных и разрушительных обстоятельствах. Ведь прежде чем быть коронованными, ему предстоит пройти через священное пламя невредимыми, чтобы доказать свою чистоту перед глазами Асуриана и переродится, подобно фениксу. Обычно, Король-Феникс является воинственным и продвигает экспансию за пределы острова. Королева же напротив сосредоточена на внутренних делах Ултуана. И это основа баланса, ибо для высших эльфов быть под властью одного всесильного тирана просто немыслимо.

Развернуть текст
Корона Феникса — это почитаемый символ власти эльфийского Короля-Феникса Ултуана. Оригинальная корона была создана во времена Аэнариона. Она была выкована не из цельного куска металла, а из слитков золота и драгоценных камней, привезенных из десяти королевств. С самого начала считалось, что корона Феникса должна быть получена из всех королевств, которыми она должна была править. Каледор II был первым и единственным королем Фениксом, когда-либо носившим корону в битве. Он был настолько уверен в своем превосходстве, что отказывался верить, что у любого врага хватит сил отнять её. Глупость этого поступка была позже доказана, когда король гномов Готрек Звездный Разрушитель взял корону с трупа Каледора в качестве военной добычи и в качестве компенсации за нанесенные оскорбления. Таким образом, потерянная в битве, первая Корона Феникса так и не была восстановлена. Даже по сей день она покоится среди сокровищ Караз-а-Карака, любимое воспоминание для гномов и болезненная рана для гордости Высших Эльфов. После своего собственного восхождения на трон Феникса, Карадриэль вскоре решил, что должна быть создана новая корона. Задача ковки легла на плечи жрецов Ваула, которые взялись за эту работу со всем усердием, которым славился их орден, и после столетнего труда новая корона была завершена. Помня о порывистости Каледора, Карадриэль первым своим указом, объявил, что этот новый символ эльфийского царствования никогда не войдёт в огонь битвы. Кроме того, он объявил, что отныне корона будет иметь охрану из ста белых львов Крейса, чтобы следить за ней всё время.

РОД АЭНАРИОНА Малекит был не единственным ребёнком Аэнариона, пережившим своего отца. Напротив, Морелион и Иврейн — дети Аэнариона от Астариэль, выжили после бойни в Авелорне. Когда демоны подожгли древний лес, Вечная Королева предвидела гибель своего рода и заключила союз с лесными духами Атель Лорена (которые в те дни часто путешествовали по корням мира в Авелорн и обратно и помогали эльфам ухаживать за их лесом), чтобы это предотвратить. Таким образом, Морелиона и Иврейн унёс подальше от битвы на своих плечах могучий древолюд, известный в Авелорне, как Сердцедуб. Азраи дали ему новое имя — Дуртху и он и по сей день живёт бок о бок с ними. Причём дети ничего не помнили, когда чудесным образом были возвращены назад, ибо Дуртху пришлось погрузить их в сон (другие лесные духи были против появления эльфов в Атель Лорене). Астариэль, удовлетворённая спасением своего потомства, оставалась в Авелорне до самого конца, и её судьба была столь ужасной, что эльфы отказываются говорить об этом (НКари убил её самыми отвратительными способами). Десятилетиями Морелиона и Иврейн считали погибшими − когда Авелорн в огне, а двор Вечной Королевы истреблён, это было достаточно разумным предположением. Лишь после смерти Аэнариона судьба его детей прояснилась. В конце концов Иврейн стала новой Вечной Королевой, продолжив цепь, не прерывавшуюся с зари эльфийской цивилизации. Морелион, однако, удовольствовался жизнью в неизвестности. Он не претендовал на Трон Феникса, и удалился в Авелорн, где мог обеспечивать своей сестре постоянную безопасность. Над его родом после этого всегда висела тень, ибо пророчества гласят, что все потомки первого короля прокляты, однако именно потомки его рода являются величайшими героями Ултуана. Во время царствования Финуубара, демон Слаанеш НКари сумел почти полностью истребить весь род Аэнариона, пока его не остановили легендарные близнецы — последние потомки Аэнариона (наряду с их отцом).

А теперь небольшое генеалогическое древо для понимания:

Века правлений:

Эльфы считают время иначе, чем люди и гномы. Они живут так долго, что их история поделена не на столетия или тысячелетия, а на «правления», так как время каждого Короля-Феникса у власти считают отдельной исторической эпохой. Эльфийский календарь, подобно человеческому, имеет четыре времени года (Холода, Дождя, Солнца и Бури), и именно по этому календарю они считают время. По эльфийским записям правление Короля-Феникса идёт первым, затем год, затем время года и, наконец, день (хотя последние два редко используются в записях важных событий). Таким образом 5, 140, 3, 90 будут обозначать девяностый день времени Солнца в сто сороковой год правления Карадриэля Миротворца (чтобы было понятнее осознать масштаб времени, в статье даты привязаны к человеческому Имперскому календарю — ИК). Так как нового Короля-Феникса не избирают после смерти предыдущего властителя целый год, «недостающий год» всегда считается последним годом правления покойного короля. Не существует записей, касающихся системы датирования до правления Аэнариона (день, когда он прошёл сквозь пламя Асуриана, является первым днём его правления), за исключением того, что Вечные Королевы правили в одиночестве, и система в том или ином виде крутилась вокруг них. После того, как Древние заселили Ултуан эльфами, последние редко покидали пределы великого леса. И лишь искатели уходили из Авелорна, чтобы исследовать остров и основать новые княжества. А затем пришёл Хаос.

Короли-Фениксы

1. Король-Феникс Аэнарион Защитник (4498 – 4418 до ИК) — был величайшим и самым трагическим из всех эльфийских героев − обречённым чемпионом, падшим богом. Он был самым могучим воином в век тьмы и непрекращающихся раздоров, самым обожаемым и проклинаемым среди всех Королей-Фениксов Ултуана. Правление Аэнариона началось во времена ужаса и раздора. Полярные врата, некогда использовавшиеся шагавшими среди звёзд Древними, чтобы ступать от мира к миру, рухнули, обрушив на мир кипящую волну магической энергии. Вслед за магией пришли демонические легионы богов Хаоса, намеревавшихся завоевать мир смертных. Против подобного врага у эльфов не было шансов, ибо они были неискушённы в искусстве войны, а их магия использовалась лишь в мирных целях. Вскоре Ултуан был охвачен войной и резнёй, и эльфы взмолились к своим богам о спасении.

Аэнарион был странником, изъездившим весь мир, но он быстро вернулся на Ултуан в час нужды. Понимая, что эльфы не смогут долго противостоять бесконечной ярости Хаоса, Аэнарион пробил себе путь к святилищу Асуриана. Здесь он предложил отдать себя священному пламени и умолял Асуриана спасти его народ. Асуриан не ответил, но Аэнарион сдержал своё обещание и бросился в раскалённое пламя. Но он не умер в тот день (4920 до ИК). Он вышел из огня невредимым, превратившись божественной волей Асуриана из смертного эльфа в первого и самого могучего из Королей-Фениксов. Аэнарион начал своё правление с воистину обнадёживающей победы. За пределами стен храма он встретился с ордой вопящих демонов, чьи чёрные сердца жаждали разрушить святилище, дабы священные огни погасли навсегда. Одним броском охотничьего копья Аэнарион сразил повелителя демонов, возглавлявшего атаку. Затем, практически не замедлившись, он поднял оружие демона и истребил всё оставшееся нечестивое воинство.

Известие о победе Аэнариона быстро разнеслось по Ултуану. Все эльфы воспряли духом от его деяний и стали присоединяться к нему как раз тогда, когда демоны отступили после поражения. Каледор Укротитель драконов, величайший волшебник той эпохи, поклялся Аэнариону в верности (4919 до ИК), и вместе они учили эльфов искусству войны. В то время, как Аэнарион упрашивал жрецов Ваула ковать могучее оружие из закалённых итильмара и стали (в том числе и его легендарные доспехи, которые ныне носит Тирион), Каледор занимался обучением своих собратьев-чародеев, научив их великим чарам изгнания и уничтожения. Таким образом, судьба эльфов изменилась. Во главе с Аэнарионом сыны Ултуана выступили на битву с демонами (4918 до ИК), поражая их чемпионов и отбрасывая их армии обратно в Царство Хаоса. Практически столетие длилась война без передышки или намёка на победу, и эльфы начали падать духом.

Мирные мгновения были редки (4899 до ИК), и даже они омрачались знанием того, что демоны вскоре вернутся. Даже непреклонный Аэнарион понимал, что победа невозможна − лишь медленное и неотвратимое поражение. В конечном итоге именно Каледор, мудрейший и древнейший из чародеев, предложил путь к спасению. Он разработал план по созданию магической воронки, которая высосет магию из этого мира, а с ней и демонов, питающихся её силой. Это был отчаянный план, с небольшой надеждой на успех, но Каледор, и многие из подобных ему, считали, что последняя отчаянная авантюра будет предпочтительней медленной смерти, которой сопротивлялся эльфийский народ. Аэнарион был против плана Каледора, назвав его намерение безнадёжным. Хотя сердцем он знал, что войну нельзя выиграть, Король-Феникс намеревался больше сопротивляться концу так долго, как только возможно, чем рисковать неудачей плана Каледора. Харизма и сила доводов Аэнариона были таковы, что он определённо заставил бы Каледора полностью передумать. И всё же вскоре после этого демоны заполонили Авелорн. Астариэль, Вечная Королева Ултуана и жена Аэнариона, погибла в результате нападения, и их детей после той резни не смогли отыскать (4890 до ИК).

Услышав о судьбе семьи, Аэнарион был охвачен ужасной яростью. Он поклялся стереть каждого демона с лица мира и объявил, что отправится на Проклятый остров. Ужас наполнил тех, кто услышал его слова, ибо это могло означать лишь одно − Аэнарион намеревался вытащить Вдоводел, оружие ужасной мощи, которое ждёт этого, будучи вонзённым в большой чёрный алтарь Кхейна, с начала времён. Это было старое как сам мир совершенное оружие, воплощение самой смерти − осколок смертоносного вооружения, выкованного для бога смерти Кхейна, и способное истреблять как смертных, так и богов. Все знали, что носить клинок Кхейна значит призвать смерть, проклясть свою душу и на веки вечные заклеймить роком судьбу своего рода. Прознав о намерении своего сюзерена, Каледор умолял Аэнариона передумать, но того нельзя было разубедить. Проигнорировав предупреждения как от смертных, так и от бессмертных, Аэнарион воссел на спину Индраугнира, величайшего из драконов, и отправился к Проклятому острову. Путешествие было долгим, тяжёлым и непростым даже для мощи Индраугнира. Крылатые демоны атаковали эльфа и дракона на их пути, пытаясь заставить Аэнариона отступиться. Эльфийские боги нашёптывали в его уши предупреждения, но если он и слышал, то не обращал внимания.

Расставшись с Индраугниром всего в нескольких километрах от алтаря Кхайне, Аэнарион направился к своей судьбе. Говорят, даже призрак его погибшей жены умолял его повернуть назад. И всё же, став перед алтарём, Аэнарион преисполнился решимости и высвободил великое, истекающее кровью оружие, предопределив судьбу как свою, так и своего народа. Когда Аэнарион вернулся, самые ожесточённые войной эльфы примкнули к нему, и он основал княжество в мрачной земле Нагарита. Здесь, ко всеобщему удивлению, он взял себе другую жену, прекрасную провидицу Морати (4881 до ИК). Со временем Морати родила ему второго сына, которого они нарекли Малекитом (4878 до ИК). Вскоре после этого двор Аэнариона приобрёл тёмную репутацию, и эльфы из других земель неохотно приходили сюда. Истории о жестокости при дворе Аэнариона начали распространяться по Ултуану. Даже Каледор, готовивший в это время великий ритуал (а именно он просто восстанавливал сеть путевых камней, концентрирую их силу на остров Мёртвых), увёл своих наездников на драконах на юг в свои собственные земли. Говорят, уход Каледора (4880 до ИК) вызвал великое недовольство Аэнариона, но демоны напали прежде, чем его гнев мог принести плоды. Таковы были масштабы и свирепость демонического вторжения, что всем, кроме Аэнариона, стало очевидно, что война проиграна и мир обречён пребывать в вечной тьме.

Каледор, хорошо знавший о начавшемся безумии Аэнариона, осознал, что настал час исполнить то, что должно (4841 до ИК). Он созвал конклав величайших из живущих чародеев высших эльфов и собрал их на Острове Мёртвых. Так как Укротитель драконов намеревался осуществить ритуал, у Аэнариона не оставалось выбора. Он собрал свои силы и двинулся к Острову защищать магов. Два войска встретились в центре Ултуана. Драконы, столь многочисленные, что крыльями затмевали небо, спикировали на воинство Хаоса. Эльфы и демоны погибали тысячами, и предсмертная агония чудовищ заставляла пениться море. Когда началось сотворение воронки, моря вскипели, а с севера подул ужасный ветер. Небеса потемнели, и чистая магия обрушилась на истерзанную землю. В самом конце Аэнарион, лишь с верным Индраугниром рядом с ним, сражался в кровавой схватке против четырёх великих демонов богов Хаоса, пытавшихся сломать защитные печати Каледора. Это была битва, которую ни один смертный не мог выиграть, но ярость и решимость Аэнариона в тот день поместили его в ряды богов − одна за другим нечестивые твари пали от меча Кхейна, хотя Аэнарион, в свою очередь, был смертельно ранен. Пока бушевала битва, чародеи высших эльфов творили заклятье, которое создаст воронку. Сверкали зигзаги молний. Мир содрогался. На мгновение всё замолкло. Затем горы вздрогнули. Ужасные энергии пульсировали между небом и землёй. Разряды чистой силы падали с горных вершин, чтобы объединиться над Островом Мёртвых.

Пока Аэнарион и его окружённая армия сражались, чародеи пытались завершить ритуал. Один за другим они погибали, самые слабые умирали первыми, ибо магия, которую они старались контролировать, выжигала их разумы. Как раз когда Аэнарион уничтожил четырёх демонов, ритуал был наконец окончен − или, по крайней мере, частично. Чародеи высших эльфов смогли открыть воронку, чтобы унести бушевавшую магию, но попали в ловушку внутри неё. Они вечно держат её открытой, постоянно сражаясь в битве с Хаосом. Аэнарион, разгромив врагов, хоть его тело и было повреждено, устало взгромоздился на спину раненного Индраугнира и вновь прибыл на Проклятый остров. С трудом завершив путешествие, Индраугнир рухнул на землю на берегах мрачного острова. Дрожа от усталости и ужасных ран его древнего тела, он в последний раз яростно взревел и испустил дух. Аэнарион в одиночку подполз к алтарю Кхейна. Он знал, что стоит любому взять оружие Кхейна, он сможет править миром, и поэтому вставил его обратно в камень, где оно и было. Затем, говорят, он лёг рядом с израненной и изорванной тушей своего любимого скакуна и покинул ту эпоху мира. Немедленными последствиями ритуала Каледора Укротителя драконов были серии магических бурь, землетрясений и приливных волн, терзавших землю три дня. Когда чудовищные волны обрушились на берега Ултуана, гибли тысячи, тонули корабли и небо было расколото разрядами молний. Когда бури стихли, впрочем, полярные врата захлопнулись и демонические легионы исчезли. Земля Ултуана была опустошена, но, по крайней мере, у него было будущее.

2. Король-Феникс Бель Шанаар Исследователь (4418 − 2749 до ИК) — через год после того дня, когда исчез Аэнарион, князья Ултуана собрались в святилище Асуриана для выборов нового Короля-Феникса. Очевидным выбором был Малекит, сын Аэнариона и Морати. Он вырос могучим воином, великим чародеем и превосходным генералом, но среди дворянства высших эльфов были те, кто помнил жестокие времена при дворе Аэнариона в Нагарите, и они сомневались, что какой бы то ни было воспитанный там ребёнок может быть абсолютно здоровым. Малекит сказал, что желает быть королём не для себя, но в честь памяти своего отца. Однако, если князья не призовут его служить, он охотно поклянётся в верности любому, кто будет избран. Князья посчитали, что это хорошо сказано, и поймали Малекита на его слове. Из своего числа выбрали они Бель Шанаара, князя Тиранока, эльфа, показавшего себя на войне, но которого при этом рассматривали как глас мира и разума. Морати яростно протестовала против отказа избрать её сына, но Малекит утихомирил её и согласился, что выбор был хорош. Он первым преклонил колени перед будущим Королём-Фениксом. Так началось великое время исследований (4419 до ИК).

По всему миру основывались колонии (а именно, в 4164 до ИК основываются первые колонии в Новом Свете, в этом же году Малекит спасает эатанийскую колонию эльфов Атель Торалиен от орды зеленокожих Гритока Красноклыкого, присоединяя её к Нагаритским владениям), был установлен контакт с гномами (и хотя Аэнарион уже воевал бок о бок с богом предком гномов Гримниром в Старом Свете, настоящий первый контакт был налажен Малекитом в 4119 до ИК), и началась великая эпоха торговли и дружбы. Бель Шанаар, невероятно умелый мореплаватель, лично посетил новые колонии и даже отправился в Караз-а-Карак в горах Края Мира, чтобы дать Клятву дружбы королям гномов (2839 до ИК). Малекит стал там его послом. Таким образом, хотя никто ещё не мог знать этого, были посеяны семена трагедии. По мере того, как эльфы расселялись по миру и множились, в Ултуан начали течь богатства. Эльфийские города вновь стали прекрасными и чудесными местами. Но, хотя они не понимали этого, Хаос возвращался − медленно, мягко и незаметно. Он пришёл в новом обличии, и потому против него не было организовано никакой защиты − он распространялся в виде культов удовольствий и роскоши (официальной датой начала распространения культов удовольствий считается 3419 до ИК, когда Морати открыла их для эльфов, сначало Нагарита, а потом и всего Ултуана и даже далёких колоний). По мере распространения влияния этих культов и всё больших их излишеств, Король-Феникс всё больше беспокоился. Появились слухи о живых жертвоприношениях и нечестивых обращениях к самым тёмным из запретных богов.
Таким образом, по возвращению в Ултуан Малекит обнаружил, что королевство охвачено подозрительностью (вернулся он из своих странствий по поиску древних артефактов 2789 до ИК). Культы Излишеств были наиболее сильны в Нагарите, на его родине, и его мать, леди Морати, давно уже была их последовательницей (2774 до ИК). Более того, легенды говорят, что она была одним из членов-основателей и их верховной жрицей. Культы открывают себя поклонниками Слаанеш, начинаются волны убийств и ответных арестов инквизиций из Сафетиона. Казалось, Малекит ужасался тому, что он обнаружил в Нагарите. Он осудил весь кабал поклонников удовольствий, включая его мать, и передал их Королю-Фениксу. Дабы снискать ещё большее расположение короля, он возглавил охоту за тайными членами культов.

Казалось, что культистов можно найти во всех слоях общества, и никто не был в безопасности от его расследования. Было похоже, что боевые действия против культов были неизбежны. Малекит созвал князей Ултуана на военный совет в святилище Асуриана. В преддверии совета, открылся самый худший из кошмаров − Малекит заявил, что Король-Феникс был тайным членом одного из культов. До того, как Бель Шанаар смог это опровергнуть, Малекит отравил его (и это произошло во дворце короля в Тор Анроке до того как Малекит отправился в святилище, он пытался скрыть это от князей). Этим действом Малекит зашёл слишком далеко. Никто не мог поверить, что король был поклонником культов, и уж точно не собравшиеся князья, каждый из которых хорошо и давно знали Бель Шанаара. Тень подозрения пала на Малекита слишком поздно. Он и его последователи уже захватили святилище Асуриана. Князья и их телохранители оказались в ловушке в его власти, и тайный договор с его сородичами в Нагарите означал армию культистов, которая навяжет волю Малекита оставшимся без руководства эльфам. Полагая, что всё, что нужно сделать, это короновать себя и истребить князей для упрочения своего возвышения, Малекит вошёл в священное пламя, будучи уверенным, что, подобно отцу до него, он сможет выдержать испытание. Он ошибался. Пламя Асуриана не позволило бы его нечестивому телу и душе пройти сквозь себя. Именно поэтому огонь, давший Аэнариону чудесное перерождение, не дал его лживому и неверному сыну ничего, кроме гибели. Малекит попал в огненную ловушку, и его тело получило ужасные раны и ожоги. Говорят, его крики были столь ужасающи, что никто из тех, кто слышал их, никогда не мог стереть их из памяти. Однако, порочная воля Малекита всё же ещё не истощилась. Будучи неспособным пройти сквозь пламя, которое по-прежнему терзало его тело, он смог отползти обратно к платформе, с которой вошёл в огонь. Последователи Малекита забрали тело своего находившегося при смерти господина и покинули святилище, оставив большинство эльфийских князей умирать внутри, и истребив всех, кто стал у них на пути (это событие назовётся резня в святилище Асуриана 2751 до ИК). Век трагедий и конфликтов начался.

3. Король-Феникс Каледор Завоеватель (2749 − 2198 до ИК) — из-за предательства Малекита эльфийские земли вновь погрузились в хаос. Малекит и его последователи бежали на север в Нагарит. Высшие эльфы, оставшись без лидера, не преследовали их. Выжившие князья, старший жрец святилища Асуриана и капитан Стражи Феникса вели ожесточённые споры. Было решено, что лишь один эльф подходит на должность − третьим Королём-Фениксом будет Имрик, который после восхождения на трон взял имя Каледор Первый, ибо он был внуком знаменитого мага с этим именем. Едва Каледор был утверждён, как легионы Нагарита, неся перед собой знамя Малекита, хлынули из своего мрачного княжества. Так Ултуан и его колонии захлестнула гражданская война − отчаянный конфликт, в котором пощады не просили и не давали (там была очень долгая война с большим количеством описанных в романе сражений и событий). Малекит, которого отныне называли Король Ведьм, лично ехал во главе своего войска, ужасный силуэт, закованный в доспех (доспех был выкован главным жрецом Наковальни Ваула — Хотеком, сбежавшим на сторону Малекита в 2739 до ИК. В этом же году часть магов Сафери также перешла на сторону Малекита, открыв себя и начав использовать Дхар. Столкнувшись с верными магами в магическом противостоянии, они разрушили столицу Сафери — парящий город Сафетион) столь же чёрный, сколь и его душа. Отныне и на веки вечные он будет известен как Король-Колдун. Когда война стала заходить в тупик, народ Нагарита стал всё больше впадать в отчаяние, полагаясь на самое чёрное колдовство и договоры с демонами. Так они и стали известны, как тёмные эльфы. Проиграв финальную битву при Маледоре (2724 до ИК) и поединок с Каледором, Король-Колдун, поглощённый безумием, решился на последний план (2723 до ИК), при помощи которого он мог переломить исход войны − он развеет заклинания, удерживающие воедино Великий вихрь, и вернёт Хаос в мир. Демонические легионы вновь будут ступать по земле, но в этот раз на стороне своих новых союзников. Один из эльфов при дворе Короля-Колдуна, ошеломлённый поворотом событий, разглядел в этом плане безумие, которым он и являлся, и принёс весть об этом Каледору.

Так началось последнее смертельное столкновение. Когда Король-Колдун и его советники начали свой ужасный ритуал, величайшие волшебники среди эльфов попытались остановить его, но такова была ужасающая мощь тёмной магии короля, что он и его кабал магов медленно и неумолимо стали брать верх. Небеса завибрировали, а земля дрогнула. На крайнем севере мира Царство Хаоса бурлило и готовилось к новому наступлению. В лагере Короля-Феникса, Каледор молил всех богов и своего деда о помощи. На закате Король-Колдун и его последователи начали последнюю атаку. Демонические колдуны пришли им на помощь, и последние заклинания защитников рухнули под их натиском. В небе можно было услышать ликующий смех Тёмных Богов. Затем, когда нечестивая магия коснулась Острова Мёртвых в самом сердце воронки, в игру вошли новые игроки. Окутанные светом могучие фигуры послали импульс мистической силы обратно в Нагарит. Попавшие в ловушку маги на Острове мёртвых отказывались позволить их трудам пропасть даром. Когда волна энергии достигла Нагарита, остров содрогнулся под титаническим давлением. По всему Ултуану землетрясения уничтожали города и обрушивали горы. Стена воды полкилометра высотой нахлынула на Нагарит, море вышло из берегов и затопило всё тёмное княжество с большей частью Тиранока заодно. Погибли тысячи − утонув в волнах, оказавшись погребёнными из-за землетрясения или попав под магическую молнию. Ударная волна дошла даже до гор Края Мира и попала в хроники королей гномов. Извергнулся вулкан Анул Калед, погребя под лавой и пеплом столицу Каледора — Тор Калед, а сам Ултуан был оторван от морского дна на веки.

Пока высшие эльфы были ослаблены и пребывали в замешательстве, выжившие тёмные эльфы, подняв из обломков Нагарита чёрные ковчеги, бежали на север и основали в унылой и неприветливой земле королевство Наггарот. На протяжении столетия обе стороны зализывали свои многочисленные раны. Вскоре, впрочем, начался долгий период морских сражений (с 2630 до ИК) и столкновений на севере Ултуана, так как Король-Колдун стремился вновь обрести здесь плацдарм. Ни одна из сторон не была достаточно сильной, чтобы завоевать превосходство, и Проклятый остров, где по-прежнему покоился Вдоводел, несколько раз переходил из рук в руки. Во время этого периода, Каледор приказал построить крепости у Грифоньих врат, Врат феникса, Орлиных и Драконьих врат и Врат единорога (2599 до ИК). В ходе войны был потоплен первый чёрный ковчег — Индраугнир, что переломило ход морских битв на сторону высших эльфов (2425-2219 до ИК). Каледор лично возглавил последнюю экспедицию на Проклятый остров и отвоевал его у тёмных эльфов (2217- 2200 до ИК). Говорят, он стал перед алтарём Кхейна, и на мгновение клинок воззвал к нему. Некоторое время он стоял там, опустив голову, и в конце просто сказал «нет». Возвращаясь домой после завоевания Проклятого острова, корабль Каледора был отрезан от остальной части флота высших эльфов внезапной бурей. Он подвергся нападению налётчиков тёмных эльфов, которые подожгли корабль. Несколько долгих часов Каледор и его команда отбивали их атаки, но в конечном итоге тёмные эльфы обрели перевес, и Король-Феникс понял, что он и его уцелевшие воины не смогут победить. Не желая попась в руки слуг Короля-Колдуна, Каледор гордо в полном доспехе прыгнул в воду. Так погиб Каледор Завоеватель. Это был ужасный конец для великого короля.

4. Король-Феникс Каледор II Воитель (2198 – 1599 до ИК) — Каледор Первый умер, но его наследие осталось. Своему преемнику он оставил сильную армию, хорошо защищённую цепь крепостей на севере и самый могучий флот в мире. Когда совет князей избрал сына Каледора в качестве его наследника, они думали в первую очередь о непрерывности для эльфийского народа, жаждущего стабильности, Каледор Второй обещал стать знакомой рукой у штурвала. Увы, он имел мало общего с отцом. Там, где отец был мудрым, Каледор Второй был глупцом. Там, где тот был великим генералом, сын был безрассудным и нетерпеливым. Когда эльфы вернулись в Старый Свет с новыми силами, торговля между двумя королевствами вновь расцвела. И хотя слухи об эльфийской гражданской войне достигли ушей гномов, они до конца не понимали всей ситуации. Разорение и убийство сородичей − совершенно чуждые им понятия, и ни один гном никогда не нарушит клятвы своему сюзерену.

Увы, Малекиту раскрыли тайные торговые пути гномов в тот период, когда он был послом Бель Шанаара, и теперь он воспользовался своими знаниями, чтобы извлечь из этого выгоду. Тёмные эльфы, одетые как воины Ултуана, нападали на караваны гномов, грабя товары и оставляя следы своего движения так, что они неизбежно привели гномов к эльфам Ултуана (2005 до ИК). Подозрение тут же пало на высших эльфов, и король Готрек потребовал возмещения. Когда весть об этом требовании дошла до Каледора, его ответ был мгновенным и недипломатичным. Он направил послание, гласящее, что Король-Феникс не отвечает на требования, но удовлетворяет просьбы. В свою очередь, король Готрек послал грубый ответ, говоря, что он не просит ни у эльфов, ни у богов, и потребовал двойной компенсации по причине подразумеваемого оскорбления. Каледор отправил гномьего посла обратно со сбритой бородой и сказал, что если Готрек хочет возмещения, он должен прибыть в Ултуан и забрать его. Так началась война Бород, произошедшая из-за опасного сочетания чести и упрямой гордыни. Армии гномов быстро осадили торговый город Тор Алесси, и Готрек поклялся, что он получит свои деньги или виру вместо них в виде эльфийской крови, в противном же случае он обреет голову. Это была могучая клятва. Его посол уже стал Истребителем троллей из-за позора от сбритой бороды. Гномы были решительно настроены на то, чтобы их король не испытал такой же судьбы. Услышав о нападении гномов, Король-Феникс пришёл в ярость. Он немедленно отправил экспедицию на помощь Тор Алесси. Более того, флот был столь могуч, а армия, которую он нёс, столь велика, что многие советники короля опасались, что Ултуан остался совершенно беззащитным перед лицом ещё одного нападения. Каледор впал в неистовую ярость и отмёл их страхи как беспочвенные.

Несмотря на прибытие великого войска Каледора, война продолжалась. Города-крепости гномов были практически неприступными. Мрачные и стойкие гномьи отряды мало походили на всех врагов, что эльфы встречали прежде. Гномы, демонстрируя упорство и упрямство, за которые и стали известными, попросту отказываясь сдаться или признавать поражения, даже если их безнадёжно превосходили числом. В свою очередь они были поражены мощью эльфийских сил. Они судили о численности армий Ултуана по численности войск самых малых его провинций. Огромные армии рыцарей и дисциплинированной пехоты были не тем, чего они ожидали. Однако, как и полагается гномам, они не собирались признавать ошибку, тем более перед эльфами. Война оставила наследие в виде ненависти и озлобленности, которое будет длиться тысячи лет. В ответ на инцидент с бритьём бород мстительные гномы вырубали целые девственные леса, чтобы просто разозлить эльфов. В отместку эльфы отравили подземные озёра и источники, из которых гномы брали воду, и великая болезнь распространилась по горам Края Мира. Обе стороны сражались до тех пор, пока вся их военная мощь практически не истощилась. Устав от недостатка в успехах, Каледор Второй отправил своих генералов в отставку и лично возглавил эльфийское войско (1974 до ИК он убивает сына короля — Снори Полурукого, в отмеску двоюродный брат Снори убивает брата Каледора 2 — Имладрика) (В 1602 до ИК сожжён Атель Марайя). Это была его последняя ошибка − во время четырнадцатой осады Тор Алесси Каледор Второй был сражён королём Готреком, который забрал корону Феникса с его окровавленного трупа в качестве платы за эльфийское высокомерие (1601 до ИК). Одержав эту последнюю победу, гномы отступили, утверждая, что их честь удовлетворена. Любые прошения о возврате короны Феникса сталкивались с приглашением прийти и попросить об этом. Первая корона остаётся в великом хранилище Вечной вершины до настоящего времени − неиссякаемый источник постоянных ненависти и обвинений между двумя народами.

5. Король-Феникс Карадриэль Миротворец (1599 − 996 до ИК) — после смерти Каледора Второго эльфы вновь оказались в разгар войны без Короля-Феникса. Но это ещё было не самое худшее. Ещё тогда, когда эльфы собирали самоубийственную экспедицию для осады Караз-а-Карака, самой неприступной крепости в мире, пришла весть, что тёмные эльфы вновь вторглись на Ултуан (1598 до ИК). Долгий план Короля-Колдуна, в котором и Каледор, и Готрек неосознанно сыграли свои роли, осуществился. Флоты Короля-Колдуна, отплыв в тумане тёмных чар, захватили Проклятый остров и отвоевали большую часть Царства теней. Несколько Чёрных ковчегов − зачарованных островов, оторванных от расколотого Нагарита, − были вытащены на берег, чтобы стать центром нового укреплённого города в гавани Анлека. Отсюда тёмные эльфы выступили на юг для осады Грифоньих врат. Ситуация усугубилась ещё больше, когда вонь от колдовства Короля-Колдуна распространилась по всему Ултуану, выманивая всевозможных нечестивых тварей из их логовищ среди Аннулийских гор.

В то время как северные княжества несли на своих плечах основную тяжесть борьбы с вторгнувшимися тёмными эльфами, лишь самые удачливые области избежали нападений гарпий, химер и ещё более жутких тварей. Высшие эльфы оказались меж двух огней, ведя войну на два фронта с двумя могущественными противниками. В святилище Асуриана собрался Четвёртый совет, избравший Карадриэля из Иврессе, который отличался от Каледора Второго так же, как ночь ото дня. Он был тихим и скромным, посредственным воином, но способным правителем. Первым указом Карадриэля было повеление жителям колоний оставить их и вернуться домой на Ултуан. Видя непреклонную враждебность гномов, ему казалось неразумным содержать за пределами метрополии огромные армии, особенно в свете более насущной угрозы сердцу эльфийских земель. Карадриэль знал, что в мире пройдут долгие века, прежде чем гномы согласятся восстановить дружественные отношения без требований жестокого возмещения, но он также знал, что войны не будет, если гномам не с кем больше будет сражаться. Поэтому Карадриэль отбросил гордыню. Он приказал выковать новую корону Феникса и отозвал войска домой. Среди наиболее надменных эльфов раздавались невероятные протесты. Для эльфийской гордости то, что корона Феникса должна была оставаться в землях гномов, было ужасным оскорблением.

Карадриэль, будучи всегда откровенной личностью, ответил, что лучше он потеряет корону, чем королевство, и после того жалобы игнорировал. Кроме того, среди эльфийских колонистов тоже были протесты, ибо они посчитали отзыв армий предательством. И вновь Карадриэль был непоколебим в своём намерении и прямолинеен в доказательствах. Он попросту сказал, что если эльфы нуждаются в защите армий Ултуана, тогда им стоит вернуться домой, где эти армии смогут лучше всего обеспечить эту защиту (1589 до ИК). Многие эльфы и правда вернулись, но другие, такие, как обитатели Атель Лорена, отказались покинуть их новообретённую родину и провозгласили независимость от Трона Феникса. Будучи таким образом отрезанной от культуры своих сородичей, их культура после этого пошла иным путём по сравнению с существовавшей на Ултуане, в одних аспектах оставаясь верной эльфийским традициям, а в других удаляясь далеко от них. Карадриэль, хоть и был огорчён таким поворотом событий, не пытался вернуть колонистов силой − ситуация на Ултуане была достаточно нелёгкой для того, чтобы рисковать ещё одной гражданской войной. Карадриэль теперь обратил свой взор на военные дела.

Признавая свою неопытность в качестве генерала, во главе армий высших эльфов он поставил ряд блестящих полевых командующих. Тетлис из Каледора в особенности приобрёл блестящую репутацию, сняв осаду с Грифоньих врат и отбросив тёмных эльфов практически к самому Анлеку. Так как боевые действия таким образом были в опытных руках, Карадриэль продолжил наблюдать за долгим отступлением из колоний. По мере того, как возвращалось всё больше войск (последний корабль покинул Старый Свет в 1501 до ИК), он увеличивал силы, удерживавшие большие ключевые крепости. Он также ввёл в практику переброски отрядов к фортам по очереди, дабы силы, удерживающие эти ценные цитадели, всегда были свежими и практически полной численности (1497 до ИК). Оставшуюся часть правления Карадриэля в северном Ултуане вспыхивали спорадические боевые действия. Из Наггарота прибывало всё больше тёмных эльфов, их клинки подпитывала столетиями взращиваемая ненависть. И всё же вся их нечестивая злоба не могла справиться с дисциплинированными и безупречно вышколенными армиями Короля-Феникса, многие воины которых были ветеранами битв с гномами. Северные моря были местом многих великих морских сражений, но, несмотря на расширенную кораблестроительную программу, высшие эльфы никогда не могли полностью очистить  море от врагов. Карадриэль был первым Королём- Фениксом, который мирно умер в постели (997 до ИК).

6. Король-Феникс Тетлис Убийца (996 − 691 до ИК) — пятый совет избрал в качестве наследника Карадриэля — Тетлиса из Каледора, героя Грифоньих врат. Тетлис хорошо усвоил ценность подготовки и организации от Карадриэля и взошёл на трон с одной целью − выбить тёмных эльфов с Ултуана и отвоевать Проклятый остров у отродий Наггарота. Он упорно следовал своему плану с целеустремлёнными безжалостностью и решительностью. Сердце Тетлиса было наполнено ужасной, холодной ненавистью к детям Наггарота, ибо они убили его семью во время одного из своих многочисленных набегов. Так тёмные эльфы сотворили себе своего самого неумолимого из врагов. Тетлис сражался не ради чести или славы. Он лишь намеревался покончить с угрозой Наггарота раз и навсегда, и, возможно, преуспел бы в этом, если бы сила драконов не стала угасать. В конце правления Карадриэля драконы стали появляться всё реже. По неизвестным причинам многие из них начали погружаться во всё более долгий и долгий сон, просыпаясь, пожалуй, лишь раз в столетие (993 до ИК).

Эльфам нужно было стать сильнее в других областях, чтобы компенсировать потерю грубой мощи и дикой силы великих зверей. В первые годы своего правления Тетлис занимался сбором новых армий. Каждый эльфийский город должен был иметь полигон, где его солдаты могли бы тренироваться и сражаться в учебных боях (указ вышел в 991 до ИК). Кропотливо, с дотошным вниманием к деталям, Тетлис восстанавливал эльфийские силы до численности, невиданной со времён Аэнариона. Он никогда не отправлял армию на фронт без уверенности в том, что не сможет выставить превосходящее по числу войско, и никогда не вёл сражения без уверенности в том, что сможет их выиграть. Неумолимым истощением он обескровил тёмных эльфов (наступление на север началось в 986 до ИК). За несколько долгих столетий ряд массированных наступательных операций (была правда и одна контратака от друхиев, правда она закончилась полным разгромом об чательно подготовленную засаду у Грифоньих врат 946 до ИК) отбросил их назад в Царство теней (в 922 до ИК в битве при Сером каньоне была разбита огромная армия друхиев, застигнутая врасплох, а в 732 до ИК начинается последнее зимнее массированное наступление тёмных эльфов, в ходе которого они захватывают несколько крепостей, но встретив армию асуров, полностью уничтожают друг друга в битве при Тор Лехане), вылившись в конечном итоге в штурм Анлека (696 до ИК). Тетлис был холодным и безжалостным, даже по меркам эльфов, и приказал разрушить весь город. Пленных не брали, а поля засыпали солью. Хотя его подданные и были поражены, они подчинялись. Ни одного живого тёмного эльфа на Ултуане не осталось. Очистив Ултуан, Тетлис обратил своё внимание на Проклятый остров, который всё ещё был в руках Легионов Короля-Колдуна. Чтобы его вернуть, была собрана самая большая эльфийская армада всех времён. Сотни кораблей плыли по морю с многотысячным войском на борту. Эльфийские маги укротили погоду, и благодаря им небеса не тревожили бури, а моря очистили от кораблей Наггарота. Войско тёмных эльфов собралось на берегах Проклятого острова, намереваясь не дать высшим эльфам захватить плацдарм здесь. Эльфы высадились, начав таким образом Битву волн (693 до ИК), в которой пенящиеся волны окрасились от крови в красный. Обе стороны сражались яростно, по колено в багровой воде. Небеса почернели от стрел и арбалетных болтов, и раненые тонули, захлёбываясь от волн на мелководье. Шаг за кровавым шагом высшие эльфы пробили себе путь к пляжу и наводнили остров, сбросив своих тёмных сородичей в море. Резня была ужасающей. Тёмных эльфов вырезали тысячами до тех пор, пока даже самые закалённые эльфийские капитаны не были поколеблены. Они опасались, что их войска могут пристраститься к такой резне и стать не лучше тех, с кем они сражались.

Одержав великую победу, Тетлис сначала настаивал, чтобы армия двинулась дальше, в Наггарот, но по мере того, как она шла на север, он обнаружил, что неизвестной неодолимой силой его тянет к алтарю Кхейна. Во время своего путешествия по Костяной равнине Тетлис увидел, как что-то светится. Странный свет притягивал его, и он обнаружил Драконий доспех Аэнариона. Других следов Аэнариона или Индраугнира найти не удалось. Доспех был подарен Ауаралиону, правнуку Морелиона, сына Аэнариона от Астариэль. Фактически, это было последнее, что он сделал в качестве Короля-Феникса. Существуют две версии того, что произошло, когда Тетлис наконец подошёл к Вдоводелу. Часть записей утверждают, что он отпустил Белых Львов и оставшуюся свиту, утверждая, что хочет немного побыть наедине и рассмотреть клинок, причинивший его народу столько вреда. Говорят, что тёмный эльф-ассасин выскочил из укрытия в груде костей и поразил Тетлиса отравленным клинком. Другие считают, что Тетлис, намеревавшийся окончить войну с тёмными эльфами, вытащил меч Кхейна, который стал вырываться из его хватки и пытался освободиться, и короля сразили его собственные телохранители (зарубили стражи феникса), опасавшиеся последствий того, что смертельное оружие Аэнариона вновь обрушится на мир. Никто точно не знает, что именно случилось. Мнения учёных расходятся. Всё, что известно, это то, что Тетлис умер в тот день, и без его вдохновляющего присутствия армада развернулась прочь от Наггарота.

7. Король-Феникс Бель-Корадрис Король-Учёный (691 до ИК – 499 ИК) — так как народ устал от войны, эльфы на Шестом совете выбрали в качестве нового Короля-Феникса Бель- Корадриса из Сафери. Бель-Корадрис был князем- волшебником и прославленным учёным. Хотя он и не игнорировал защиту королевства, он не стремился к сражениям, считая, что магия способна защитить Ултуан от врагов. Бель-Корадрис правил мудро и хорошо, и его любили все. Его правление примечательно тем, что было  временем практически безмятежного мира. Тёмные эльфы Наггарота были столь ослаблены наступлениями Тетлиса, что боялись предпринимать что-либо большее, чем набеги, которые редко были чем-то более крупным, чем просто пиратскими и разбойными, хоть и невыразимо жестокими, деяниями. Высших эльфов устраивало, что их древние враги успокоились, ибо после войн Тетлиса большая часть Ултуана лежала в руинах − бесчисленные деревни и города оказались между армиями света и тьмы. Что ещё хуже, из-за постоянных военных нужд в свежих воинах подножия Аннулийских гор оказались незащищёнными от чудищ с вершин. В результате многие области Ултуана, которые слабо пострадали от разрушительного воздействия войны, стали охотничьими угодьями мантикор и других тёмных тварей.

Первым действием Бель-Корадриса в качестве Короля-Феникса было, вследствие этого, объявление эпохи возрождения − разорённые земли будут возвращены, разрушенные поселения − отстроены заново, чудища − изгнаны, а величие Ултуана вернётся вновь. Так началось правление, которое будут помнить в веках как начало второй золотой эры. В это время возводится Белая башня Хоэта. Ей суждено стать величайшим вкладом Бель-Корадриса в возрождение Ултуана − это была цитадель волшебства и познаний, где собирают мудрость со всех уголков мира и хранят фолианты с самыми могущественными заклятиями. На протяжении тысячи лет эльфы возводили это гигантское, достигающее небес, сооружение, применяя секреты инженерного и магического искусств в равной степени с каждым установленным камнем. Ремесленники работали над искусной резьбой почти тысячелетие. Чтобы защитить драгоценные знания, вокруг башни сплели паутину из заклинаний иллюзий и защиты. По мере того, как продвигалась работа над Белой башней, Бель-Корадрис основал орден Хранителей знаний (290 до ИК), члены которого будут как охранять, так и изучать собранные в её стенах знания. Там будут познавать каждую дисциплину, от искусств войны и чародейства до алхимии и астрологии. Многие прославленные учёные и чародеи собирались в башне Хоэта, и ни до того, ни после не было видано другого такого обмена знаниями. В тени иглообразного шпиля тысячи самых мудрых философов обсуждали то, что им известно. В библиотеке члены Хранителей знаний начали писать Книгу дней, великую летопись эльфийского народа, на которой будут основываться все последующие летописи.

Именно в это время мастера меча Хоэта собрались, чтобы изучать искусство владения мечом и защищать башню. Хотя личной страстью Бель-Корадриса был поиск знаний, он признавал, что мудрость и магия в одиночку не смогут сохранить Ултуан − он знал, что снова придёт время, когда высшим эльфам потребуются герои с клинком в руках. Вследствие этого он поощрял тех дворян при его дворе, которые доказывали свою личную доблесть, истребляя чудищ, терзавших страну. Таким образом, правление Бель-Корадриса было также возрождением личной славы, которое со времён ещё до Аэнариона не было видано в Ултуане − столь доблестно дворяне всех титулов последовали примеру Короля-Феникса. Медленно, но верно княжества Ултуана были очищены огнём и мечом, и неистовствующих чудищ истребили или вытеснили обратно к Аннулийским горам зализывать тяжкие раны. Впрочем, с угрозой таких тварей нельзя было полностью покончить. Даже если армия окажется достаточно храброй, чтобы очистить Аннулийские горы, можно провести время тысячи поколений среди их вершин и всё равно не найти все логовища, гнёзда и насесты. Каждый раз, когда дозор над горами ослабевал, нечестивые создания вновь шевелились и проникали в центральные земли Ултуана. Однако Бель-Корадрис не стремился к полной победе над горными тварями − он лишь жаждал того, чтобы его земли были возвращены, а боевые навыки аристократии Ултуана не притупились за годы относительного мира. Бель-Корадрис умер сразу после завершения строительства Белой башни (497 по ИК) и был погребён в её основании. Говорят, его призрак всё ещё бродит по склепам под башней и периодически помогает учёным в их поисках.

8. Король-Феникс Аэтис Поэт (499 – 1121 ИК) — Бель-Корадрису наследовал Аэтис из Сафери. Он был первым Королём-Фениксом, который не унаследовал нестабильное королевство или не взошёл на трон после войны. Во время его правления продолжался долгий мир. Тёмные эльфы тихо прятались в Наггароте, их набеги прекратились. Многие подозревали, что они − вымирающая раса, медленно уходящая в небытие. Распространялись слухи, что Король-Колдун наконец умер. Гномы тоже были довольны тем, что их оставили в покое. В первые столетия правления Аэтиса в Ултуан дошли вести об основании новой человеческой империи, но это не казалось большим поводом для беспокойств. Ничто не угрожало высшим эльфам. Что достаточно странно, это был также период, когда высшие эльфы осознали, что они − вымирающая раса. Даже во время долгого золотого времени мира население уменьшалось. Число новорожденных попросту стало меньше, и великие города начали пустеть. Аэтис также был выдающимся поэтом и певцом. Он собрал при своём дворе в Сафери всех великих деятелей искусства Ултуана. Драматурги, художники, скульпторы, летописцы и театральные писатели − всем нашлось место в его дворце из покрытого резьбой нефрита. Это была вершина эльфийской культуры, когда была создана большая часть величайших их произведений искусства. Это был период, когда родились пьесы Тазеля и одушевлённые придворные портреты Ториона Огненное сердце. Армия скульпторов и мастеровых облагородила горы Крейса. Над Грифоньими вратами возвышался грифон полторы сотни метров высотой, казалось, он сейчас спрыгнет с горы (статуя была закончена в 605 по ИК). Работа скульптора была столь изощрённой, что рассказывали, что она оживёт для защиты перевала от любых нарушителей. На подобные этому грандиозные проекты было потрачено невероятное количество богатств.

Город Лотерн из маленького рыбацкого городка вырос в великую столицу, чтобы справиться с расширением торговли с колониями и другими государствами. Были установлены контакты с древней человеческой империей в Катае (откуда в 698 по ИК прибывают первые эльфийские корабли, нагруженные шёлком, специями и нефритом), и представители Короля-Феникса прибыли ко двору катайского императора. Шёлк, нефрит и специи стали ценными предметами потребления на Ултуане. Уверенные в своей силе, эльфы стали сокращать свои армии и флоты. После почти пятнадцати сотен лет относительного мира под властью Бель-Корадриса и Аэтиса память о старых войнах и вражде стала уходить. Были предприняты попытки договориться с гномами о возвращении короны Феникса. Хоть эльфы и получили грубый отказ, они не посчитали это оскорблением. Установилась определённая удовлетворённость. Многие аристократы отложили в сторону свои боевые привычки и традиции, полагая, что столь жестокие искусства плохо подходят таким цивилизованным временам. При дворе начались разногласия, и интриги, бывшие всегда опасной забавой среди эльфов, для многих стали образом жизни. Когда лишь несколько поколений ранее князь доказывал, что достоен, мечом или мудростью, теперь для этого подходили хорошо сказанные комплименты и проницательные эпиграммы. Впрочем, не все на Ултуане полностью покорились безделью. На севере князь Валедор Эллирийский гарантировал, что стража у великих ворот никогда не сомкнёт глаз, а воины здесь получат лучшую тренировку и наиболее качественное снаряжение, которое только может дать Ултуан.

Однажды Валедор встретился с несколькими аристократами из двора Короля- Феникса, когда они намеревались опустошить одну из оружейных Грифоньих врат. Множество повозок уже были нагружены мастерски откованными чешуйчатыми доспехами из итильмара и драконьими кирасами, когда Валедор набрёл на них. Напыжившись от королевских полномочий, дворяне поначалу говорили смело, уведомив Валедора, что Король-Феникс пожелал использовать эти «излишки» в качестве костюмов в его последнем театральном шедевре. Валедор впал в ярость и поразил говорящего одним ударом одоспешенного кулака, после чего аристократы, − малодушные и любящие удовольствия слабаки для эльфа, − бежали, позволив воинам Валедора вернуть доспехи на их законное место. Позже выяснилось, что Аэтис не отдавал таких распоряжений − дворяне действовали по собственной инициативе, дабы завоевать благосклонность своего короля. Однако, ничто из этого не спасло князя Валедора. Шаг за шагом его имя и репутация сошли на нет усилиями тех, кому он помешал. В течение года у него отобрали все его почести и титул, а его семью лишили всех фамильных богатств. Вновь стал распространяться культ излишеств (701 по ИК), в этот раз он был окружён таинственностью, что делало его ещё более привлекательным для пресытившихся эльфийских аристократов. Вскоре мастера меча Хоэта начали расследовать деятельность культа и докладывать в Белую башню. Их находки достаточно встревожили верховного Хранителя знаний, чтобы он сообщил об этом Королю- Фениксу, но придворный канцлер оказался тайным шпионом Наггарота. Когда его разоблачили, он вонзил отравленный кинжал в сердце Аэтиса, и таким образом восьмой Король-Феникс был убит верным другом.

Под конец его правления произошло также ещё одно очень важное для Ултуана событие, хоть и печальное. В Атель Лорене сестра Ариэль — Алиссара, бывшая некогда женой Малекита, узнав про ужасы, которые тот творит решила отправиться в Наггарот и образумить его. Морати не желая этого заколдовала разум опального князя Эллириона Валедора, который вместе со своим войском по видимому охранял колонии высших эльфов в Бретонии. Ослеплённый колдовством Морати и собственным желанием вернуть былое положение, Валедор собрал своё войско и атаковал делегацию азраев. Лесные эльфы бились отчайно, но это было сражение, которое они не могли выиграть. Перед смертью от копья Валедора, Алиссара успела расколдовать его. Увы, было слишком поздно. Прийдя в себя и поняв что сделал, князь бросился со скал в бушующие волны. Со смертью своего командира высшие эльфы отступили. Некоторые думали, что они предотвратили большое зло; другие подозревали, что это же зло было совершено их собственными руками. Мало кто из обеих групп говорил об этом когда-либо снова. Лишь горстка лесных эльфов выжила, чтобы донести это скорбное известие до Атель Лорена и когда Ариэль узнала о смерти своей сестры, она была в ярости. Так как Морати хорошо замела за собой следы, гнев Ариэль обрушился на Эллирион — родину князя Валедора. Используя корни мира, она перенесла войско Ориона туда, чтобы привелчь асуров к ответственности. Однако народ Эллириона не спешил с ответом. Курноус был главным божеством их земли, и они не спешили поднимать оружие против того, кто носил его облик. Их колебания дорого обошлись им, ибо в то лето равнины Эллириона залились кровью его народа. Наконец, даже Орион не мог радоваться этой работе, это была не охота, а бойня. Это наверняка привело бы Ориона к ссоре со своей королевой, если бы Ариэль, наконец, не разрушила чары Морати, раскрывая, наконец её коварные планы. Вслед за этим, она перенесла войско Ориона в Наггарот. И дальнейший ход этой истории, асуров уже не затрагивает.

9. Король-Феникс Морваэль Порывистый (1121 – 1503 ИК) — восьмой совет в качестве наследника предательски убитого Короля-Феникса избрал Морваэля из Иврессе. Он был верховным Хранителем знаний Белой башни во время правления Аэтиса. Морваэль, хоть и был учёным, имел мало настоящего опыта в государственных делах или искусстве войны. Его первым деянием после коронации был приказ провести карательную атаку на Наггарот (1122 по ИК). На холодный север был отправлен эльфийский флот, и тёмные эльфы истребили его. Когда несколько выживших принесли весть о разгроме в Ултуан, среди высших эльфов распространилась паника. Поражение было последним, чего они ожидали. Они считали, что угрозе Наггарота положен конец, но теперь было похоже, что тёмные эльфы лишь восстанавливали свои силы. Позволив Бель-Корадрису и Аэтису сократить свои флоты и армии, эльфы Ултуана дали их тёмным сородичам возможность сравняться с ними в военной мощи и, пожалуй, даже превзойти её. Могучая армада тёмных эльфов захватила Проклятый остров и выступила к Ултуану. Они вернули проклятый город Анлек и возвели на руинах великую крепость (1131 по ИК). Вскоре они двинулись на юг и были остановлены лишь надолго осадив Грифоньи врата (1133-1146 по ИК, осаду снял Ментей Каледорский).

Отчаянно нуждаясь в бойцах, Морваэль создал систему военного ополчения (1133 по ИК), которая существует в Ултуане и сейчас. Она требует от каждого эльфа, чтобы он хотя бы часть года проводил в составе войска и был способен обеспечивать себя снаряжением самостоятельно. Таким образом, сократившееся население Ултуана было способно выставлять могучие армии вооружённых граждан далеко за теми пределами, в которых оно в противном случае бы оказалось. Морваэль, вынужденно столкнувшийся со своими невысокими умениями в качестве генерала на протяжении ряда ранних поражений, назначил полевым командующим Ментея из Каледора. Морваэль имел чувствительную и ранимую душу, и его часто тревожили ужасные кошмары и видения. Он с лёгкостью отправлял друзей и подданных на смерть, но для спасения королевства он мало что ещё мог сделать. Он опустошил сундуки Трона Феникса, чтобы построить новый и могучий флот, способный принести войну в северные моря и остановить поток подкреплений из Наггарота. Ему пришлось использовать мастеров меча Хоэта и других агентов для поиска поклонников культа удовольствий, − которые, как и раньше, обеспечивали тёмных эльфов сетью влиятельных шпионов, − и это было именно его неприятной обязанностью подписывать многочисленные в итоге смертные приговоры. Многие долгие ночи проводил Морваэль в своей башне, и вскоре из-за веса короны он стал сутулиться и преждевременно стареть. Но не важно, насколько глубоким было отчаяние Морваэля, ибо оно никогда не превосходило его чувство долга. Он ещё больше полагался на своих ближайших советников и черпал свежие силы из их веры, чтобы укрепить собственную хрупкую решимость.

Ментей Каледорский всегда оставался его ближайшим доверенным лицом, и вскоре Морваэль стал полагаться на советы и дружбу своих  генералов столь же уверенно, как он полагался на свои лидерство и умения в битве. Спорадические боевые действия вспыхивали на протяжении столетия. Флоты Ултуана курсировали по морям, уничтожая везущие рабов корабли тёмных эльфов. Чтобы можно было осуществлять эти походы дальнего плавания, вдалеке от Ултуана были возведены две новые крепости. На краю Тёмного континента была построена Крепость Рассвета (1203 по ИК), чтобы ремонтировать корабли и защищать торговые пути в Катай. На краю Люстрии возвели Цитадель Сумерек (1218 по ИК), базируясь у которой эльфийский флот мог сторожить побережье южной Люстрии. Наконец, война достигла кульминации. Ментей Каледорский осадил Анлек во главе великой эльфийской армии. Морваэль остался в святилище Асуриана, ожидая исхода сражения. Каждую ночь его одолевали всё более ужасные видения, которые, как некоторые поговаривали, посылал Король-Колдун, чтобы терзать его. С каждым проходящим днём он всё больше погружался в отчаяние и терял надежду, ибо гонцы докладывали в основном о потерях армии и малых её шансах на победу. Но несмотря на опасения Морваэля, силы Ултуана в конце концов победили. Увы, перед лицом триумфа высшим эльфам пришлось пережить ещё две трагедии. В последний день, когда пал Анлек, Ментей был убит, возглавляя штурм (1501 по ИК). Его великий дракон, Ночной клык, впал в ярость берсерка от гнева и скорби и истребил множество тёмных эльфов и их чудовищных питомцев. Новости о смерти Ментея окончательно сломили решимость Морваэля. Устав до смерти, впав в апатию и депрессию, Король-Феникс отрёкся от трона и вошёл в священное пламя Асуриана. Ни одна смертная оболочка не способна выдержать такое испытание дважды. Тело Морваэля горело на священном погребальном костре с полуночи до полудня. Когда солнце вошло в зенит, холодный ветер с севера забрал его прах и развеял над Внутренним морем.

10. Король-Феникс Бель-Хатор Мудрец (1503 – 2163 ИК) — девятый совет зашёл в тупик из-за противостояния группировки, желавшей воинственного короля, и тех, кто предпочёл бы миротворца. В конце концов был достигнут компромисс, и был избран и коронован Бель-Хатор — князь-волшебник из Сафери. Бель-Хатор казался не слишком удачным выбором − подобно большинству саферийских князей, он был несколько эксцентричным. Многие другие князья считали, что им будет легко манипулировать в их собственных целях. Они ошибались. Бель-Хатор оказался неожиданно волевым − благодаря одной лишь своей индивидуальности он смог прекратить практически все междоусобицы, терзавшие двор Короля-Феникса со времён Аэтиса. На него не подействовали никакие попытки заставить его отдать приказ вторгнуться в Наггарот. Хотя Ултуан, вероятно, мог бы выиграть такую войну, он знал, что цена будет слишком высокой. Эльфийские ряды так поредели, что многие города были полупусты, а многие земли покинуты. Он не был готов рисковать будущим эльфийской расы ради возможности отомстить.

Вскоре его внимание было приковано к другим вещам. Всего за два тысячелетия раса людей развилась от дикости к положению в виде доминирующей расы в землях к востоку от Ултуана. Атаки драккаров северян − которые до того отметались как обыкновенные раздражители − стали столь частыми и яростными, что флот высших эльфов больше не мог сдерживать эту угрозу (1703 по ИК). Понимая, что со временем нападения будут только хуже, Бель- Хатор созвал на совет всех величайших магов и приказал им защитить восточные подступы к Ултуану. После трёх десятилетий приготовлений волшебники окружили подступы к острову лабиринтом заклятий, иллюзий и предательских блуждающих отмелей и туманов (Величайший маг того времени — Беленаэр Мудрый руководил этим процессом в 1903 по ИК). Для северных налётчиков достичь Ултуана стало практически невозможным, разве что при помощи чистого случая. Легенды об этих ужасных морских маршрутах достигли Старого Света и заставили людей говорить об эльфийском королевстве со страхом. Северяне были не единственными людьми, осмелившимися приплыть к Ултуану. Другие морские государства, особенно Империя и Бретонния, также и всё чаще стали посылать корабли в океан на запад в поисках Ултуана и легендарных золотых городов Люстрии. Некоторые из этих решительных моряков, и в конечном итоге часть их кораблей, нашли путь в Ултуан. Король-Феникс издал эдикт, запрещающий им ступать по эльфийской земле. Правда, он всё же разрешил Финубару, князю из Эатайна, отплыть с ними на корабле, чтобы узнать побольше об этих новоиспечённых странах. Финубар отплыл в Л’ангиль в Бретоннии (2001 по ИК) и, оттуда, провёл пятьдесят лет в странствиях по континенту. Из-за древней вражды с гномами прошло немало времени с тех пор, как кто-либо из высших эльфов ступал по берегам восточного континента. Финубар был одновременно впечатлён и поражён тем, что увидел. Человеческие государства были многочисленны и густонаселены. Финубар ожидал встретить глиняные хижины, примитивных дикарей и отсутствие какого бы то ни было порядка. Вместо этого он увидел могучие обнесённые стенами города и дисциплинированные армии, способные отражать нападения орков и поддерживать мир на огромных территориальных участках.

Он видел, что люди многочисленны и их становится всё больше, и это лишь вопрос времени, когда они затмят даже старшие расы. Кроме того, Финубар был восхищён чистой жизнеспособностью людей и их богатой культурой, их энергичностью и алчностью. Он быстро решил, что было бы лучше для эльфов иметь этот народ в качестве скорее союзников, чем врагов. В своих странствиях он также наткнулся на затерянное эльфийское королевство Атель Лорен (2033). Он был одновременно поражён и восхищён тем, что он там встретил. Эльфы старой пограничной провинции пошли совсем другим путём по сравнению с высшими эльфами, они стали единым целым с их лесным домом, столь же отдалившись от высших эльфов Ултуана, как отдалились от них тёмные эльфы Наггарота. С тех самых пор они стали известны своим сородичам на Ултуане как лесные эльфы. Хотя эльфы Атель Лорена не были недружелюбно настроены по отношению к Финубару, дальнейшее сближение оказалось невозможным и со всеми отправленными из Ултуана посольствами обращались в лучшем случае равнодушно. Когда Финубар наконец вернулся в Ултуан (2051 по ИК), его восславляли, как великого героя. Король-Феникс выслушал его доклад и отменил ранний эдикт, запрещающий людям Старого Света быть на Ултуане. По просьбе Финубара город Лотерн был открыт для людских торговцев, и эльфы предоставляли лоцманов, чтобы вести торговые флотилии по туманным подступам. Те человеческие народы, которые уделяли внимание мореплаванию, не теряли времени и стали путешествовать к континенту-острову Ултуана, чтобы самим увидеть его чудеса. Так начался второй период резкого роста в Лотерне. Финубар видел, как его родной город становится самым большим торговым портом в мире, и был счастлив. Люди были ошеломлены изящностью и величием эльфийской цивилизации и весьма довольны торговлей, процветавшей здесь. Эльфы же были довольны тем, что у них есть могущественные союзники в Старом Свете. Когда Бель-Хатор мирно умер, Финубара избрали его наследником.

11. Король-Феникс Финубар Мореплаватель (2163 – 2522 ИК) — благодаря бесценному опыту, полученному за время пребывания в Старом Свете, Финубар Лотернский стал князем, наиболее подходящим для понимания нового века. При помощи темперамента и опыта он был готов к взаимодействию с расой людей, и, будучи родом из Лотерна, вырос с пониманием ценности торговли и терпимого, безграничного взгляда на мир. В соответствиями с пожеланиями Бель-Хатора правящий совет избрал Финубара. Таким образом, он стал первым Королём-Фениксом, который был выбран его предшественником. Несколько членов совета были недовольны эти назначением − возможно, они считали такое наследование нарушением всех традиций. Более вероятно, что их мнение появилось из зависти. Действия Финубара мало помогали успокоить такие сомнения. С самого начала он часто довольствовался тем, что оставлял ежедневные вопросы королевства доверенным советникам при дворе. Воистину, в ранние годы своего правления казалось, что он был всего лишь нечастым гостем в собственном королевстве, ибо он проводил большую часть времени в путешествиях по миру.

Соперники Финубара распространяли слухи в его отсутствии, постоянно намереваясь присвоить себе Трон Феникса, которого их некогда лишили. В конце концов мятежники замолчали лишь тогда, когда Вечная королева, Алариэль, прибыла без всяких объявлений на собрание правящего совета. Став перед троном, она пронзительно взглянула на каждого из его членов, друг за другом, и ледяным тоном напомнила князьям, кому действительно принадлежит их верность. После этого критика правления Финубара была решительно прекращена. В последующие годы путешествия Финубара стали более спонтанными, хотя никто не мог утверждать, что его жажда странствий наконец начала покидать его, или что он попросту нашёл то, что искал. Со временем Финубар делил время между государственными делами и совещаниями с Беланнаэром, одним из старейших и мудрейших Хранителей знаний Хоэта. В сто тридцать восьмой (2301 по ИК) год правления Финубара началось Великое вторжение Хаоса, и было похоже на то, что Тёмные Силы вновь вернулись, чтобы завоевать мир. Сам Король-Колдун возвратился во главе могучего войска и смёл вставших на его пути защитников Ултуана. Война охватила все княжества. Авелорн окружило пламя, и на время показалось, будто Вечная королева исчезла посреди бойни, а вместе с ней и надежда. Затем появились два могучих героя, братья-близнецы Тирион и Теклис, чтобы спасти королевство и отразить вторжение. Усилиями выдающихся близнецов, тёмных эльфов выбили из Ултуана (2303 по ИК), и он был спасён, хоть и оказался на грани уничтожения. Финубар был крайне доволен деяниями близнецов, и всё чаще стал допускать их на свои совещания − Король-Феникс признавал, что последняя война была не более чем первым столкновением в новом веке разрушения, и был намерен владеть верностью самых могучих героев Ултуана. В последующие годы к Тириону и Теклису на стороне Финубара присоединятся и другие герои, некоторые из которых совершат деяния, которые сделают их не менее известными, чем любого из Королей-Фениксов.

С тех пор мир всё больше погружался во тьму. Несмотря на ряд магических охранных знаков, поставленных вокруг острова во время правления Бель-Корадриса, рейды северян на Ултуан стали всё более многочисленными. Орда гоблинов во главе с Громом Брюхатым с Туманных гор даже смогла разграбить восточный Ультуан. Налётчики тёмных эльфов продолжили совершать бесчисленные пиратские деяния. Обещание нового золотого века померкло, и эльфы и их новые союзники вновь были готовы взяться за оружие. Для эльфов настоящее как обещает возрождение, так и угрожает уничтожением. Их старые враги стали сильнее, в то время как они сами ослабли. Ултуан всё ещё способен выставить самый могучий флот в известном мире, а его армий враги боятся по праву, но несмотря на это, высшие эльфы − лишь тень их былой славы. Воистину, многие на Ултуане чувствуют, что величайшие дни эльфов ушли. Однако, каждый год даёт новые возможности, чтобы прославиться и сразиться со злом. По-прежнему встречаются среди эльфов могучие герои, храбрые воины и маги, желающие биться против Тёмных Сил, и могущественные драконы, хоть их и мало, беспокойно ворочаются в своём долгом сне. На севере снова что-то замышляет Король-Колдун, и Вдоводел терзает воинов во сне, напевая их отчаявшимся душам о запретной славе. Высшие эльфы, хоть и поредели и устали, по-прежнему должны сыграть большую роль в мире прежде, чем будет сыгран последний акт их длинной драмы.

Датировка правления Финубара:

Развернуть текст
XI.10 Осада Священного пламени. Свитки Асуриана гласят, что в этот год Хранитель Секретов Н`кари буйствовал по всему Ултуану. Хранители Знаний Белой Башни предполагают, что его целью было уничтожение рода Аэнариона, в чём он преуспел (осталось лишь двое, ну и Малекит). В конечном итоге демон был убит в великой битве в стенах святилища Асуриана. После боя многие рассказывали о храбрости тех самых близнецов, чьей смерти и вожделел демон (они тогда ещё были детьми, но уже сумели проявить себя).

XI, 78 Битва за Сияющий хребет. Армия тёмных эльфов Маканарта Порченное Лезвие высадилась на побережье Тиранока. Разорив прибрежные земли княжества, они устремились дальше вглубь, стремясь захватить Высокий Свод в северном Каледоре. Однако, прежде чем тёмные эльфы успели осуществить свои планы, князь Галатор для встречи с ними собрал величайшую армию колесниц, виденную кем-либо на Ултуане. Не желая ждать помощи от соседних княжеств, Галатор вышел навстречу тёмным эльфам и разбил их наголову. Многие сотни коварных сородичей нашли свой конец на Сияющем хребте в тот день, растоптанные окованными итильмаром колёсами и копытами или пронзённые стрелами и копьями воинов Тиранока. Галатор собственным копьём — тем самым оружием, которое держал его предок, сражавшийся бок о бок с самим Аэнарионом — выбил Маканарта из его колесницы Хладных, а позже пронзил горло его ведьме-любовнице — Дрателле. Когда сгустились сумерки, оставшиеся в живых тёмные эльфы попытались укрыться среди скал и ущелий, недоступных для колесниц Галатора, но обнаружили, что их путь перекрыт несколькими полками из лучших копейщиков и лучников Тиранока. Безжалостно отброшенные прочь, тёмные эльфы отступили в сторону низин, но вместо спасения они нашли лишь заполонивших равнины эллирийских Налётчиков. Смелые рыцари Эллириона практически загнали своих коней, но всё равно, пылая жаром, бросились в схватку. Опустив копья, Налётчики на полном скаку врезались в ряды отступающих тёмных эльфов. К тому времени, когда солнце опустилось за горизонт, битва была окончена.

I, 90 Бойня на Мрачном лугу. Когда берегов Ултуана достигла весть о том, что Атель Лорен осаждён стадом зверолюдов невиданных прежде размера и свирепости, Король-Феникс увидел уникальную возможность улучшить непростые отношения между двумя королевствами. Стремительно собрав армию и погрузив её на корабли, Король-Феникс отправился за море, дабы прийти на выручку своим далёким сородичам. Таким образом, зверолюды оказались зажаты армиями двух разгневанных эльфийских королевств. Мало доверия было между лесными эльфами и воинами Короля Феникса, но взаимная ненависть к зверолюдам вскоре разрушила все барьеры. Вечная стража сомкнула щиты с копейщиками из Котика, а маги Сафери сдерживали магию Хаоса, пока чаропевцы пробуждали лес к жизни. В самом сердце битвы Скарлок из Лорена и Истранна из Авелорна сражались спина к спине, тетивы их луков были практически невидимы, когда они пускали стрелу за стрелой, выкашивая ряды бестигоров. К рассвету стадо зверолюдов было истреблено. Эльфийские армии разошлись, заработав уважение друг от друга.

XI, 97 Туманы Стенающей топи. Зачарованный туман, созданный слиянием ветра и злого рока, клубился и утолщался около Сокрытого берега. Пока он становился всё плотнее, накопленная туманом магия сияла, словно маяк внутри Царства Хаоса. Так демоны нашли проход в земли Иврессе. Эльфы встретили демоническое воинство на краю Стенающей топи во главе с Моранионом из Атель Тамархы. В знак благодарности за прошлые заслуги князья иных земель прислали ему войска на подмогу, и поэтому в одном строю с высокими копейщиками его владений стояли воины из Крейса, Эатайна и даже более дальних княжеств. Моранион понимал, что вскоре ему потребуются все их мастерство и доблесть. В самый разгар битвы с небес спустился ревущий и рычащий Кровожад, проделав кровавую борозду в рядах Белых Львов. Лесорубы Крейса бились отчаянно, хоть и понимали, что обречены. Но их стойкость вскоре была вознаграждена спасением: феникс Пылающих шпилей, сопровождаемый потоком огня, вынырнул из тьмы и вцепился в демона своими могучими когтями. Но Кровожад быстро пришёл в себя: с громовым треском щёлкнувшая плеть  обвилась вокруг шеи огненной птицы. Феникс пронзительно вскричал от ярости, хлопая могучими крыльями в безуспешной попытке вновь взлететь в небеса, но демон был слишком силён. Не обращая внимания на обрушивающиеся на него топоры Белых Львов, он подтащил бьющегося зверя поближе и вырвал ему глотку, впившись в него своими звериными клыками. Бросив труп феникса на землю, Жаждущий крови издал рёв триумфа. Однако огонь павшего феникса не погас с его гибелью. Он продолжал полыхать, с каждой секундой становясь всё жарче и яростней. Белые Львы отступили, когда их плащи лизнул огонь, но Жаждущий крови, ослеплённый жаждой, шагнул сквозь пламя.

Три шага успел сделать демон в огне, прежде чем раздался громоподобный раскат: тело феникса взорвалось ливнем дымящегося оперения, и огненный столб спиралью взвился к небесам. Оказавшись в эпицентре пожарища, плоть демона почернела и потрескалась, но, не чувствуя боли и лакая кровь, он вышел из огня. Однако он был настолько сосредоточен на том, чтобы забрать черепа оставшихся Белых Львов, что не заметил, как языки пламени свернулись вместе, сплетаясь в новую форму — феникс возродился. Всего лишь мгновение потребовалось птице, чтобы отыскать своего убийцу, а затем, издав яростный крик, она спикировала на врага. Услышав крик, Жаждущий крови обернулся, но прежде чем он смог применить своё оружие, феникс вновь обрушился на него. Когти вонзились глубоко в плечи демона, а твёрдый как сталь клюв, пробив доспехи, проткнул чёрное сердце. С последним рёвом земная форма демона обратилась в прах, а дух его был вышвырнут обратно в Царство Хаоса. С этим последним ударом участь битвы была предрешена. Когда Кровожад пал, магия, поддерживавшая его армию, начала рассеиваться. Демонические орды скрылись в тумане, и в Иврессе временно воцарился мир.

XI, 118 Недолгий альянс. В этом году владыка морей Эйслинн помог королю Барак Варра Грундадракку очистить берега Чёрного залива от Ваагха! зеленокожих Брюхореза. Лотернская Морская стража Эйслинна и гномы Барак-Варра стали практически неодолимой силой. Увы, слишком много непреднамеренных оскорблений было нанесено во время этого союза и до него, чтобы он стал чем-то большим, чем просто кратким. Вскоре оба войска расстались: гномы — взращивать свежие обиды, а эльфы — травить анекдоты о чудовищных гномьих привычках.

XI, 138 Великое вторжение Хаоса (2301 по ИК). Объединившись в пустошах севера, силы Хаоса пришли в движение, намереваясь напасть на королевства Старого Света. Несколько флотов Хаоса даже высадили войска на берегах Ултуана. С ними было бы быстро покончено, если бы не тот факт, что Король-Колдун Наггарота увидел в этих безумных временах удобный случай для претворения в жизнь собственных планов. Так и вышло, что тёмные эльфы вторглись в Ултуан большими силами, опустошив северные княжества. Леса Авелорна и Крейса запылали в огне, и сама Вечная Королева исчезла посреди бойни — только доблесть Тириона, потомка Аэнариона, позволила спасти её от клинков ассасинов тёмных эльфов. Отрезанные от помощи мародёрствующими врагами, Тирион и Алариэль в поисках убежища углубились так далеко в сердце Авелорна, как никогда ранее. Когда Ултуан впал в смятение, появились великие герои, чтобы защитить древнюю землю. Теклис, брат Тириона и первый среди Хранителей Знаний Хоэта, начал долгий и опасный поиск своего брата, сокрушая силой магии всех, кто стоял у него на пути. В Каледоре князь Имрик, последний из своего благородного рода, возглавил рыцарей своего дома, чтобы защитить дремлющих драконов от жестоких клинков тёмных эльфов. На востоке Моранион, повелитель Атель Тамархы, использовал силу путеводных камней своей земли, чтобы вызвать магические штормы, которые разбивали флоты как тёмных эльфов, так и северян о камни Блуждающих островов. Однако тёмных эльфов было много и ими двигала древняя ненависть. Армии высших эльфов были разбиты по одиночке, а их герои мертвы или взяты в плен. Сам Финубар оказался в ловушке в Лотерне, когда его цитадель осадили чёрноплащные армии, число воинов в которых не поддавалось никакому подсчёту. К концу года борьба высших эльфов свелась к партизанской войне в своих собственных землях.

XI, 139 Битва на Финувальской равнине (2303 по ИК). В гневе от неудачи своих убийц Король-Колдун освободил демона Н`Кари и отправил его охотиться за Вечной Королевой. Тириону удалось отбиться от Хранителя Секретов, но князь так или иначе всё равно бы уступил в этом противостоянии, если бы Теклис наконец не нашёл своего брата и с помощью своих магических сил не изгнал демона обратно в Царство Хаоса. Под покровом магии Теклиса трио достигло побережья Внутреннего моря. Там их встретил белый корабль с уцелевшими Служительницами Вечной Королевы и отвёз к Финувальской равнине, где рассеянные остатки эльфийских войск устроили место сбора, чтобы дать последний отчаянный бой. Так началась битва на Финувальской равнине, во время которой судьба Ултуана висела на волоске. Армия тёмных эльфов была больше, чем можно было сосчитать, подкреплённая как ужасными союзниками из Старого Света, так и страшным волшебством Короля-Колдуна. В то же время высшие эльфы обладали отчаянным мужеством — они знали, что если проиграют здесь, то расплатой за их неудачу будет гибель не только их прекрасной земли, но и всего мира. По мере того, как разгоралось сражение, чудовищные хладные были остановлены проворными воинами тенями, а отравленные арбалетные болты рикошетили от доспехов каледорских драконьих князей. Кхеинитские убийцы занимались своим кровавым ремеслом, принося погибель князьям и магам везде, где высшим эльфам удавалось добиться хотя бы малейшего преимущества. Фениксы пикировали на ряды эльфийских ведьм, клубящийся вокруг них воздух окутывал огнём как волосы, так и плоть. На правом фланге закованные в латы воины Хаоса обменивались ударами с мастерами меча Хоэта, а Белые Львы рубили Кровавых отродий и крылатых химер. По всему воздуху взад и вперёд проносились заклинания, и кровь смешивалась с пылью, поднятой ногами сражающихся. Тысячи пали, но ни одна из сторон не отдала и пяди земли. Так велика была резня, что воины сражались на курганах из мёртвых тел, а вороны пировали ранеными, что попадали в ловушку трупных холмов. Тирион сражался в самом центре битвы, бросаясь на врага с яростью взбесившегося зверя. Его огромный пылающий клинок с каждым ударом нёс смерть, и там, где он проходил, словно новые силы вливались в истомлённых высших эльфов. Между тем Теклис боролся с тёмным колдовством Короля-Колдуна, впервые столкнувшись с равным себе. Молнии прочертили темнеющее небо. Страшные тучи тёмных чар, способных обглодать воинов до костей, были отведены в сторону с помощью магических ветров. Демоны пробили себе путь в мир смертных и принесли свежую бойню на поля, и так полные кровопролития. Уже это могло бы стать смертным приговором для высших эльфов, если бы не действия Вечной Королевы, которая послала волну слепящего света в демонические орды, изгнав многих из них прочь из реальности. Увы, этот поступок забрал у неё последние силы, спустя мгновение уцелевшие Служительницы подхватили её бесчувственное тело и вынесли с поля боя.

Вскоре стало ясно, что даже подвигов героев недостаточно, чтобы превозмочь силы тьмы. Тирион не мог быть сразу во всех местах, а Теклис — отбивать каждое заклинание. Медленно, высшие эльфы начали поддаваться, уступая численному превосходству врага. Теклис понял, что битва будет проиграна, что высшие эльфы найдут погибель на этом поле, если не произойдёт чего-то сверхъестественного. Собравшись с силами, Теклис призвал мощь Лилеат, и его посох воссиял ярким светом, когда богиня наполнила его энергией. Из последних сил Теклис сплёл нити силы в один титанический шар и обрушил его на Короля-Колдуна. Нечестивец судорожно попытался отразить удар, но не смог. Взрывная волна обрушилась на него, заставив проклятую душу Малекита гореть в огне. В последние мгновения он был вынужден сбежать в Царство Хаоса, чтобы избежать полнейшего и окончательного уничтожения. Освободившись от бремени борьбы с Королём-Колдуном, Теклис обратил своё волшебство на злобные орды. Магическое пламя возникло в рядах тёмных эльфов, и разряды чистой магии обрушились с небес. Сквозь колдовской вихрь скакал Тирион, его руки, державшие меч, устали, но гнев его не ослабел. Одним мощным ударом эльфийский князь сразил знаменосца Короля-Колдуна, и его конь растоптал упавшее в грязь знамя. Видя поражение их грозного повелителя, тёмные эльфы впали в отчаяние и бросились прочь с поля боя. После битвы Тирион повёл войско на юг. Обуянные жаждой мщения эльфы напали на осаждавших Лотерн, и вместе с Королём-Фениксом, совершившим вылазку из-за стен, предали их мечу. Пойманные между эльфийскими армиями, словно между молотом и наковальней, захватчики были разгромлены наголову. Двумя днями позже высшие эльфы перешли в наступление. Часть сил асуров под командованием Тириона отправилась к Башне Хоэта, чтобы помочь её защитникам, другая же часть, под командованием самого Короля Феникса, пошла на север, чтобы встретиться с основными силами тёмных эльфов. В свою очередь Теклис погрузился на корабль и отправился за море, чтобы оказать помощь сражающимся жителям Старого Света. Эльфы хорошо понимали, что если царства людей падут, то следующим, на чьих берегах покажутся армии Хаоса, станет Ултуан. Война ещё была далека от завершения, но всё же чаши весов слегка сместились.

XI, 141 Победа у врат Кислева. После долгой и страшной битвы Магнус Праведный разбил орды Хаоса у стен Кислева. Важную роль в победе сыграл Теклис, который не только использовал свои колдовские силы для противостояния Хаосу, но и обучил нескольких человеческих волшебников, которые затем сражались в битве на его стороне. На следующий год Теклис основал имперские Колледжи Магии (2304 по ИК), оставив магическое наследие в Старом Свете, которое существует и поныне.

XI, 144 Гнев Льва. В этом году группировка кхеинитских ассасинов Глорейра Сумеречного клинка совершила покушение на Короля-Феникса. Финубар избежал смерти только благодаря самоотверженным действиям своих телохранителей — Белых Львов, которые образовали стену из тел и укрывали своего сюзерена до тех пор, пока опасность не миновала. Упустившие добычу уцелевшие тёмные эльфы вскоре попытались сбежать, но были выслежены и убиты в серии скоротечных схваток на крышах Лотерна. Глорейра самолично обезглавил одним единственным ударом топора капитан Корхиль, после чего изуродованное тело было вывешено на всеобщее обозрение у подножия Мерцающей Башни.

XI, 163 Воплощение предназначения (2326 по ИК). После долгих лет, проведённых вдали от Ултуана в мире людей, Теклис возвращается домой и становится верховным Хранителем Знаний Белой Башни Хоэта.

XI, 170 Битва на Безмолвных полях. В ночь Сумеречного прилива демоны обрушились с верхних склонов Аннулийских гор. Орда разорила значительные территории в восточном Сафери до того, как армия под командованием Вечной Королевы встала у неё на пути. Так началась битва на Безмолвных полях — месте наибольшей концентрации путеводных камней после Острова Мёртвых. Алчущие демоны пылали жаждой принести собственное безумие в этот бренный мир. Но эльфы, воодушевлённые присутствием Вечной Королевы и защищённые её чарами, решительно встретили их ярость. Гончие плоти бросались вперёд лишь затем, чтобы встретить гибель от эльфийских копий. Фурии пикировали с небес, пытаясь разорвать когтями команды болтомётов «Орлиный коготь», но были отброшены доблестными эллирийскими Налётчиками. Демонессы попадали под град стрел Теневых воинов, которые срывались с тетевы быстрее, чем глаз был способен различить. Но время шло, и приблизилась полночь. Королева почувствовала, что её магия убывает — в Сумеречный прилив ночь всегда была временем восхождения Хаоса, и в то время, как силы тьмы возросли, её убавились. Однако, когда порченная луна замаячила высоко над полем боя, а туман опустился на равнину, путеводные камни загорелись белым пламенем. На мгновение воцарилась тишина. В этот миг армию высших эльфов окутали необычные чувства. Раненые воины почувствовали руки на своих плечах, помогавшие им подняться. Полки, понёсшие страшные потери, обнаружили, что их ряды пополнились вновь. Некоторым эльфам показалось, что они увидели мелькнувшие лица давно погибших товарищей, или знамёна и геральдику, давно вышедшие из употребления. Но подобные мысли были столь же иллюзорными, как мечты в лучах полуденного солнца, и сгинули сразу же, как только появились. Независимо от того, что произошло той ночью, оно наполнило высших эльфов новой решимостью. Они устремились вниз, в туман, держа оружие наготове и уверившись в окончательной победе — и великая победа была одержана. Когда копья и мечи обрушивались на врага, они горели тем же белым огнём, что пылал на путеводных камнях. К тому времени, как проклятая луна сгинула с небес и потухло белое пламя вокруг камней, демоническая орда была полностью уничтожена. Эльфы не нашли никаких следов своих нежданных союзников. Даже когда они попытались вспомнить события той ночи, то в голову приходила лишь грусть, причины которой никто не мог полностью объяснить.

XI, 176 Битва у Тор Драниль. Под покровом колдовской ночи тёмные эльфы вторглись в Царство теней, захватив Острова Спасения и Расколотый берег. Из-за раздоров, царивших при дворе Короля-Феникса, высшие эльфы поначалу не спешили реагировать. Только лишь когда дело было передано Финубаром своему ближайшему советнику, была отправлена армия, командование над которой было поровну поделено между князьями Эльдиром и Тирионом. Так и вышло, что когда высшие эльфы прибыли к Расколотому берегу, то нашли его подготовленным к обороне. В последовавшей битве у Тор Драниль сокрушительное поражение высших эльфов казалось неизбежным, и от катастрофы их спасла лишь героическая оборона телохранителей Эльдира, которые встали насмерть, когда все остальные обратились в бегство. Эльдир пал в тот день, его колесница была разбита в щепки, а тело почти разрублено на куски «карателями»* жестоких Палачей Хар Ганета. Тирион, боровшийся в это время за свою жизнь против триады кхеинитских ассасинов, увидел, как пал его друг, и впал в ярость. Издав скорбный боевой клич, Тирион раскидал нападавших и пришпорил своего коня Маландира, направив его к месту гибели Эльдира. Его меч, Солнцеклык, опускался направо и налево, разя Палачей, окруживших павшего князя, пока до самой рукояти не покрылся кровью. Когда Тирион сплотил асуров, души воинов вновь наполнила решимость, вновь появилась рождённая в самый тёмный час надежда на победу. Пошли в атаку охотники Крейса, израсходовавшие стрелы, но державшие наготове мечи. Пошли в наступление мастера меча Хоэта, чьи клинки были словно размытые пятна в сиянии солнечных лучей, отрезая конечности и отбивая в воздухе арбалетные болты. Земля загремела от грохочущих копыт, когда копья Серебряных Шлемов крушили щиты и тех, кто стоял позади. В считанные мгновения ход боя повернулся в обратную сторону, однако ещё один подвиг, совершённый в тот день, решил судьбу всей битвы. Колхир Мрачное сердце, бывший одним из самых опасных ассасинов Наггарота, терпеливо ждал, пока сражение разгоралось. Как только Тирион приблизился к нему, Мрачное сердце скинул плащ и рванулся вперёд, обнажив свои отравленные клинки и направив их в сердце князя. Так неожиданна и тиха была атака Мрачного сердца, что Тирион не замечал угрозы до тех пор, пока, казалось, клинки уже не должны были вонзиться в его грудь. Но в этот момент запела единственная тетива, и красота и мощь её песни перекрыли какофонию битвы. Когда бездыханное тело Мрачного сердца рухнуло обратно в ряды тёмных эльфов, Тирион оглянулся, пытаясь хотя бы мельком увидеть своего спасителя. Наверху, на возвышавшихся утёсах, он увидел одинокую, царственную фигуру и проблеск серебра, видимый под серым капюшоном. Затем лучник развернулся и ушёл, оставив Тириона праздновать великую победу и оплакивать павшего друга.

XI, 177 Оруженосец князя Тириона. В этом году принцесса Эльдира из Тиранока, младшая дочь павшего героя Эльдира, взяла отцовский меч. Стремясь служить королю, как и отец, она прибыла ко двору Феникса. Ей был оказан не слишком добрый приём. Сам Финубар был глубоко погружён в свои исследования и не желал никого видеть. Хуже того, лишь немногие при дворе выказали ей сочувствие, остальные же увидели лишь очередного соперника в своих рядах. Отчуждённое безразличие вскоре превратилось в нечто насмешливое и бессердечное, и Эльдира сбежала со слезами на глазах от гнева и стыда. Князь Тирион позже нашёл её в святилище Лилеат. В те мрачные дни его не слишком заботили мелкие интриги двора, и поэтому он не видел унижения Эльдиры. Но тем не менее слухи дошли до него, и он, в память о дружбе с её отцом, решил отыскать Эльдиру. Не долго думая, он поклялся, что позаботится о том, чтобы её желание исполнилось. Следующий день стал знаменательным тем, что, впервые за некоторое время Тирион посетил двор, чтобы убедиться в том, что второе появление при дворе Эльдиры, ставшей его оруженосцем, не послужило поводом для насмешек.

XI, 181 Разорение Мариенбурга. Опираясь больше на везение, нежели на расчёт, Отто Штайнрот, печально известный Красный пират Мариенбурга, вёл ночью флот сквозь туманы Ултуана. Его волконосые корабли опустошили город Сарденат, а их экипажи разграбили его сокровища. Отягощённые обильной добычей, пираты Штайнрота отправились домой гораздо богаче, чем прибыли. Этим действием Красный пират принёс горе в Мариенбург, ибо вызвал гнев морского владыки Эйслинна, чей флот пришёл на помощь Сарденату слишком поздно. Корабли Эйслинна были быстры, и с лёгкостью могли бы догнать Красного пирата и уничтожить его ещё в море, но морской владыка был полон решимости преподать такой урок жителям города, который бы представители расы-выскочки людей запомнили бы надолго. Так и вышло, что он преследовал корабли Штайнрота по бурным морским водам, используя каждую унцию морской хитрости экипажей его кораблей, чтобы остаться незамеченным. Только лишь когда флот Красного Пирата встал на якорь по всей протяжённости Гульденвельдских доков Мариенбурга, Эйслинн нанёс удар. Как только начался бой, стрелки прибрежных укреплений Мариенбурга — имевшие большой опыт в отражении набегов из Бретоннии и Норски — нашли свои цели укрытыми необъяснимым туманом, который распростёрся над устьем Рейка, как только был произведён первый выстрел. Под покровом тумана флот высших эльфов построился для блокады и начал обстрел порта. Флагману Эйслинна, “Дракону Солёных Морей”, чьи планширы были забиты лучшими воинами Лотерна, не удалось пробиться в переполненную гавань, поэтому он высадил десант у доков. Если бы мариенбуржцы имели хоть малейшее понятие о причине атаки Эйслинна, то они вполне могли бы посторониться и дать эльфам возможность беспрепятственно осуществить свою месть, что стало бы наилучшим способом снять блокаду со своего родного города. Но единственное, что знали жители — то, что их дома горели, а эльфийские воины маршировали по узким улочкам Мариенбурга. Таким образом, Эйслинн связал боем не только шайки головорезов Красного пирата, но и некоторые элитные войска города. Так началась беспорядочная битва вдоль доков. Эльфы имели преимущество с самого начала, так как туман был делом их рук и, следовательно, для их взоров не был препятствием. Вскоре бойцы Красного пирата перехотели сражаться, ибо они предпочитали всегда драться только на стороне победителей. Когда сам Штайнрот был изрублен мечом Эйслинна, выжившие члены его шайки побросали оружие и прыгнули в море в отчаянной попытке избежать расправы. Но нельзя было сбежать от метких лучников владыки морей. Может быть, воля пиратов и была сокрушена, но солдаты Мариенбурга боролись с отчаянием людей, защищающих свои дома. Ружья дымили и громыхали, когда нордландские стрелки тщетно выискивали цели в тумане.

В гавани звенела сталь: это алебардисты и мечники схлестнулись с эльфами, пытаясь отогнать захватчиков от пристани. Однако их усилия пропадали втуне, и мало-помалу высшие эльфы разыскали в доках волконосые корабли. Когда Морская стража Лотерна сформировала стену копий, создав безопасный путь к гавани, другие эльфы извлекли из пиратских кораблей всё, что нашли ценного: книги с древними знаниями, скипетры и кольца власти и оружие князей Сардената. Затем, по команде Эйслинна, эльфы вернулись на борт “Дракона Солёных Морей”, забрав с собой не только своих погибших, но и эльфийских торговцев (громко вопивших), которым придётся отказаться от изысканных вин и восточных шёлков их магазинов — ни один эльф не мог надеяться сохранить свою жизнь в Мариенбурге после свершившегося тем днём. Как только флагман Эйслинна присоединился к остальному флоту, морской владыка повернулся и, прищурившись, посмотрев на город. Он резко кивнул магам, собравшимся на передней палубе, и те обрушили живой огонь на пришвартованные корабли. Пожары быстро перекинулись с кораблей на причалы, а с причалов на склады, уничтожая всё на своём пути. К тому времени, как “Дракон Солёных Морей” вышел в открытый океан, весь торговый флот Мариенбурга — и большая часть города с накопленными богатствами — превратился в пепел, разносимый ветром. По возвращении на Ултуан Эйслинну оказали смешанный приём. Родственники тех, кто нашёл свою смерть на стенах Сардената, приветствовали его как героя, как и те князья, которые считали, что силу высших эльфов должно более активно демонстрировать в других землях. Однако многие другие — особенно те, кто извлекал большую выгоду из торговли с Мариенбургом — говорили о том, что действия Эйслинна были слишком безжалостными, и ничем иным, как объявлением войны. В течение месяцев, прошедших с разорения Мариенбурга, репутация морского владыки при дворе уменьшилась практически до нуля — ситуацию не спасли даже новые операции возмездия в отношении поселений Норски. По иронии судьбы, те же действия, что послужили изоляции морского владыки при дворах Ултуана, вскоре сблизили его с Королём-Фениксом: Финубар увидел в Эйслинне безжалостность, которую Ултуан не мог позволить себе потерять.

XI, 188 Возвышение Каледора. В то время, как перспективы мира становились всё более мрачными, а Ултуан всё чаще и чаще начал подвергаться нападениям, князь Имрик Каледорский впал в тревожные раздумья от того, что деяния его сородичей стали несопоставимы с подвигами их предков, что с течением веков кровь Каледора стала более жидкой. Созвав Большой совет Каледора, Имрик повелел собрать драконьих князей и пробудить величайших драконов древности. Он поклялся, что Каледор вновь займёт лидирующие позиции, как это было в прошлые века, даже если для этого придётся пожертвовать всеми и каждыми сыновьями и дочерями княжества. В последовавшие за этим недели и месяцы дым повалил из Наковальни Ваула, а Драконий хребет вновь наполнился звоном, когда кузнецы занялись своим ремеслом. Драконы просыпались. Великие воинства копейщиков и лучников спустились с гор. Одни отправились к великим вратам на севере, другие — во Внешние княжества, некоторые же сели на корабли и отплыли на заставы в южном океане. Что бы ни случилось в затянутые растущей тьмой будущие годы, Каледор будет готов, и без страха посмотрит этому в лицо.

XI, 192 Общий враг. Эскадра высших эльфов под командованием Этелиса Белого отправляет на дно норсканский флот, прежде чем тот смог бы взять в блокаду Мариенбург. Вскоре после этого торговля между Ултуаном и Мариенбургом возобновилась.

XI, 203 Ярость Чёрного клыка. Древняя химера Чёрный клык очнулась от своей спячки в Аннулийских горах и обрушилась на Авелорн, а вместе с ней — сотни гарпий, мантикор и иных тварей, привлечённых учинённым разорением. Но вместо каждого убитого пламенными стрелами следопытов Авелорна и итильмарскими копьями Служительниц Вечной Королевы чудища в бой вступали два новых. Угроза миновала лишь тогда, когда сама Вечная Королева схватилась с Чёрным клыком и тварь обратилась пеплом в колонне сияющего белого пламени, что обрушила на неё разгневанная владычица.

XI, 211 Безрассудство Зигвальда. Давно чувствовавший себя оскорблённым от того, что народ Ултуана считал, будто обладает более великолепными и золотыми локонами, чем он, князь Зигвальд, дитя Слаанеш, сел на корабль и отправился к Ултуану, горя жаждой снять скальп с головы каждого эльфа, что посмеет встать у него на пути. За ним последовала орда жадных до крови воинов Хаоса, которых абсолютно не волновало, по какой причине князь Зигвальд решил принести войну на берега эльфийских владений, пока там были добыча, которую можно было взять, и слава во имя Тёмных Богов, которую можно было заслужить. Княжна Эльдира, теперь командовавшая своими собственными войсками, возглавила контратаку. Изначально не знавшая истинного размера хаоситской орды, Эльдира избрала тактику изнурения: пока враги направлялись вглубь страны, колесничим было поручено выследить и устранить разведчиков Зигвальда, а Теневые воины должны были совершать дерзкие ночные рейды, уничтожая припасы, калеча лошадей и убивая лейтенантов хаоситского повелителя. Также по приказу Эльдиры заклинания сокрытия спрятали города, путеводные камни и усадьбы от приближающегося врага. Затравленная и ослеплённая армия Зигвальда вскоре заблудилась в горах Котика. Вскоре в рядах армии Хаоса наступил разброд: грабить было практически нечего, а в смерти от молниеносных уколов Теневых воинов не было абсолютно никакой славы. Зигвальду приходилось преодолевать всё более частые вызовы своему руководству, чем когда бы то ни было ранее, но гордость не позволяла ему повернуть назад или изменить свои цели. Вскоре от его рук пало столько же его собственных командиров, сколько и от рук Теневых воинов, которые тормозили его продвижение. И именно во время одной из таких смертельных дуэлей, в которой Зигвальд схлестнулся с неуклюжим громилой по имени Дранак Кровопийца, Эльдира наконец-то начала финальную атаку. Развернув штандарты, большие эскадроны опустивших копья Серебряных Шлемов вонзились в сердце армии Хаоса, прикончив многих северян даже прежде, чем те смогли построиться. Но даже тогда воины Хаоса ещё могли одержать победу, если бы Зигвальд смог заставить себя отложить свою вражду с Кровопийцей на несколько часов. Однако, тщетны были просьбы, обращённые к принцу. Высокомерие Зигвальда и его отказ приостановить смертельный поединок из-за такого пустяка, как нападение вражеской армии, дорого обошлись его войску. К тому времени, как наступила ночь, высшие эльфы одержали сокрушительную победу. Кровопийца пал от серебряного клинка Зигвальда, а те остатки армии Хаоса, что ещё сопротивлялись, были рассеяны и обращены в бегство. В свою очередь, Зигвальд просто ушёл во время завершающей стадии сражения, сокрушив всех, кто стал у него на пути. Пролившаяся кровь Кровопийцы напомнила князю особенно отвратительное бретонское вино, которое ему когда-то удалось отведать, и в его голове внезапно загорелось желание отомстить его создателям…

XI, 236 Вторжение в Эатайн. Миновав морские врата Лотерна самым простым из возможных способов — проплыв под ними, — флот созданных скавенами подводных аппаратов выбрался на берега Эатайна. Орды злобных крысолюдей выкарабкались из проржавевших туш, только чтобы натолкнуться на замершую на утёсе, непоколебимую стену копейщиков Морской стражи Лотерна. Эльфов многократно превосходили числом, но они знали, что должны остановить скавенов именно здесь. Как только крысолюди проникли бы вглубь страны, то, несомненно, растворились бы в лесах и пещерах, и Ултуан не смог бы освободиться от них даже за десятилетия. Скавены-рабы бешено рванулись вверх по пляжу, но те, которые не пали от метких стрел, нашли свою смерть у ощетинившейся стены эльфов копейщиков. Военачальник Скизратч из клана Риктус тщательно распланировал своё нападение, и, когда обратилась в груды трупов уже шестая волна скавенов-рабов, он нанёс свой главный удар. Повелители зверей из клана Моулдер выпустили на пляж десятки чудовищных крысоогров, чей рёв заглушал треск кнутов погонщиков. По их следу двинулись полки штормокрыс. Морская стража уже практически перестала стрелять, так как почти все стрелы уже были потрачены. Вдоль всего утёса, уперев в землю щиты и крепко сжав копья, эльфы приготовились к бою — тонкая линия белого и серебряного против кишащей нечестивой орды. Увы, к этому Скизратч тоже был готов. Ряды штурмовиков расступились, пропуская метателей варп огня, которые мгновенно изрыгнули его ярость прямо на эльфийские ряды, испепеляя десятки губительным пламенем. И именно на эти, ослабленные атакой метателей ряды эльфов, и напали крысоогры. Они рванулись вперёд, на копья и мечи отвечая когтями и клыками, не заботясь о получаемых ранах. Даже перед лицом столь ужасающей атаки эльфы стояли крепко: их лезвия мелькали и вспыхивали в лучах рассвета. Один за другим крысоогры пали, но перед смертью они оставили за собой след из разорванных и окровавленных мертвецов. Именно в это мгновение в атаку перешли штормокрысы, и эльфы начали отход — их оставалось слишком мало, чтобы удержать линию, и они понимали, что должны отступить или же будут разбиты. Однако ни один эльф не дрогнул, продолжая идти нога в ногу со своими товарищами. Даже когда сам Скизратч присоединился к битве, рассекая своей чёрной алебардой тела и снимая с плеч головы, Морская стража удержала строй. Только когда Скизратч пал — одна из последних драгоценных стрел вонзилась в его правый глаз, — эльфы попытались отступить вновь, пользуясь сиюминутной паникой, прокатившейся по рядам скавенов. На какой-то миг показалось, что смерть военачальника могла изменить и итог битвы, но затем мстительный визг пронёсся по рядам скавенов, и крысолюди вновь бросились вперёд.

На расстоянии многих километров, стоя на самой высокой стене святилища Асуриана, расположенного на одном из островов Моря снов, зоркий взгляд Карадриана — капитана Стражи Феникса уловил зрелище печальной судьбы Морской стражи. По молчаливой команде он собрал своих воинов и поднял фениксов Пылающих шпилей с их насестов, ибо ни один корабль не смог бы доставить спасение так же быстро, как их крылья. Мгновение назад небо было ясным, а в следующий миг оно запылало от огненной ярости десятков разгневанных фениксов. Каждая из них несла полдюжины эльфов на спине, но, казалось, эта ноша не замедлила их ни на йоту. Фениксы ворвались в битву, их вытянутые когти проделали кровавые борозды в плотных рядах штормокрыс. По мере того, как ряды скавенов редели, фениксы снижались на достаточное время для того, чтобы позволить Страже Феникса спешиться. В мрачной тишине избранные Асуриана построились плечом к плечу. Как один, они вскинули свои алебарды в салюте, дабы сам Асуриан смог бы увидеть их деяния в сей день, и бросились в битву. Теперь пришла очередь скавенской орде узреть свой рок. Ни одному из них ещё не доводилось видеть воинов столь же мрачных и смертоносных, как свирепая Стража Феникса, и те крысолюди, что не пали под ударами их острых алебард, отпрянули в ужасе. Как только натиск скавенов на щиты воинов Лотерна ослаб, свежая надежда наполнила изнурённых бойцов. С песней на устах они вновь перешли в наступление, ибо им предстояло отомстить за многих хороших товарищей, что пали в сей день. Но, как только эльфы рванулись вперёд, поле брани сотряс неземной рёв и Отродье Адской ямы поднялось в рядах штурмокрыс, густой зелёный дым поднимался от жаровен с варп камнем в его плоти. Обезумев от мук, тварь рванулась сквозь ряды сражающихся, не разбирая кто друг, а кто враг, сминая на своём пути как эльфов, так и скавенов, расшвыривая сломанные тела бойцов в стороны и растаптывая их своей могучей поступью.

И тут в бой вступил Карадриан, спикировав с небес на спине могучего морозного феникса Аштари. Охлаждённый воздух искрился позади феникса, когда он пикировал к твари, и там, куда вонзились его когти, мерзкая плоть леденела и трескалась. Мутировавшая тварь взревела вновь и попыталась спустить нового противника с небес на землю, но её конечности онемели от холода, и морозная птица, сделав круг, по спирали унеслась в небеса. Когда она вернулась, то опустилась низко к земле, и Карадриан взял свой клинок наизготовку. Как только алебарда вонзилась в порченную плоть существа, её зачарованное лезвие вспыхнуло огнём. Дюжину ударов нанёс Карадриан, каждый смертоносней предыдущего, и скоро от Чудовища не осталось ничего, кроме тлеющей горы плоти. Эта последняя потеря переполнила чашу храбрости скавенов и они устремились к относительной безопасности своих выброшенных на берег кораблей. Но было уже поздно. Пока сам Карадриан возглавил одну группу фениксов, чтобы выручить Морскую стражу из её бедственного положения, другую он послал с приказом атаковать грубые скавенские суда. Сейчас корабли яростно пылали на берегу, огромные столбы зелёно-чёрного дыма валили из их внутренностей, пока пламя фениксов превращало творения скавенов в тлеющие обломки. С уничтожением кораблей отчаяние окончательно захлестнуло скавенов и они разбежались в панике, но это сделало их только ещё более лёгкой мишенью для эльфийских клинков. Не более сотни осталось тех, кто достиг пляжа, когда с ними столкнулись пришедшие наконец-то подкрепления, чьи сердца были полны горечи от того, что они прибыли слишком поздно. Всё, что им оставалось — хоть как-то компенсировать своё отсутствие, и они сделали это, выследив выживших крысолюдов с неумолимой решительностью. Так закончилось злополучное вторжение в Эатайн.

XI, 254 Вестник Матланна. В этом году морского владыку Эйслинна вынесло на берега Эатайна. За шесть месяцев до этого он был смертельно ранен и оставлен умирать тёмным эльфом-пиратом Локхиром Жестокосердным, но ныне же у него не осталось даже шрамов, что напоминали бы об этом, кроме того, он утверждал, что не помнит о том, что происходило с ним в эти месяцы. С этого момента Эйслинна начали воспринимать как вестника Матланна — ибо только бог морей мог освободить адмирала из его водяной могилы.

XI, 255 Осада Куронна. Когда бретонский город Куронн оказался осаждён огромным стадом зверолюдов, то помощь пришла оттуда, откуда её не ждали. К осаждённому замку прибыла на выручку армия высших эльфов под командованием Имрика Каледорского. По правде говоря, их не заботила судьба бретонского города, единственное, что их волновало — священные путеводные камни, что были погребены под главным замком Куронн. Так и вышло, что драконьи князья сражались с рычащими горами вместе с полками коренастых тяжеловооружённых пехотинцев, чьи фланги защищали отряды благородных эльфийских лучников и грозной Стражей Феникса. Бретонские барды поют, что в тот день князь Имрик и король Шаарлен дрались рука об руку, как братья, противостоя различным грязным тварям, вроде бармаглотов и горгонов, что вырывались из неровных рядов зверолюдской орды. Некоторые даже утверждают, что, якобы, король спас Имрику жизнь, проткнув кигора, скинувшего князя с седла, прежде чем тот смог растоптать эльфа. Со своей стороны, эльфы вспоминают бретонцев, как грубых, но вдохновенных бойцов, чья доблесть почти затмила их дерзость. Князь Имрик так и не простил Шаарлену тех многих славных убийств, что тот украл у него.

XI, 260-262 Штурм Наггаронда (2423 по ИК). В этом году отмечен первый случай, когда высшие эльфы провели успешную кампанию против Наггаронда. Деяние сие свершила армия под командованием Эльтариона из Иврессе, что принесло ему великую славу и известность по всему Ултуану. Многие гарнизоны были застигнуты врасплох, многие заставы сожжены дотла, тысячи тёмных эльфов вырезаны. Патрули эллирийских Налётчиков, действуя совместно с отрядами Теневых воинов, устраивали засады на вражеских посланников и сеяли ужас в глубине земель Наггарота. Когда, наконец, армия Эльтариона подошла к Наггаронду, самые смелые эльфы, переодевшись в захваченные одежды, проникли внутрь города и открыли ворота изнутри. Поджидавшие высшие эльфы хлынули в город и заполонили его, поджигая здания и убивая всех, кто попадался на пути. Увы, триумф был омрачён трагедией: Эльтарион был ранен отравленным клинком эльфийской ведьмы. Казалось, что ему предстоит заплатить ту же цену, что и всем прочим, кто осмелился поднять руку на цитадель Короля-Колдуна — то, что его смерть будет расплатой за славу, а не поражение, было слабым утешением.

XI, 262 Разорение Иврессе (2425 по ИК). Этот год ознаменовался величайшей бедой, что приходила в Иврессе со времён Раскола. С востока, будто порождённый штормом, прибыл огромный флот гоблинов. Во главе его был Гром — гоблинский король, великий в обхвате и амбициях. Он оставил города Старого Света лежащими в руинах, и теперь его Вааагх! прибыл на новые земли. Гоблины, словно неостановимая лавина, захлестнули Кайрн Лотель и двинулись на юг, сжигая всё на своём пути. Тысячи погибли, когда Вааагх! двигался всё глубже в земли княжества, но это было ещё не самое худшее. Пока гоблины продвигались вперёд, их шаман, Чёрный Зуб, приказал валить древние путеводные камни, чтобы он мог напитаться их скрытой магией. С каждым падавшим путеводным камнем магия, что должна была переправляться к Великому Вихрю, захлёстывала холмы Иврессе. Леса пылали зелёным огнём, землю сотрясали разрушительные толчки, демоны вырывались из тумана, а реки бурлили от нечистот. Но гоблины не останавливались, Гром обезумел от жажды завоеваний, а Чёрный Зуб — от демонстрируемой им мощи. Моранион попытался остановить гоблинов на заранее подготовленных оборонительных позициях в Атель Тамархе, но его армия была сокрушена, а сам он заплатил жизнью за эту попытку. В это время, на крайнем севере Ултуана, Эльтарион — сын Мораниона, балансировал на границе между жизнью и смертью, лихорадочные видения терзали его сон. Отравленная рана, которую он получил в Наггаронде, по-прежнему терзала его душу, ибо никто в его войске не обладал достаточными знаниями, чтобы противостоять отраве тёмных эльфов. Но несмотря на это, глаза его внезапно распахнулись. Он почувствовал чье-то незримое присутствие, а затем увидел бледный призрак своего отца. Тёмная фигура была в крови и ранах от мечей и стрел, и Эльтарион понял в сей миг — его отец мёртв. Дух говорил с ним пустым голосом, рассказав о Громе, о том, как зеленокожие разорили Атель Тамарху и осквернили его землю. Призрак рассказал, как зеленокожие осквернили каждый путеводный камень на своём пути, и как магические энергии, которые обычно хранились в них, терзают княжество. Если сторожевые камни Тор Иврессе тоже падут, то дух предрёк разрушения, которые невозможно будет даже вообразить.

Эльтарион резко проснулся, чудесным образом излечившись от друкайского яда. Призрак исчез, но опустив глаза, он увидел Клыкастый меч, древнюю реликвию его семьи, там, где и стоял дух его отца. Мгновенно он понял, что теперь его судьба — отомстить за него и свой дом. Он вскочил с постели и схватил меч, чувствуя, как от прикосновения к оружию новые силы вливаются в его тело. Утром командиры высших эльфов нашли своего господина на ногах, бледного и истощённого, но решительного. Лик его было тёмен, когда он отдал им приказ грузиться на корабли и со всей возможной скоростью плыть к берегам Тор Иврессе. Тем временем армии Грома губительной, всесокрушающей лавиной двигались через земли Иврессе. На Ивресситской равнине эльфы вновь попытались остановить гоблинов. Один на один высшие эльфы более чем превосходили гоблоту Грома, но многочисленность зеленокожих позволила им прорвать эльфийские ряды. Там, в самом сердце битвы, топор Грома принёс гибель Аргалену — младшему сыну Мораниона, разрубив его надвое. С громким победным рёвом Гром поднял тело Аргалена высоко над головой и метнул его в ряды защитников. Отчаяние наполнило эльфийские сердца при виде их павшего героя, они дрогнули и обратились в беспорядочное бегство. Множество эльфов нашло свою смерть, когда, бросив щиты, пыталось сбежать к спасительной безопасности Тор Иврессе. Большая часть защитников Тор Иврессе была убита в сражении, а те, что остались — ослаблены горем, но всё же город держался в течении четырёх дней. Четыре дня обстрелов камнями, черепами и колдовством, четыре дня без надежды на выживание. Даже когда гоблины, наконец, пошли на штурм, эльфы Тор Иврессе не дрогнули, они лишь покрепче сжали копья и позаботились о том, чтобы ни одна оставшаяся стрела не пропала зря.

Так и вышло, что когда армия Эльтариона наконец прибыла, он нашёл великий город пылающим в огне, а его улицы устланными убитыми. Здесь и там, повсюду, оставшиеся в живых высшие эльфы с яростью, порождённой отчаянием, сражались с превосходившими их силами зеленокожей орды. Но, как бы храбро они не бились, эльфы теряли улицу за улицей — каждый павший гоблин был всего лишь каплей в омерзительном море. Над пылающими зданиями на своей огромной виверне летал шаман Чёрный Зуб, обращая город в руины потоками нечестивой магии. За несколько минут до этого он убил хранителя Тор Иврессе, и теперь жаждал сделать силу путеводных камней города своею. Ещё до того, как первый орлиный корабль достиг пристани, Эльтарион поднялся в воздух на своём могучем грифоне — Штормовое Крыло, и ворвался в битву. Спустя несколько мгновений первые пандусы ударились о залитые кровью причалы, и сотни эльфийских воинов спустились с кораблей и бросились в водоворот бойни. Пока битва за разрушенные улицы становилась всё горячее, Эльтарион выкрикнул могучий вызов и бросился в атаку на самого шамана. Штормокрыл набросился на виверну и могучими когтями раскроил её чешуйчатое крыло. В ответ Чёрный Зуб обрушил на Эльтариона удары могучих эфирных кулаков зелёной магии, заставив эльфа покачнуться в седле. С утробным рычанием шаман приготовился обрушить окончательный, смертельный магический удар, чтобы покончить с Эльтарионом, но заклятие так и не было завершено.

Воины Эльтариона захватили башню хранителя и сплели заклинание Завершения, временно успокоив Ветра Магии. Зная, что другого такого шанса ему уже не выпадет, Эльтарион вложил всю свою силу в единственный могучий удар. Его зачарованный меч ударил быстрее, чем мелькает змеиный язык. Голова Чёрного зуба скатилась с плеч, а тело вывалилось из седла. Увидев это, зеленокожая орда дрогнула и войско мстительных эльфов изгнало гоблинов из города. Гром попытался было в первые мгновения сплотить вокруг себя паникующие массы зеленокожих, но после секундного раздумья пожал плечами и присоединился к улепётывающим соплеменникам. Эльтарион не стал останавливаться, чтобы насладиться победой, вместо этого он вместе с четырьмя храбрейшими воинами бросился в башню. Там они вступили в борьбу с силой сторожевого камня, стремясь стабилизировать магию, что раздирала Иврессе на части. Никто не знает, что произошло в тех стенах, но утром лишь один вышел из башни. Это был Эльтарион, и его лицо было более мрачным, чем когда-либо раньше. На следующее утро ничто не смогло вызвать улыбку на его лице: ни рассвет, ни ликующие толпы эльфов. Он был избран хранителем Тор Иврессе в знак признания его подвигов, но с той поры, терзаемый призраками прошлого, герой навеки стал известен как Эльтарион Мрачный.

XI, 339 Неудавшийся рейд. Норскиец Эрик Рэдекс пытается совершить вторжение в Котик во главе огромной орды грабителей. Его драккары встречает военный флот асуров во главе с князем Тирионом. В ходе грандиозного морского сражения, эльфы побеждают и оттесняют врагов обратно.

XI, 359 Тень Нагашиззара. Это был год, полный жестоких предзнаменований. Король-Колдун погрузился в раздумья на своём железном троне: его легионы готовились вторгнуться в Ултуан ещё раз. В другом месте, последователи Хаоса собирались под единым знаменем, горя желанием принести разрушение в земли Империи. Король-Феникс понимал, что вскоре ему предстоит призвать на битву клинки эльфов. Но именно на исходе сезона Бурь произошла одна из наиболее страшных трагедий. Алиатра — дочь Короля-Феникса и будущая Вечная Королева, исчезла, пока выполняла дипломатическую миссию к верховному королю гномов. Велико было возмущение при дворе, множество дворян всех рангов призывало к войне. Однако Финубар отказался от поспешных действий и решил испросить совета у Вечной Королевы. Алариель была уверена, что Алиатра жива, но похищена — линия наследования Вечной Королевы связывала мать и дочь сильнее, чем кровные узы, и эту связь было обмануть труднее, чем смертные чувства. И так было организовано величайшее собрание эльфийских героев за многие сотни лет. Князь Тирион — чемпион Вечной Королевы, возглавил армию величайших эльфийских воинов. С ним вместе шли не только его брат, Теклис, но также Эльтарион из Тор Иврессе, Эльдира из Тиранока, Истранна из Авелорна и Беланнаэр из Башни Хоэта. Во время плавания, Теклису наконец удалось разорвать заклятие сокрытия и обнаружить местонахождения Алиатры — она была заключена в лабиринтах залов Нагашиззара. С Тирионом во главе, эльфы прокладывали себе путь в чёрное сердце логова Нагаша. Никаких признаков самого Великого некроманта не было, но в грандиозных залах толпились тысячи его восставших слуг. Но против Клыкомеча Эльтариона и Лунного копья Истранны не могла надеяться устоять никакая нежить. Вампиры и гигантские летучие мыши окружали эльфов лишь затем, чтобы мгновение спустя быть рассеянными магией Теклиса. Роковые призраки появились из стен, чтобы сразить храбрых воинов Лотерна и Иврессе, но Тирион выпустил силу Солнцеклыка и сжёг даже их тени. Наконец, значительно уменьшившись в количестве, эльфы вошли в подземелье, находившееся глубоко внутри одного из многочисленных шпилей проклятого Нагашиззара. Там они и нашли Алиатру, бледную и погружённую в глубокий колдовской сон. Посчитав, что времени слишком мало, чтобы попытаться пробудить её на месте, Тирион взял Алиатру на руки и приказал Эльтариону возглавить оставшихся эльфов на обратном пути. Они не встретили сопротивления, подобного тому, что было оказано им на пути в недра Нагашиззара: большинство обитателей башни были либо мертвы, либо скрылись в её глубинах. Однако Нагашиззар ещё не закончил с ними. Когда эльфы миновали ворота и вышли на царившую за ними пустошь, то увидели заполонившую пепельные поля огромную толпу нежити. Маннфред фон Карштайн потратил много усилий, чтобы приобрести Алиатру для своих тёмных замыслов. И он был не намерен уступать её без боя…

С этого момента заканчиваются повествования о высших эльфах Ултуана и начинается история конца мира, который был. С самых первых дней сотворения, он был обречён. Об этом упоминалось в многочисленных пророчествах всех рас — все жили в тени, зная, что придёт неизбежный конец всему. Мы рассмотрим лишь краткую хронологию событий, без подробностей.

Развернуть текст
XII, 360-366 Конец Времён.  Манфред снова похищает Алиатру с какой-то неизвестной целью. Эльфы возвращаются на Ултуан и обнаруживают его объятым войной. Туманы хаоса спустились с Аннули и из него хлынули орды демонов. Королева куда-то исчезла, а король заперся в своём кабинете и больше не появлялся. Все княжества объединились под знаменем Тириона, что вызвало отделение Каледора, который провозгласил о своей независимости, т к Имрик сам хотел стать верховным главнокомандующим. Тирион вёл долгую изнурительную войну с демонами, которых возглавлял НКари. Когда этот демон был наконец в который раз повержен близнецами и изгнан из мира смертных навсегда, его орда развоплотилась и тоже исчезла. Победа дала асурам шанс передохнуть на несколько лет от войны и восстановиться. Однако уже в 364 году Ултуан снова захлестнула последняя отчаянная гражданская война с их тёмными собратьями. Все оставшиеся в живых тёмные эльфы отчалили на кораблях с остатками своих армий от берегов опустошённого демонами Нагаррота. Малекит, сговорившись с Теклисом и Имриком, решил наконец вернуть принадлежащий ему по праву трон феникса. Разбив армию Тиранока и пробившись через Орлиные врата с помощью примкнувших к ним каледорцев, верхом на пробуждённых драконах, Малекит ведёт совет.

Морати и часть тёмных эльфов примыкают к Тириону, который думает, что его все предали и идёт к запертым покоям короля, требуя того на разговор. Корхиль – телохранитель Финубара тоже присоединяется, после недолгих раздумий, к попыткам открыть зачарованную дверь в кабинет короля. Они обнаруживают его уже давно как мёртвым (причина не известна) и совет князей единогласно признает Тириона регентом Ултуана до окончания войны. Оба войска идут на Остров Проклятых, уверенные, что противники хотят завладеть мечом Кхейна. Происходит множество сражений между эльфами, асуры и друкаи переходят, то на одну сторону, то на другую. У алтаря Кхейна в отчаянном поединке между Тирионом и Малекитом, Тирион завладевает мечом вдоводелом. С этого момента происходит серия сражений между армиями эльфов Тириона и Малекита по всему Ултуану и по мере увеличения безумства, охватившего Тириона, многие асуры начинают переходить на сторону Малекита, который к тому времени проходит во второй уже успешный раз священный огонь в пламени Асуриана и становиться последним Королем-Фениксом отныне единого народа эльфов.

Тем временем, армия асуров отправляется помешать воскрешению Нагаша. Эльтарион, Эльдира и Беленаэр проигрывают битву нежити и погибают, вместе с принесенной в жертву Алитатрой, и Нагаш возрождается. В 365 Алариэль вместе с азраями по корням мира прибывает в Ултуан и присоединяется к гражданской войне (в Атель Лорене она подменяла умершую Ариэль), признавая Малекита королём, и укрепляя тем самым его положение. Княжества Ултуана переходят из рук в руки, в ходе сражений Тирион убивает Ориона и всё это безобразие продолжается до тех пор, пока в решающей дуэли между Малекитом и Тирионом на острове Мёртвых не решается судьба народа Асуриана. Алит Анар убивает Тириона из лука и заканчивает гражданскую войну (ещё бы секунда и Тирион убил бы Мелекита). Теклис выпускает ветра магии из вихря привязывая их к аватарам (Улгу — Малекит, Хиш — Теклис, Гиран — Алариэль, остальные — не эльфы), а Морати и Каледора (сцепившихся друг с другом) утаскивает в царство хаоса рука Слаанеш. Ултуан тонет после серии катаклизмов. И остатки асуров, друкаев и азраев уплывают на кораблях в Атель Лорен, основывая там новое королевство под управлением Малекита и Алариэли. Единый народ эльфов сражается с демонами теперь уже в Старом Свете, бок о бок с другими расами. Но в итоге после долгой и упрямой борьбы, мир гибнет и все погибают под нескончаемыми потоками демонов, приспешников хаоса, предателей и скавенов. Так встречает свой конец народ эльфов, объединённый, обращённый в конечном итоге весь к свету и сражающийся до последнего с силами хаоса.

Войска Высших Эльфов

Немногое найдется в этом мире, что выглядит столь же великолепно, как и сверкающая армия высших эльфов. Сомкнутые ряды воинов, одетых в белое, маршируют по полю боя бок о бок с гордыми рыцарями, могучими магами и древними созданиями из легенд. Армия асуров – это элитное войско, которое в честном бою способно превзойти все прочие расы из мира вархаммер. За многие тысячелетия своего существования, эльфы в совершенстве овладели всеми стилями сражений. Потому белоснежные армии Ултуана идут на войну, их знамёна развеваются на ветру, и каждый воин готов умереть, послужив величайшему делу. Ряды копейщиков продвигаются по полю, их чешуйчатые доспехи блестят, словно алмазы на солнце. Лучники обрушивают смерть на врага, каждая стрела летит в цель со скоростью и точностью далеко за пределами возможностей младших смертных. Земля дрожит, когда Серебряные Шлемы, цвет угасающего дворянства Ултуана, пришпоривают своих скакунов для разбега. Мастера меча Хоэта фехтуют своими двуручными клинками со сверхъестественной скоростью, круша доспехи и отсекая конечности с каждым грациозным ударом. Маги обрушивают заклятья невероятной силы, призывая бури и отбивая пушечные ядра щитами магической мощи. Драконы и фениксы пикируют с небес, их пламя сжигает плоть и плавит сталь. В сердце каждой выстроенной в боевые порядки стены копий, во главе каждой кавалерийской атаки и на передовой любой магической дуэли можно найти восхваляемых героев Ултуана, князей древних династий, чья беспримерная отвага даёт силы всем, кто сражается рядом с ними. Итак приступим.

Напоминаю, что уникальные войска описаны в соответствующих статьях по княжествам. Туда же были перенесены и легендарные персонажи.

Ополчение Ултуана:

Князь и Дворянин

Благородные семьи Ултуана возглавляли эльфов во времена мира и войны на протяжении тысяч лет. Они гордятся своей честью так же, как и своим искусством дипломатии и войны. Высшие эльфы верят, что жизнь без цели пуста и ничуть не лучше смерти. Любой эльфийский князь чувствует себя как дома, рубясь мечом в кровавой схватке, выпуская издалека смертоносные стрелы или даже планируя ход кампании, оставаясь на огромном расстоянии. Хоть они и преданы Королю-Фениксу до самой смерти, все благородные высшие эльфы любят интриги и политику. К сожалению, порой это означает, что армию возглавляют не на основании способностей, а благодаря закулисным играм. К счастью, такие случаи редки, когда на кону безопасность Ултуана, но некоторые Короли-Фениксы терпели такой идиотизм довольно долго. Среди асур нет недостатка в храбрых и талантливых полководцах, и придворные интриги редко мешают таким личностям проявлять свои способности. В зависимости от богатства и вотчины эльфы ведут боевые действия множеством разных способов. Так, тиранокцы обычно сражаются на своих стремительных колесницах, эллирийцы — на прекрасных конях или пегасах, в то время как лорды Лотерна стоят в строю Морской стражи, держа в руках лук и копье. Самые же богатые могут ехать в бой верхом на великом орле или грифоне или, в случае с могущественнейшими князьями Каледора, верхом на драконе. Такие скакуны служат неизменным символом статуса и даруют серьезное преимущество на поле боя. Где бы они не оказались, командиры высших эльфов невероятно опасны, они способны разить своих врагов с непревзойденной скоростью. Они одинаково смертоносны с пикой, копьем, алебардой или длинным луком, и способны пробить копьём даже крепкую защиту, или, выстрелив на полном скаку, попасть противнику в глаз. Князья высшего ранга даже несут в бой легендарное оружие, магические реликвии, созданные в Кузне Ваула и хранимые их семьями на протяжении сотен, если не тысяч, лет. Для многих династий владение такими реликвиями подтверждает право их рода на власть. Те князья, которые несут одну из них в битве, будут сражаться со всей решимостью, и для них и их семей будет тяжким ударом допустить захват оружия врагом или запятнать себя позором поражения или трусости. И хотя магическое оружие может сделать дворянина князем, оно не может сделать его генералом. Это проистекает от их острого ума, мужества и чувства долга. Таким образом на Ултуане воспитываются лучшие в мире командиры. Они умеют предсказывать ход битвы, зная, когда надо сосредоточить силы, когда отступить, а когда Ултуан требует великой жертвы от своих защитников.

Известные князья:

О их подвигах вы должны были прочитать в предыдущих главах: Эльдира (из Тиранока, оруженосец Тириона с мечом отца и верхом на коне Маладросе, разбила армию Зигвальда), Альтран Всадник Бури (из Лотерна, верхом на грифоне смертокогте с серебряным копьём и доспехами удачи, участвовал в битве за остров Крови, сражался во многих морских баталиях, отбил вторжение в Эллирион), Галатор (из Тиранока, на своей колеснице с древним копьём времён Аэнариона разбил армию друхиев величайшим воинством колесниц), Аэнур (из Эллириона, на пегасе с магическим копьём, сражался с бретонцами), Арандир Стриженное Крыло (из Эллириона, из-за сломанного бедра идёт в бой на колеснице, а не на коне, глава Эллириона, защищавший его от вторжений друхиев не один раз).

Скакуны: конь, пегас, орёл, грифон, колесница Тиранока, колесница Крейса, солнечный лунный и звёздный драконы, саферийцы всегда идут в бой пешими.

Оружие: всевозможные мечи, копья, щиты, луки, алебарды, глефы и топоры.

Архимаг и Маг

Происхождение и культура высших эльфов неразрывно связаны с магией. Таинственность чародейства очаровывает всех без исключения, но лишь их маги способны познать глубинную суть магии, недоступную для чародеев низших рас. И лишь благодаря могуществу эльфийских магов Ултуан не пал под натиском темных чар наггаротских колдуний. Но не только Ултуан − весь мир в долгу у высших эльфов, благодаря решительным и самоотверженным действиям в результате которых были созданы Великий Вихрь и сеть путеводных камней, которые сковывают жуткие силы Хаоса. Те, кто посвятил свою жизнь магии, пользуются на Ултуане почетом и всеобщим уважением. И хотя в каждом княжестве есть свои магические традиции, безусловно, самым известным в этом плане является княжество Сафери, в котором расположена знаменитая Белая Башня Хоэта, оплот мудрости и знаний. Именно там можно встретить множество магов, Хранителей знаний и ученых, совершенствующих свое волшебное мастерство.

В этом месте чудеса происходят буквально на каждом шагу, а чародеи имеют возможность постичь самую суть Ветров Магии. Лишь когда претендент постигнет сущность всех восьми Ветров, начнётся его настоящее обучение. Через десятилетия и даже века скрупулезного учения и кропотливых исследований маг получает возможность контролировать чародейскую энергию в чистом виде. Это искусство, известное также как Высшая магия. Тот, кто сумел освоить эти практики, получает возможность подчинять себе Ветры Магии во всём их разнообразии. По их слову магические течения окружают союзников заклинателя, даруя им защиту и вдохновляя на подвиги. Самые же талантливые способны усмирять сами Ветры Магии, обращая яростную бурю в лёгкий бриз. Но не стоит думать, что Высшая магия может лишь защищать. Мановением руки адепт Кхаиш может обрушить на своих врагов ярость небес, обездвижить их или даже обратить в пепел пламенем Асуриана. Не удивительно, что в трудные времена Король-Феникс обращается к магам Белой Башни с просьбой о помощи, и ни разу ещё мудрецы Сафери не отказались от своих клятв. Чародеи прекрасно понимают, что их дар является последней преградой, защищающей Ултуан от полного уничтожения. Традиционно, помимо своей роли на поле боя, маги также выступают советниками, делясь с военачальниками тайными знаниями, находящимися за пределами возможностей простых смертных. Доверие их сакральным знаниям столь велико, что порой самые могущественные маги, которые называются архимаги, даже возглавляют войско, особенно часто это случается, когда асур сталкиваются со сверхъестественными угрозами, исходящими из Царства Хаоса.

Известные маги (маги асуров способны повелевать любым из восьми основных ветров и своей собственной высшей школой магии):

Анурион Зеленый – архимаг ботаник, открывший много растений и вывивший новую породу пчёл. Он живет в Сафери в роскошной вилле с живым домом из мрамора и деревьев, оранжереями и теплицами, и конюшней с пегасом. Имеет также дом в Иврессе.

Хотхар Фэйри – архимаг с огромной стеклянной виллой на острове из розового камня с большими куполами и большим количеством стражей которые ходя по замку кажутся парящими в воздухе на удивление всем прохожим.

Митерион Златовласый – архимаг известный мастерством во владении магией огня и своими обширными знаниями в предсказаниях и астрономии. Является величайшим учёным мира. Его вилла с огненными стенами на юге Сафери, с огромным кабинетом, заваленным книгами, астролябиями, огромным телескопом и картами звёздного неба.

Ульвениан Минаит – архимаг известный своей виллой дрейфующей по небу Сафери. Вилла трансформируется по его желанию в дизайн разных времен года. Говорят, что ему помогли её построить чаропевцы лесных эльфов, когда он вернулся из своего путешествия в Атель Лорен.

Леди Мален — тётя Тириона и Теклиса и глава дома Изумрудов. Как и все маги Лотерна, владеет магией воды.

Калайдан — ныне глава дома Корайт, участвовал в Войне Двух Братьев, где ему пришлось убить своего брата предателя.

Лучники

Много лет назад, в годы крайней нужды, Король-Феникс Морваэль ввёл воинскую повинность, согласно которой каждый эльф мог быть призван на битву для защиты своей родины. Военные сборы были организованы в гарнизонах, расположенных близ городов, сёл и поместий. Морваэль предвидел, что в тёмные времена, ждущие впереди, Ултуану для защиты понадобится хорошо организованная, но в то же время сохраняющая гибкость, армия. Эта система выдержала испытание временем, и по сей день остается краеугольным камнем большинства эльфийских армий. Ведь каждый эльф, будь он ремесленник, торговец или художник, во время войны становится опасным бойцом.

Изучение военного искусства высшие эльфы начинают с освоения лука и меча, и достигнув мастерства в стрельбе и обращении с клинком, они вступают в белоснежные ряды лучников. Как белый цвет символизирует для высших эльфов чистоту и смерть, так их одежды символизируют готовность сражаться до конца, не взирая на ужасы, поджидающие на поле боя. Закончив обучение, лучник, отрешившись ото всех прежних забот, служит в своём полку около десяти лет. Он учится выпускать высоко в небо тучи стрел, которые косят ряды врага, обрушившись с небес, и вести огонь по несущемуся на строй врагу, каждой выпущенной стрелой калеча или убивая противников. А их гордость подпитывает отвагу, которая позволит удержать позицию. Надо помнить об этом, ведь даже самое лучшее оружие не сможет защитить Ултуан, если не будет доблестных воинов, что понесут его.

Это ополчение совсем не похоже на ополчение людей, поскольку ополчение Высших Эльфов прекрасно обучено и вооружено. Высший Эльф обычно проводит от двадцати до тридцати лет в составе полка лучников, короткий срок для высшего эльфа. За это время они обучаются основам ведения войны и вооружаются мечом и длинным луком. Воин будут тренироваться до тех пор, пока его опыт не превысит способности среднего человеческого солдата. Только после того, как это оружие будет освоено, высшему эльфу будет позволено стать свидетелем битвы, как лучнику. В дисциплинированных рядах лучники Высших Эльфов Ултуана стреляют точными залпами смертоносных стрел по своим врагам, сбивая многих из них прежде, чем они даже получают шанс взмахнуть своим оружием. Лучники Высших Эльфов используют длинные луки, сделанные из чередующихся слоев дерева, взятых из многих лесов вокруг Ултуана, что придает им большую силу и дальнобойность.

Каждый длинный лук лелеется своим пользователем, так как очень много гордости и заботы вкладывается в процесс оперения новых стрел для битвы. На этих стрелах обычно есть замысловатые узоры и руны, что очень практично для лучников Высших эльфов, потому что после битвы они могут доказать, какие враги были убиты их стрелами. У каждого полка лучников есть капитан, известный как Соколиный глаз, эти капитаны славятся во всем мире своим мастерством в стрельбе из лука. В эльфийской мифологии соколы пользуются большим уважением и считаются самыми быстрыми охотниками небес, поэтому носить титул Соколиного глаза — большая честь. Такие войны, в отличие от остальной части полка лучников, не идут дальше, чтобы присоединиться к полкам копейщиков. Будучи лучшим в своём классе и доказав свое мастерство в качестве лучника, Соколиный глаз бессрочно позиционируется в полку лучников, передавая свои навыки и опыт новым рекрутам.

Стража шпиля Тор Иврессе – легендарный полк лучников Иврессе, гвардейцы Башни Стража Тор Иврессе, вокруг которых формируется оборона города (именно этот отряд изображён на первом рисунке).

Копейщики

Примерно через десятилетие, доказав свою отвагу в рядах лучников, эльф вступает в полк копейщиков. Такие подразделения служат живым щитом, защищая сердце Ултуана. Единожды заняв позицию, они могут оборонять её от любых врагов, от орды гоблинов до яростной мантикоры. Все бойцы в отряде играют свою роль, каждый шаг является частью изящного плана. Они создают непроницаемую защиту, прикрывая друг друга, а в следующий миг уже проскальзывают сквозь брешь в строю врага.

В отличии от фаланг копейщиков младших рас эльфы могут исполнять свою задачу без единого приказа со стороны командира, а при получении команды отряд подчиняется без колебаний. Отряды ултуанского ополчения весьма опасны, и бесчисленные битвы были выиграны при помощи одних лишь копейщиков и лучников. Немногие могут сохранять присутствие духа под ливнем стрел достаточно долго, чтобы достигнуть мрачного строя сверкающих копий. Такую судьбу враги встречали на протяжении многих лет, и такая судьба ждёт их и далее.

Копейщики эльфов очень хорошо оснащены прекрасными кольчугами из чешуйчатой брони, прочными крепкими щитами, высокими украшенными шлемами и смертоносными копьями, достигающими трех метров в длину. Также, как и полки лучников, полки копейщиков Высших Эльфов одеты в белое, часто с цветной каймой, которая представляет их княжество или город происхождения. Для Высших Эльфов белый — это цвет и символ чистоты и смерти, а их одежды символизируют их решимость сражаться и умереть, если это необходимо. Командир копейного полка называется Стражем, и его обязанность-следить за обучением новобранцев в своих полках. Стражи — ветераны многих кровавых битв, они столкнулись с бесчисленными ужасами и одержали победу. Этот с трудом добытый опыт в бою очень полезен, вселяя уверенность, а также предоставляя полку закаленного воина, способного принять на себя самое худшее, что может бросить на них враг.

На поле битвы копейные полки образуют фалангу. Эти стены из смертоносных наконечников копий, которые пронзают любого достаточно храброго, чтобы атаковать его, предназначены для удержания линий и создания стойкой обороны для армии Высших Эльфов. В результате их опытного обучения в течение многих лет, эльфийские копейщики становятся настолько опытными, что они делают копейщиков других рас похожими на сброд.

Отпрыски Матланна – легендарный полк копейщиков Котика, свято поклоняющийся Матланну и сражавшийся во многих морских сражениях за своё княжество (именно этот отряд изображён на первом рисунке).

Сереброшлемы

Из всех рыцарей Ултуана именно Серебряные Шлемы служат образцом воинской доблести и искусности, к которым стремятся молодые эльфы. И если драконьи князья слишком надменны и заносчивы, а эллирийские Налётчики дики и необузданны, то Серебряные Шлемы горды, но не высокомерны, и храбры, но не безрассудны. Поэтому легенды повествуют о деяниях Серебряных Шлемов чаще, чем о любых других воителях десяти княжеств.

В то время, как отряды лучников и копейщиков комплектуют из ултуанских простолюдинов, Серебряных Шлемов набирают исключительно из семей благородной крови. И хотя воинская служба не обязательна, немного найдётся среди дворян тех, кто запятнает свою честь отказом. Ведь служба Серебряного Шлема к тому же является для дворянина отличной возможностью проявить себя как воина и как лидера. Первое, чему должны научиться Серебряные Шлемы — ставить на первое место гордость за подвиги всего отряда, а не жажду личной славы и почестей.

По мере обучения они учатся также лучше управляться со своим скакуном, ведь место Серебряного Шлема − в гуще битвы, и конь без лишних команд несёт в бой своего седока, топча всех врагов, вставших на пути. Сложно представить зрелище более величественное, чем клин Серебряных Шлемов, мчащихся на врага с опущенными копьями. Серебряные Шлемы готовы броситься в самую опасную схватку, ведь они понимают, что победителей ждёт слава. Они достаточно самоуверенны, чтобы рассчитывать на победу даже при численном перевесе врага. Эти молодые аристократы скачут в атаку без колебаний, ведь чем труднее далась победа, тем она слаще, и тем большую принесет славу. Первые битвы Серебряного шлема вытесняют его стремление к личной славе, заменяя его гордостью, которая проистекает из деяний всего полка. По мере прохождения тренировок, он учится более искусно управлять своим конем. Серебряный шлем должен непоколебимо скакать в пылу битвы, и его конь должен нести его туда без колебаний или произнесенной команды, топча врагов, которые преграждают путь. Из всех наград, которые предпочитают серебряные шлемы, только те, кто служил чемпионом полка серебряных шлемов, известного как Высокий Шлем, могут носить перья орла на своем шлеме. Такое украшение символизирует великое мастерство и является признаком прирожденного лидера. Хотя все серебряные шлемы соперничают за право носить орлиные перья Высокого Шлема, эта роль чревата опасностью. Высокий Шлем должен бесстрашно выискивать чемпионов и лидеров среди врагов и убивать их, какими бы ужасными они ни были.

Стреломёты Орлиный Коготь

Эльфы Ултуана не открыли ненадежного пороха, что так любят Люди и Гномы Старого Света. Естественно, ведь с их меткостью полагаться на столь несовершенное оружие – означает лишь ухудшить свое невероятное мастерство стрельбы. Вместо этого асур используют проверенные и надежные боевые машины, что служат их расе со времен древней войны против демонов, те самые механизмы, что помогали им при Расколе и Войне Бороды – Стрелометы Орлиный Коготь. Орлиный Коготь, или многозарядный стреломёт, как его нередко называют, работает на основе торсиона и системы противовесов, результатом сочетания которых является длинный, копьеподобный снаряд, летящий к противнику с потрясающей силой и точностью. Сделанный из многих слоев звездного дерева, скрепленных воедино чарами, Орлиный Коготь обладает мощью и меткостью, непревзойденной варварскими устройствами прочих рас. Такова точность его выстрелов, что одинокий воин может быть пронзен дротиком за сотни шагов от орудия. Сила же этого дротика столь велика, что даже могущественнейшие существа получают серьезные, если не смертельные, раны, а несколько стоящих друг за другом солдат легко пробиваются одним выстрелом. Борта военных кораблей Высших Эльфов и их укрепления ощетинились Орлиными Когтями, с обученным до автоматизма расчетом. Орлиные Когти лишены той огромной разрушительной мощи, коей обладают пушки и опустошительный пламень мортир, но их изящная сила более чем восполняет этот недостаток. Способность точно отправлять в цель один выстрел за другим, не опасаясь осечек, делает их одними из самых грозных боевых машин в мире. Воины ополчения и Морских Стражей служат расчетом Многозарядных стреломётов, что Высшие Эльфы используют в сражении. В таких случаях грозные боевые машины направляются против скоплений вражеской пехоты, зачастую выпуская быструю очередь малых картечных стрел. В обойме помещается шесть таких зарядов длиною в эльфийский меч. Получаемого ими импульса достаточно, чтобы сразить даже тяжело бронированного воина. Если же эльфам противостоит крупный зверь или великан, стреломет выпускает одиночный залп из шести скрепленных дротиков которые вместе могут нанести монстру колоссальный урон или даже убить его, пронзив сердце. Каждый расчет Орлиных Когтей ловок и опытен, они перезаряжают стреломет столь скоро, что лишь мгновения отделяют один смертоносный залп от другого. Любой противник Высших Эльфов быстро узнает, сколь опасен тяжкий ливень болтов, падающих на него с неба.

Великий орёл и Грифон

Великие орлы Ултуана всегда были верными союзниками эльфов. История гласит, что эльфы и орлы сражались вместе со времён вторжения демонов, но, согласно некоторым легендам, эта дружба уходит корнями к куда более ранним временам. Ведь согласно некоторым сказаниям, именно Талин — владыка орлов, по приказу Аэнариона отнёс Эрет Кхиаль в загробный мир. Великие орлы не выносят глупцов, подобно высшим эльфам, они высокомерны и долго помнят обиды. Благородные орлы присоединяются к эльфам, когда те собираются на войну. Они пикируют на обслугу боевых машин и, прежде чем взмыть ввысь на своих могучих крыльях, разрывая врага на части. Некоторые дворяне могут договориться с этими величественными птицами, чтобы те несли их в бой, этот договор основан на взаимном доверии и уважении и если гордой птице что-то не понравится она скинет своего седока. Владыкой орлов является золотокрылый Эласир.

Грифоны Аннулийских гор — существа благородной осанки и острого ума. Таков дикий вид грифона, что чужестранец Ултуана мог бы счесть его просто еще одним диким горным зверем. Но все эльфы знают, что грифоны редко бывают жестокими – по крайней мере, до тех пор, пока вы не причиняете вреда тем, кого они считают своими друзьями. На эльтарине слово «Грифон» можно также перевести как «дикое совершенство», которое точно отражает смертоносную грацию существа. Чтобы у эльфа была хоть какая-то надежда овладеть грифоном, зверь должен быть пойман и обучен еще молодым, создавая связь, которую сможет разрушить только смерть. Грифонов особенно любят те, кто сражается в самой гуще сражения. Действительно, многие битвы были выиграны в тот момент, когда клекочущий Грифон спускается в самое сердце вражеской армии, оставляя за собой след из расчлененных и выпотрошенных тел.

Наковальня Ваула

Итильмар — чудесный, легкий металл, встречающийся только в недрах вулкана Наковальни Ваула (в Норске он также известен как «ведьмин-металл» эльфов). Только жрецы из одноименного святилища имеют возможность ковать из итильмара различные изделия. Чёрные склоны Драконьего хребта Каледора часто окутаны дымом, исходящим от многочисленных вулканов. Они были сложены за многие тысячи лет отложениями, поднятыми из огненного ядра мира. Согласно эльфийским легендам, именно боги копали глубоко под земную кору, чтобы найти скрытые там тайные драгоценные камни и минералы. Сегодня горные склоны усеяны жилами изумительно окрашенных минералов, драгоценных камней и металлических руд, многие из которых встречаются только в этой части света. Эти драгоценные камни ценятся как эльфийскими, так и гномьими мастерами, и многие из них обладают магическими и необычными природными свойствами. Сами эльфы не добывают драгоценные камни или минералы, а собирают их на открытых склонах, ослабленных эрозией и случайными толчками, которые сотрясают горы вокруг Наковальни Ваула. Это самая большая из вулканических гор хребта и самое главное место поклонения эльфийскому богу-кузнецу. Под его покрытыми паром склонами можно найти единственную в мире жилу металла, известную как итильмар.

Итильмар означает «небесное серебро», ибо говорят, что он светел, как небо, и блестит, как полированное серебро. Он не тускнеет, а работать с ним — одно удовольствие, и всё же он твёрд, как сталь. Только высшие эльфы знают, как выковать его, хотя рунный кузнец гномов отдал бы все сокровища своей семьи, чтобы узнать сей секрет. На самом деле, итильмар может быть выкован только с добавлением других минеральных руд, найденных исключительно на склонах драконьих гор, поэтому единственные оружейные мастерские, которые делают его — это мастерские самой Наковальни Ваула. Высшие эльфы используют итильмар для ковки доспехов, клинков, шлемов, ювелирных изделий, магических артефактов, шлемов и даже предметов быта (у самых богатых князей). Легкая и прочная, итильмаровая кольчуга представляет собой вершину эльфийского мастерства в оружейном деле. Иногда на рынках людей всплывает итильмаровое оружие, чаще как военная добыча, особенно среди сокровищ норскийских грабителей, которые нередко совершают набеги на эльфийские прибрежные поселения. Говорят, что серебристая сталь эльфов обладает сверхъестественной магической силой – и на самом деле известно, что некоторые вампиры вспыхивают пламенем, когда их режет итильмар.

Магическое оружие:

Сияющий золотой клинок: этот легендарный меч знаменит своими великими подвигами и героями, что когда-то орудовали им ещё во времена Тетлиса Истребителя. От него погибло огромное число друхиев. Обычный клинок бы уже притупился от бесконечной войны, но этот, никогда не терял своей остроты и сияния. Только легендарные воители могут владеть им. Он дарует таким войнам сверхъестественную скорость и силу, однако трусы найдут с ним лишь свою быструю смерть.

Звёздное Копьё: это копьё было создано по приказу Аэнариона Защитника и подарено дворянам Каледора за их неиссякаемое мужество. Выкованное из металла упавшей звезды, изящные линии этого оружия опровергают грозную силу, которую оно даёт своему владельцу. Со времён своего создания, Звёздное Копьё участвовало в битвах на службе каждого Короля-Феникса, и каждый раз его давали в битву истинному герою Каледора. Легенда гласит, что Звёздное Копьё поражает врагов, будто гневом могучего Звёздного Дракона и не может быть уничтожено, пока горят огни Наковальни Ваула.

Лук Налётчика: этот древний магический лук был создан для первого князя Эллириона несколько тысяч лет назад. Много поколений спустя, лук был потерян из семьи владельца и угодил к Аратиону из Лотерна. Этот князь был искусным и самодовольным лучником и потому вызвал Имоллара из Эллириона на состязание в стрельбе из лука, поставив в качестве приза Лук Налётчика. Имоллар, как говорили, мог выпустить стрелу сквозь штормовой ветер и все равно найти свою цель, даже если бы ему потребовалось всего мгновение, чтобы прицелиться. Посмотреть на соревнование прибыла знать со всего Ултуана, захватывающей которого не было ещё много поколений. Когда последняя стрела нашла свою цель, Имоллар был коронован как величайший лучник из всех, а Аратион нашёл в себе смирение — наряду с глупостью ставить на канун драгоценные фамильные реликвии своей семьи в качестве ставки в состязании. Сегодня Лук Налётчика чудесным образом сохранился в отличном состоянии, сильный и красивый, как и в тот день, когда он был впервые сделан. Его дают лишь настоящим сынам Эллириона.

Магический доспех:

Каледорский доспех: этот древний доспех из Итильмара передаётся из поколения в поколения в роду князей Каледора и когда приходит время, его надевает величайший из воинов своего княжества. Он защищает князя от любого и даже магического оружия, заклинаний и любых других видов урона.

Теневой доспех: этот доспех был создан с помощью знаний, ныне утерянных высшими эльфами. Некоторые считают , что он был выкован в тайных лагерях Воинов-Теней, в то время как другие намекают , что он сделан вовсе не эльфами и что это божественный дар Лоэка. Мерцающие доспехи почти ничего не весят и существуют где-то между реальным миром и миром магии, позволяя своему владельцу пройти почти невидимым для глаз смертных. Первым его владельцем был князь Тельмакадор – один из немногих эльфийских дворян, который продолжал видеть угрозу друхиев во время правления беспечного Аэтиса. Он часто говорил о глупости короля открыто и потому его много раз приходили арестовывать, однако нагаритский князь каждый раз успевал скрыться в тенях, т к всегда носил теневой доспех. С тех пор воины-тени отдавали эту реликвию только настоящим князьям Нагарита.

Щит морского змея: в тёмных глубинах далеко под Изумрудными вратами Лотерна дремлет морской змей Аманар — древний защитник города. Только в часы величайшей нужды мервирм просыпается и поднимается на поверхность, чтобы поглотить тех, кто несет гибель Лотерну. Записи, хранящиеся в Сверкающей Башне, говорят, что Аманар появлялся всего три раза в истории. Первый был во время вторжения Демонов, когда он проглотил целый легион, который осадил город. Второе произошло во время Раскола, когда его широкая спина держала Лотерн высоко над приливными волнами, захлестнувшими Ултуан. Третье, и на сегодняшний день окончательное, появление Аманара произошло во время Великого нашествия. Взмахнув хвостом, он рассеял большую часть армии Темных эльфов; затем, не обращая внимания на уколы их клинков, он повернулся и утащил Черный Ковчег в бездну. С того дня Аманара более никто не видел, однако после его последнего появления на берегу нашли его огромную чешую, которая была вставлена в щит. Теперь этот один из самых прочных щитов в мире даруется лишь настоящим повелителям океана.

Талисман:

Золотая Корона Атразара: эта диадема инкрустирована не просто драгоценными камнями, но и блестяще отделанными осколками путевых камней, собранных со всего Ултуана. Благодаря этому носитель короны может использовать магию Великого вихря, чтобы защитить себя от вреда. Однако лишь немногие носят Золотую Корону долго, потому что души умерших тяжело висят на её челе, и их шепот похвал и ободрений раздует гордость владельца до эпических размеров, доведя даже самого благородного смертного до опасного, одержимого безумия.

Лунная сфера — это устройство, в котором, как говорят, заперты тайны будущего. Внутри его невероятно плотной структуры ход каждого возможного события закодирован в сложной решетке его формирования. Скорее всего — это неправда, но Теклис никогда не позволял невозможности задачи удержать его от попыток. Как бы то ни было, даже Бель-Корадрис не смог раскрыть тайны лунной сферы, и поколения Хранителей Знаний точно так же не смогли обнаружить то, что лежало внутри. До сих пор она пылилась в архивах Белой Башни в течение сотен лет, забытая всеми, кроме самых преданных учёных.

Священный Ладан: подобные благовония часто используются в эльфийских ритуалах. Это щепотка ароматических палочек, благословлённая жрецами святилища Асуриана. Аромат будет держаться несколько дней, окутывая носителя запахом храма и защищая от недугов.

Зачарованный предмет:

Осколок Путевого Камня Мораниона: в дни своей юности Моранион — из Атель Тамары бродил по княжеству Иврессе в качестве одного из мглоходцев и мастерски устраивая засады на демонов и ведя за собой словно при ясном небе копейщиков и лучников. Мало кто мог так уверенно ступать по окутанным туманом тропам, как он, ибо при нём всегда был талисман – осколок путевого камня, настроенный на великий камень стража в сердце Иврессе. Хотя Моранион теперь спит вечным сном, его путевой талисман всё ещё мерцает прежней силой. Тот, кто сумеет раскрыть его тайны, никогда больше не заблудится, как бы далеко он ни забрёл. Только истинный иврессит может найти этот великкий артефакт.

Кольцо Ярости Кхейна: легенды гласят, что изначально было восемь колец. Гекарти — Богиня Магии и Ваул, бог кузнецов, создали их по приказу бога убийств Кхейна против своей воли. В этих кольцах заключалась невероятная сила, дарующая власть над магией тому, кто их носит. Когда боги попытались выкрасть кольца обратно, Кхейн заподозрил обман и разгорелась битва в ходе которой все кольца были утеряны. К ужасу всех, кто искал, одно из колец попало в мир смертных и это было чёрное железное кольцо Ярости. Отныне его используют только в по настоящему безвыходных ситуациях и только самые достойные из знатных эльфов.

Самоцвет Солнечного Огня: внутри этого сверкающего драгоценного камня заключена гневная сущность Ангранира — величайшего из огненных Фениксов. Во время гражданской войны Ангранир был поражен колдовством, предназначенным для Каледора, тем самым он спас короля, но сам был смертельно ранен. Ни жрицы Иши, ни лучшие из лекарей не смогли исцелить его. Эльдамару – верховному архимагу Тиранока было поручено спасти его бессмертный дух, чтобы свет благородной птицы мог принести надежду Ултуану в будущие годы. Маг успел завершить заклинание, когда от феникса осталось лишь магическое пламя, которое было заключено в прекрасном топазе. Отныне князья Эатайна передают эту реликвию и жар птицы, заключённый в самоцвете защищает их от врагов.

Плащ из Бород: для многих Высших эльфов Плащ из Бород — пережиток несчастного времени. Но для некоторых, особенно для тех , чьи предки сражались в последней битве Каледора II против Готрека Крушителя Звёзд — это ценное напоминание о вероломстве гномов. Этот артефакт с каждым поколением становился всё пышней и длинней, и всё новые бороды вплетались в него. Отныне аура плаща настолько ужасна для упрямых гномов, что даже их руны перестают работать, а сами дави с ужасом взирают на его владельца.

Магический предмет:

Книга Хоэта: один из самых ценных артефактов Сафери. Самые первые страницы написаны рукой самого Бель-Корадриса, и каждая последующая запись имеет печать величайшего Хранителя Знаний своего времени. Тем не менее, многие страницы Книги остаются пустыми: ученые Белой Башни знают, что даже их знания имеют пределы, границы, которые должны быть отброшены назад, чтобы достичь полного овладевания магией.

Знамя Мирового Дракона: эльфийские легенды рассказывают, что после гибели от рук безумной Анат-Раэмы отца всех драконов Драугнира, Асуриан изгнал богиню и в скорби от гибели друга создал из его тела Ултуан, где эльфы и драконы могли жить в мире и процветании. Сверкающие чешуйки Драугнира Асуриан отдал на хранение Ише, а та в свою очередь передала их своим детям – эльфам, которые сотворили с ними множество сказочных произведений, главным из которых был могучий штандарт, сотканный из серебра и увешанный драгоценными камнями всех форм и оттенков. Это было Знамя Мирового Дракона и оно сохранилось и по сей день, напоминая о связи между эльфами и драконами.

Слеза Иши: всего этихневероятно ценных и могущественных драгоценных камней было создано пять. У каждого из них свои магические свойства. Один позволяет владельцу общаться с богиней, другой исцеляет раненных, третий — даруют великие знания, свойства двух последних ещё не изучены (по видимому именно эти были у двух братьев). Эти камни почитаются всеми эльфийскими расами. Один находится в Белой Башне, один в Вековом дубе, два у дома Корайт и один в Долине Геан.


Источники:

Развернуть текст

https://translated.turbopages.org/proxy_u/en-ru.ru.135c0225-62684744-838c6867-74722d776562/https/warhammerfantasy.fandom.com/wiki/Category:High_Elves

Армибуки высших эльфов 1-8-й редакций

Слёзы Иши

Тотал вар Вархаммер 2

Шторм Хаоса

Сыны Эллириона

Тирион и Теклис

История Раскола

Конец Времён

Геральдика Высших Эльфов

http://forums.warforge.ru/index.php?s=ffda202e4cd56fd388b880773d70af1e&showforum=72

Авторы: DaeronAhashra Riel
Армибук 8-й редакции высших эльфов

 

13 Апр 2021 в 22:28 18 Авг 2022 в 14:48 Daeron
Поддержать

Комментарии (34)

  • Дочитал до Иши и Лилеат, а дальше стул сгорел и ничего не помню

    • Alakazam, аргументированно.


      Ну а если серьзено.

      Я понял, что ты хочешь сказать, что наоборот Лилеат мать Иши, но это абсурд. Иша — жена Курнуса, которого называют Отцом эльфов, Иша же — мать эльфов. Лилеат — жена Асуриана, ибо, ну ибо так написано в армибуке, что уж я поделаю.

    • Ahashra Riel, В каком из источников (кроме переведенной вики и старинных гримуаров) указано что Иша — дочь? "Maiden" — дева,непорочная, не вызывает никаких сомнений?
      Тогда какой древности армибук 3й редакции?

      Показать все ответы (1)
    • Alakazam, нет, не вызывает. Меня больше интересует то, почему бы не верить вики, которая инфу напрямую из армибуков берёт. Я сейчас гляну на англо-вики насчёт этого вопроса, но у меня в голове уже давно отложено, что Иша — дочь Лилеат.

      Вообщем во всех источниках пишут по разному, но раз уж у кого-то полыхает седалище, то я просто уберу это из статьи

  • Уж если и добавят лг эльфам высшим, то будет это Корхил

    • Lord Qub, Корхил это же предшественник Аластара.

    • Neytros, они не связаны никак. Аластар в лоре твв вообще просто ветеран белых львов емнип.

      Показать все ответы (2)
    • Neytros, Корхил дожил до событий конца времён, пытался образумить впавшего в синюю горячку Тириона, но в итоге погиб(

    • Ahashra Riel, Lord Qub, как-то это упустил. Спасибо за разъяснения

  • Спасибо за статью, все довольно круто
    Можеш пока жить друкай

  • «Автор молодец»

    Так и запишем.

  • Благодарность автору за статью. Единственное — нет описания Имрика в параграфе с личностями и первого сына Финубара (по моему Ириэль зовут)

    • Malekith The Witch King, ну мало ли. Может его в армибуке просто нету, как например в поздних редакциях армибуков людоящеров нету Накая. Есть только упоминание, что такой существует.
      Вот сейчас проверил и да, его там действительно нету. Вообще у ВЭ армибук какой-то скромненький.
      UPD. А, не. Насчет скромности — показалось. В той цифровой копии, которую я нашел, просто на одной странице размещено две страницы из армибука. Так что нормальный.)

    • Alexaneek, сына Финубара нет в армибуке, согласен. А Имрик точно есть

      Показать все ответы (1)
    • Malekith The Witch King, нет, Имрика нет в армибуке 8ой редакции. Скорее всего был в более ранних.

  • Спасибо за статью. Начало прям тронуло.) вся фракция пронизана какой-то обреченностью.
    Поэтому не люблю в эльфов, ни разу за них не играл.

  • Капитан стражи феникса рил естьв игре или только в истории есть.

  • Обновлена статья по истории высших эльфов. Старался не грузить лишними подробностями (кроме населённых пунктов и действующих колоний, такого эксклюзива на русском больше нигде нет, да и на английском если честно всё вместе и сразу тоже не сыщешь). Всё остальное сокращено и наоборот расширено на основании статьи Ahashra Riel. Приятного чтения и да прибудет с вами Асуриан.

    • Daeron, спасибо, будет чем просветиться вечером.

    • Daeron, хорошая статья, друган) за ВЭ)

      Показать все ответы (1)
    • Daeron, очень круто ? Про поселения, фракции и колонии лично мне всегда интереснее всего читать: узнаёшь что-то новое про безликие фракции из игры, и они окрашиваются в новые цвета.

  • Составляю генеалогические древа княжеских родов асуров (вот такой я фанат), когда закончу возможно скину (не скоро). Если кто-то читает или хочет почитать историю Раскола пожалуйста по возможности пишите сюда ответным сообщением имена всех князей, которые там упоминаются.
    Точно помню, что было имя у сына Бель Шанаара, у всех князей внешних княжеств, у эллирийца и его жены, у брата Каледора, у дочери Тириола. Также не забудьте написать имена жён и детей князей, если таковые будут, я уже не помню. И вообще все имена князей из всех официальных романов, где они есть, скидывайте сюда.

  • Заметил интересный момент, странный для самой искусной магической расы вахи. Асуры — единственные эльфы у которых нет магической кавалерии (сестры терновника, колдуны рокового огня), что возлагает надежды на добавление какого-то такого отряда Старом Свете как в настолке, так и в дальнейшем в ТВВ.

    • Daeron, ну как бы с самой магической расой поспорили бы ящеры, а у них тоже нет магической кавы

    • Lord_Leaver, предсказуемый коммент, однако не хочу пускаться в дискуссии почему именно асуры сейчас (не тогда давно) являются более сильными магами, однако суть от этого не меняется — одни из сильнейших.

      Показать все ответы (2)
    • Daeron, так я к тому что у двух самых магических фракций нет магической кавы

    • Daeron, потому что по сути каждый эльф в той или иной мере предрасположен к управлению магией,в то время как у ящеролюдов это немногочисленные слааны?
      Но не суть.Да,согласен,надо бы им действительно каких нибудь всадников из Сафери,которые бы кантовались простейшие заклинания Высшей магии

  • Помазанники Асуриана были бы очень крутые в игре.

    • Undying, почему были, будут!
      В статью добавлена подробная история. Если кто-то хочет полностью прочитать/перечитать статью, прошу по мере возможности зафиксировать в ней все ошибки и сообщить мне о них в дискорде.
      Спасибо заранее.
      Также если кто-то хочет увидеть в статье ещё какие-то подробности не вошедшие в оную, напишите об этом. Распишу, что знаю.

  • Вот бы такую статью по гномам :((

  • Колоссальный труд, Daeron!

  • не указаны многие рода войск наподобие ММ и т.д

  • Благодарю за помощь в составлении статьи, за идеи, советы и исправления: W1ND, Onridis, Alexaneek, Ahashra Riel.
    В итоге вышла почти книга — 63 К слов. И как говорится: «Бесконечность не предел».
    А теперь прочтите вот это напоследок. Не знаю как вам, но мне точно бы расхотелось изучать магию после такого, особенно если это были бы первые слова преподавателя. Прям чувствуется эльфийский философ.
    «За несколько мгновений до начала, не было ни времени, ни материи, ни измерения, только бесконечный потенциал для этих вещей — ибо в отсутствие абсолютно всего становится возможным абсолютно всё. И так получилось, что этот бесконечный потенциал реализовал свое собственное существование, создав вселенную и все параллельные ей планы существования. По мере того, как время, материя и измерение увеличивались в физическом чреве реализованных, потенциал продолжал расти вместе с ними в метафизическом чреве все ещё нереализованных. Каждое новое творение приносило с собой возможность для роста и усложнения формы и процесса. Со временем творение осознало в себе жизнь, а жизнь, в свою очередь, породила восприятие, а за восприятием последовало сознание, а за сознанием последовал разум, а из разума возникла концепция, и из неё появились слова, которые связывают все вещи в концепцию. И так слова создали новые концепции, а новые концепции увеличили интеллект, а увеличенный интеллект расширил сознание, а расширенное сознание углубило восприятие, и это углубленное восприятие стало более полно познавать Жизнь, и восприятие поняло форму и процесс всего, что было реализовано, и проникло в необработанный потенциал всего, что было, пока не реализовано. В бесконечном потенциале нереализованного концепции начали принимать свою собственную форму, и со временем пробудились великие парадигмы — силы нереализованного, которые говорили своими собственными словами, такими славными и такими ужасными. Теперь прошли тысячелетия, и мы говорим нашими собственными словами, словами, которые соединяют языки обычных людей с языками тех, чья мистическая проницательность учит нас богам и миру, смертным и бессмертным, и с их помощью мы можем лепить мир по нашей воле, а вселенную — по нашему замыслу. Так оно и есть, и так оно будет «.
    — Переведено с эльтарина на рейкшпиль со слов Верховного Хранителя Знаний Теклиса магистром Верспасианом Кантом, патриархом Ордена Света.

    А вообще, больше всего я восхищаюсь описанием, которое даёт Волланс Кхаишу. Настолько чувственное, что начинаешь ему верить. Очень здорово описано (в статье есть).

Добавить комментарий