Гайды Форум Новости Видео Посты Стримы

Графства вампиров

Несметные легионы нежити, возглавляемые древними вампирами, наводняют Старый свет. Честолюбивые некроманты, бесчисленные зомби, свирепые упыри и варгульфы - это лишь немногие из кошмарных тварей, угрожающих уничтожением империям смертных.

АрмияСетеваяКампанияМодыИсторияВселенная

Навигация

Предисловие

«Вы можете узнать слуг смерти по их меткам. Ни один человек не рождается настолько извращённым, чтобы его тело не отвергло проклятую кровь нежити. И по этим меткам вы можете узнать их: по клыкам хищника, ибо их жажда крови подобна жажде гнусного зверя; по фарфорово-белой коже, холодной на ощупь и неестественной на взгляд; по блеску глаз, за которым живёт ужасный голод. Это метки самого чёрного зла. Это метки Вампира».

Вампиры — бессмертные существа, веками распространявшие омерзительные проклятия по царствам людей. Их происхождение берёт начало из некогда великой цивилизации Нехекхары. Истинные мастера некромантии, они сохраняют большую часть своего первоначального интеллекта и способностей, свои амбиции и желания. Имея в распоряжении неограниченное количество времени благодаря своему бессмертию, Вампиры оттачивают навыки до полного совершенства.

Все Вампиры вне зависимости от линии крови имеют две общие слабости: жажду крови и боязнь дневного света. Первая слабость подразумевает, что Вампир как минимум единожды в месяц должен насыщать себя кровью живого существа, в ином случае он рискует сойти с ума и превратится в низшего Вампира. Однако к такому превращению, напротив, может привести и слишком частое употребление крови, свыше пяти раз за день. В зависимости от линии крови, Вампир может дольше не пить кровь или вовсе заменить ее темной магией.

Вторая слабость действует по-разному на определенные возрастные типы Вампиров. Новорождённые и низшие Вампиры погибнут, попав под солнечные лучи, в то время как другие будут только ослаблены. Но, как бы то ни было, любой Вампир предпочитает избегать света и поэтому либо действует исключительно ночью, либо же находит способ передвижения днём, избегая солнца.  Некоторые Вампиры, отправляясь на войну, используют стаи нетопырей или тёмную магию, чтобы затмить солнце.

Кровавый поцелуй

Кровавый поцелуй — это очень секретное и личное дело для каждого Вампира, и лорды нежити не обсуждают его даже с собратьями.

Жизнь Вампира начинается с крови. Вопреки распространенному мифу, просто быть укушенным Вампиром недостаточно, чтобы превратиться в дитя ночи. Трансформация происходит только в результате кровавого ритуала, где обе стороны сильно напиваются кровью друг друга. Романтики, как смертные, так и бессмертные, называют его Тёмным поцелуем или Кровавым поцелуем, но это совсем не так. Это хищный акт с разорванными глотками и стекающей по ним густой кровью. Новообращенный Вампир просыпается новым более совершенным существом, и сохраняет свои мысли и воспоминания из прошлой жизни. Только теперь внутри него живет тёмный зверь, который заставляет его охотиться и упиваться извращенными пороками.

Все Вампиры придерживаются особых предубеждений против нелюдей. Возможно, для гнома, эльфа или хафлинга вполне возможно стать Вампиром, но это неслыханно, чтобы один из первородных изменил своё закоренелое презрение по отношению к этим расам.

История появления

Проклятие Лахмии

Вампиры, как и вся нежить, появились благодаря Нагашу. После победы войск Нехекхары над Нагашем, верховный жрец города Лахмии В’соран, используя свое высокое положение в лахмианском обществе, смог совратить разум молодой принцессы Нефераты, которой суждено было стать следующей королевой Лахмии.

Неферата увлеклась магией и смертью, но была разочарована нежеланием жрецов передать свои учения женщине. Пользуясь этим, В’соран питал её жажду к запретным искусствам, обучая её знаниям, которые он изучил у Нагаша. После того, как её отец занял положение короля Кхемри, Неферата начала свое правление Лахмией, а за запертыми дверями своего дворца она изучила свитки некромантической магии Нагаша.

В’соран и Неферата начали исследования, пытаясь создать Эликсир Жизни, который даровал Нагашу бессмертие. В конце концов они добились успеха, но в неожиданной форме. Созданная ими в пяти экземплярах версия Эликсира дала им бессмертие, но также коренным образом изменила их природу. Они стали первыми Вампирами. В течение этого периода перемен, Неферата тайно кормилась населением своего города, вызывая подозрения влюбленного в неё капитана дворцовой стражи Абхораша. Он был в ужасе, обнаружив истинную природу своей возлюбленной, но он все еще был обязан подчиняться ее командам, поскольку она оставалась королевой Лахмии. Неферата, зная о его чувствах, обманом заставила Абхораша выпить Эликсир Жизни, к его большому отвращению, превратив в Вампира.

Неферата и В’соран продолжили распространять свое проклятие на многих в Лахмианском дворе. Так началось её правление. Перворождённые Вампиры, стали хозяевами меньших Вампиров, которых они создали. Абхораш, чувствовавший уколы человечности из своей прошлой жизни, создал набор правил, которым должны следовать Вампиры. С этого момента они будут охотиться только на преступников, а не на простых граждан. Кроме того, им было запрещено враждовать между собой, и ни один Вампир не мог попытаться убить другого Вампира. Таким образом, когда брат Нефераты Ушоран узнал об Эликсире и украл один экземпляр для себя, она не могла его наказать, и Ушоран получил разрешение присоединиться к Бессмертному Двору. Но, через несколько веков сила вампирского двора росла и к правилам Абхораша начали относится с насмешкой и презрением, Вампиры начали питаться своими же гражданами, и перестали скрывать свою истинную сущность. Благодоря такому пренебрежению правилами, остальные нехекхарцы в скором времени узнали всю правду о Неферате, её культе крови и Лахмиийском дворе. Опасаясь распространения Вампиров и культа Крови, другие города Нехехары пожелали разрушения Лахмии. Однако, молодой полководец Кхемрийской армии Вашанеш отправился в Лахмию, дабы предупредить Неферату об этой запланированной атаке. Он настолько впечатлил Неферату, что она влюбилась в  него с первого взгляда и дала ему последний из экземпляров Эликсира Жизни (который никто не мог воссоздать с тех самых пор) и сделала его своим мужем, Королем Лахмии и соправителем. Вместе они держали другие города Нехекхары в напряжённых отношениях, создавая сеть шпионов, которые раскалывали нацию, сорвав все попытки объединиться против них.

Это продолжалось несколько столетий пока, Алкодизаар Завоеватель не объединил разрозненные армии страны. Он осадил город во главе могучей армии, состоящей из воинов из всех других городов-государств. Прибыв в город, они были в ужасе от того, что их встретили не только военные Лахмии, но и армия мёртвых, поднятая Вампиром В’сораном. Борясь со своим страхом, войска Алкодизаара вступили в битву с нежитью. Несмотря на численное превосходство, армия Лахмии постоянно пополнялась, мёртвые поднимались, как только падали. Однако, смертные последователи Вампиров оказались менее надёжными, и, со временем предатели из лахмианских рядов обратились против своих хозяев и позволили нехекхарцам штурмовать город. Те Вампиры, которые не успели сбежать, были вынуждены сражаться на ступенях храма. Абхораш возглавлял оборону целую неделю, выдерживая заклинания верховных жрецов Зандри и алхимический огонь их боевых машин. В конце концов, храм был сожжен дотла, и Абхораш был вынужден бежать с несколькими своими последоватилями, его былое сострадание сменилось презрением как к Вампирам так и к людям. Другие выжившие Вампиры, включая Неферату, В’сорана, Ушорана и Вашанеша, бежали на север, где они наткнулись на возрожденного Нагаша, который собирал собственную армию нежити.

Проклятие вампиров

Вампиры не случайно наткнулись на Нагаша. Через В’сорана, Нагаш манипулировал ими с самого начала и издалека оказывал им магическую помощь во время осады Лахмии. Когда Неферата в полной мере узнала о манипуляциях В’сорана, она пришла в ярость, даже больше, чем после решения Нагаша предложить своему дальнему родственнику Вашанешу место командующего легионами. Стоит сказать, что во время падения Лахмии, из-за постоянных споров и разногласий, любовь Вашанеша и Нефераты начала давать слабину, а решение Нагаша окончательно разрушило их брак.

Нагаш создал кольцо, которое позволяло Вампиру, который его носил, снова и снова возвращаться из мертвых, но в обмен на это, через это же кольцо Нагаш сможет управлять всеми Вампирами. Вашанеш принял кольцо, и по команде Нагаша Вампиры повели его армию нежити. Хотя сначала Вампиры стремились служить Нагашу, чтобы отомстить Алкодизаару и вернуть Лахмию, стало очевидно, что их жизни не имели никакого значения для Нагаша. Он небрежно швырнул их во врага, как и свои бессмысленные войска нежити и не заботился о восстановлении Лахмии. Вместо этого он стремился уничтожить всю Нехекхару. Связанные силой кольца, которое носил Вашанеш, они не могли ослушаться Нагаша и его заместителя — Архана Черного.

Вашанеш придумал оригинальное решение проблемы порабощения Нагаша. Подозревая, что контроль Нагаша опирается на Вампира, носящего кольцо, и веря заверениям Великого Некроманта, что оно вернет его из могилы, он позволил Алкодизаару убить себя в разгар битвы. Вампиры были освобождены от контроля и сбежали от Нагаша, рассредоточившись во всех направлениях, чтобы сбить с толку преследователей. Большинство отправилось на север, в земли того, что будет известно как Старый Свет и только В’соран и его последователи остались верны Нагашу. В конце концов Вашанеш вернулся, как и обещал Нагаш, и провёл следующие несколько столетий, исследуя пределы возможностей кольца.

Даже если Нагаш действительно погиб после того, как его бросили Вампиры, что казалось маловероятным, кольцо позволяло Архану, правой руке Великого Некроманта контролировать их. Вашанеш начал овладевать некоторыми магическими искусствами, с целью подчинить кольцо себе.

Таким образом, Вампиры распространились по всему миру, основав свои кровожадные династии, которые ещё будут существовать и расти на протяжении истории мира.

Линии крови

Фон Карштайны

Из всех Вампиров, которые когда-либо были известны человечеству, фон Карштайны, безусловно, являются самыми известными. Высокомерные, харизматичны, и амбициозные фон Карштайны — настоящая ночная аристократия. Говорят, что их история восходит к временам Зигмара и основания Империи. В этом есть некоторая доля правды, поскольку именно Влад фон Карштайн присутствовал в то время и давал Зигмару наставления о том, как победить Нагаша перед воротами Альтдорфа. С тех пор фон Карштайны считают, что они имеют право на владения Зигмара, как и любой другой представитель имперской знати. Многие дворяне глубоко верят в концепцию благородства в крови. Высшие классы ставятся выше низших, потому что только они обладают качествами, необходимыми для правления, и эти качества могут передаваться только через кровь. У фон Карштайнов этот тезис возведён в абсолют. Фон Карштайны искренне верят, что они рождены, чтобы править, и все, кто не принадлежит к их родословной, рождены для того, чтобы пресмыкаться у их ног. Они очень серьезно относятся к своему имени и если они поклянутся в чем-то себе, они сделают всё, что в их силах, чтобы довести дело до конца.

Как и все Вампиры, фон Карштайны должны поддерживать себя постоянным потоком крови, дабы держать под контролем свою внешность, силу и рассудок. Без потребления крови все Вампиры либо умрут, либо превратятся в примитивного, дикого зверя. Таким образом, фон Карштайны, являются единственной вампирской родословной, которая занимается опекой определенных человеческих поместий и небольших владений, населёнными человеческим «скотом». Вопреки распространенному мнению, фон Карштайны на самом деле не возражают, если они охотятся за своей добычей, но они считают оскорбительным то, что им приходится делать это из тени и подальше от пытливых глаз Охотников на Ведьм. Однако, благодаря своей внешности и огромной харизме, крестьяне и дворяне под их властью, иногда даже сражались друг с другом за возможность добровольно быть подданным для них.

Так же, как и все Вампиры, фон Карштайны не могут иметь детей и поэтому вынуждены полагаться на превращение потенциальных кандидатов в Вампиров с помощью Кровавого Поцелуя. Такое решение редко одобряется среди членов семьи, ведь так она становится слабее. Чтобы сохранить свой имидж «лучшей» из родословных, кандидат должен воплощать основные ценности и характерные черты семьи. Нет смысла даровать кровь фон Карштайна тому, кто не сможет поддерживать стандарты семьи. Фон Карштайн должен быть высокомерным до глубины души, будучи уверенным в том, что его семья занимает видное место в этом мире.

Сильвания

Сильвания — одна из самых легендарных фракций Вампиров, когда-либо терроризировавших земли Старого Света. Все её представители являются членами Линии Крови фон Карштайнов. Они желают воцариться над миром, дабы править как смертными, так и мёртвыми.

Безумие Отто фон Драка

Все началось в одну суровую ночь, когда Отто фон Драк, лежа на смертном одре, проклинал богов за то, что у него не осталось наследника. Отто был жестоким, алчным и эгоистичным человеком, который получал удовольствие, наблюдая тяжёлое положение других. В те времена в Сильвании бушевала междоусобица. Пока родные ожидали его последнего вздоха, Отто поклялся, что скорее выдаст свою единственную дочь Изабеллу за Демона, чем позволит ненавистному брату Леопольду унаследовать трон. Граф отказывал всем, кто просил её руки, потому что в глубине души он их всех презирал.

Изабелла фон Драк склонилась у смертного одра своего отца, всё еще будучи без мужа и ребёнка, которые могли бы унаследовать графство. Как будто услышав посмертную мольбу графа, за пределами замка прогремел гром. Виктор Гуттман, престарелый священник Зигмара, мгновенно потерял сознание. Затем из-за бури раздался стук колёс и топот копыт. Темная карета остановилась перед замком. В наступившей тишине кто-то постучал в дверь. Дрожащий слуга представил графу неизвестного дворянина. Незнакомец с уважением представился умирающему графу и его дочери, как Влад фон Карштайн. Затем он повернулся к Изабелле и предложил выйти за него замуж. Желая получить силу, которую она почувствовала во Владе, она согласилась, но попросила его об одной услуге в знак его любви. Влад повернулся к Леопольду и голыми руками вырвал его сердце из груди, а тело выбросил в окно. Священник Гутман был поднят из обморока и доставлен в покои Отто, где состоялась церемония бракосочетания. Почти сразу после того, как были произнесены последние ритуальные слова, Отто фон Драк скончался, оставив свою дочь и всю Сильванию на попечение Влада фон Карштайна.

Через десять лет после коронации, Влад уже уверенно контролировал всю Сильванию, чем не мог похвастаться ни один правитель до этого. Многие из знати Сильвании присягнули на верность новому графу и стали Вампирами, те же, кто отказывался признавать власть Влада — были найдены мертвыми.

Первая война Вампиров

Как и все Вампиры, новый граф Сильвании был крайне амбициозен, и поэтому стремился установить своё господство не только над Сильванией, но и над всей Империей. Влад фон Карштайн решил, что пришло время перейти к следующему шагу в своём плане. Именно тогда, в начале зимы, граф призвал всех дворян провинции присягнуть ему во время праздника под названием «Танец мёртвых». Танец должен был состояться в Дракенгофском замке. На самом деле это была уловка Влада, дабы собрать оставшуюся живую аристократию в одном месте. В разгар праздника он приказал своим слугам закрыть вход и убить всё живое, что было внутри. Только два человека покинули тронный зал живыми: Альтен Ганц, верный человеческий слуга Влада, который заподозрил истинную природу его генерального плана, и Стефан Фишер, Охотник на ведьм, который преследовал одного из фон Карштайнов за убийство своей жены вместе с другим охотником на ведьм по имени Джон Скеллан, своим братом. Скеллан был убит и обратился в Вампира, но Фишеру удалось спрятаться под грудой мёртвых трупов.

Граф Сильвании стоял на стенах замка Дракенгоф и читал ужасное заклинание из одной из Девяти Книг Нагаша. Запитанное насыщенной магией варп-камня, извлечённого из Мордхейма, заклинание некромантии распространилось по кладбищам Сильвании и в одно мгновение по всей провинции мёртвые начали пробуждаться. Постепенно все трупы Сильвании начали двигаться к Дракенгофу, дабы ответить на зов графа Вампиров. Когда мёртвые аристократы начали выходить из тронного зала, Стефан Фишер, пародируя зомби, сбежал из Дракенгофа. Фишер, наконец, сбежавший из Сильвании, попался в когти небольшой группы Вампиров, путешествующей по Империи. Смирившись со своей судьбой, и даже испытывая мрачную радость от того, что он воссоединится со своей женой, Фишер был готов встретить свой конец, однако, внезапно его спас небольшой отряд армии Империи, посланный для расследования сообщений о деятельности нежити вдоль границы Сильвании. Фишер рассказал правду о истинной природе графа.

Битва при Эссен-Форд стала забоем скота. Люди были с легкостью разбиты. В конце битвы Фишер заметил Джона Скеллана. Пленников выстроили в очередь перед графом Вампиров. Во время разговора с командиром отряда, он приказал сначала Гацзу, а затем трём Вампирам, включая Скеллана, убить по пленнику, исходя из своего выбора. Скеллан выбрал Фишера и обескровил его, таким образом исполнив его желание и воссоединив их с женой. Влад воскресил каждого из погибших Имперцев, а затем выбрал самого молодого из заключённых и объявил, что он один будет жить, дабы распространять страх между смертными по всей Империи. В эти мимолётные мгновения отвлечения, имперский командующий взял меч Влада и быстрым ударом обезглавил графа. Герман Проснер убил командира мгновение спустя, но было уже слишком поздно, потому что граф Вампиров был уже мёртв.

Считая, что настало его время, он решил захватить власть, убивая всех возможных соперников. Вскоре после этого Проснер заметил, что тело графа исчезло. Верный слуга графа Ганц, забрал его тело. Он был не способен принять смерть своего любимого правителя. В конце ночи Проснер получил контроль над армией нежити и собирался получить последнее, что окончательно бы укрепило его власть — он желал овладеть Изабеллой. Когда Проснер вошел в ее палатку, он был встречен кокетливым смехом, она утверждала, что её возлюбленный жив и вернётся за ней. Герман Проснер вывел Изабеллу из палатки и объявил её своей невестой по праву силы. Вдруг из глубины толпы кто-то ответил на этот вызов. Нежить отшатнулась от него и им оказался Влад фон Карштайн. Он был воскрешён старым перстнем, полученным в его ранней жизни. Он даровал владельцу истинное бессмертие. В последующей дуэли Влад победил Проснера, предвидя свою смерть, Проснер метнул свой меч, убив Ганца. Граф был готов прикончить его, но был остановлен Изабеллой, которая сама потребовала этого права. Граф отдал ей свой меч, и она хладнокровно убила Проснера.

Эта война продолжалась более 40 лет. 40 лет Империя жила в состоянии ужаса и страха. Бесчисленное количество раз он был сражён в битве, и каждый раз он появлялся снова, чтобы убить тех, кто сразил его. В битве при Блутхофе он был пронзён руническим клыком графа Остланда, но через три дня появился снова. Находясь в городе Бегенхафен, он привёл свою армию нежити к победе после того, как за час до этого был лишён головы выстрелом из пушки. Когда Мидденхайм подвергся нападению, Великий Магистр Рыцарей Белого Волка Джерек Крюгер превратился в Вампира. Когда армия нежити подошла к стенам Альтдорфа, они обнаружили, что город был хорошо подготовлен, а стены отлично оборонялись. Однако силы Влада оказались воистину огромными. Он покрыл небо тучами и пробудил всех мёртвых, покоящихся под равнинами близь Альтдорфа. Огромные осадные машины, созданные из зомби и скелетов, были брошены на городские стены, и со временем мёртвых оказалось больше, чем живых. У человечества не было никакой надежды на победу. В поисках божественной помощи Великий Теогонист Вильгельм III удалился в катакомбы Альтдорфского собора, чтобы помолиться. Именно в этом святом месте его посетил Маннфред фон Карштайн, первый из отпрысков Влада.

Маннфред хотел занять место графа Вампиров, но знал, что он недостаточно силён, чтобы лично бросить вызов Владу в бою. Он сообщил Вильгельму о секрете бессмертия графа. Священник установил тщательно продуманную ловушку, чтобы поймать лучшего вора своего времени — Феликса Манна. Когда его поймали на грабеже, они предложили ему выбор — похитить перстень Влада фон Карштейна или же быть повешенным за все свои преступления. В обмен за кражу ему заплатили бы достаточно, чтобы начать всё сначала в другом месте. Феликс согласился и с небольшой помощью Маннфреда украл у графа кольцо. Когда граф проснулся, его гнев был неописуем. Он бросил всё, что имел, на штурм Альтдорфа. Там, на стенах, он столкнулся с Вильгельмом и победил его. Со своим последним вздохом Великий Теогонист бросился на графа, и они оба упали со стен. Хотя падение не убило бы такого могущественного Вампира, как Влад, они оба пали на деревянный кол, и Вампир оказался в ловушке под трупом Вильгельма. Сразу после гибели Влада его армия распалась, а Изабелла, не представляя своего вечного существования без Влада покончила жизнь самоубийством спрыгнув со стены прямиком на колья. Первая Война Вампиров была окончена.

Вторая война Вампиров

Война закончилась, и мечта Влада об Империи Нежити умерла вместе с ним. Хотя ужасы, совершённые его нечестивой кампанией, все ещё будут преследовать сны человечества на протяжении многих веков, вампирская угроза не была побеждена. Вампиры всё еще были Сильвании. Вампир по имени Скеллан был схвачен и заключён в склеп под собором Альтдорфа, где они держали его в плену, а позже убили. Феликсу Манну никто не поверил, когда он потребовал свою награду, без доказательств сделки, которую он заключил с Великим Теогонистом. Обиженный и разгневанный, Феликс украл одну из Книг Нагаша Влада, но, убегая от зигмаритов, он обнаружил, что кто-то следует за ним из тени. Когда незнакомец наконец загнал Феликса в угол, он попытался подкупить его перстнем с кольцом мертвого графа. Незнакомец, которым на самом деле был Манфред фон Карштайн, отрубил вору две руки, взял кольцо и книгу и оставил Феликса умирать. Таким образом, артефакты Влада перешли к Вампиру и Некроманту почти равной силы.

После смерти Влада остались 5 Вампиров, которые могли считаться его наследниками. Ими были Фриц, Ганс, Питер, Конрад и Маннфред. Более сорока лет Вампиры из линии фон Карштайн вели жестокую борьбу за власть, давая Империи жизненно важное время, чтобы оправиться от вторжения Влада. Фриц фон Карштайн был убит на поле боя, когда попытался осадить Мидденхайм. Ганс фон Карштайн погиб, от рук Конрада, Питер был убит в гробу мстительным Охотником на ведьм по имени Гельмут Ван Хал, далёким потомком могучего Некроманта времен Скавенских войн. Маннфред фон Карштайн подсобил в деле его убийства. После смерти Питера, Маннфред фон Карштайн исчез из Сильвании, оставив Конрада единственным и бесспорным правителем всей Сильвании. Почти сразу же Конрад начал Вторую вампирскую войну.

В то время, как Влад был терпеливым стратегом, Конрад был безумным мясником — злым, безжалостным и безумно жестоким. Не обладая некромантическими навыками своего предшественника, Конрад был вынужден поработить всех Некромантов, которых он мог найти, заставя выполнять его приказы. И снова графы-Вампиры Сильвании неистовствовали на землях Империи. Конрад был за гранью здравомыслия даже среди себе подобных. Если Влад предлагал своим противникам выбор между рабством или смертью, то Конрад предлагал выбор между медленной смертью и быстрой. Влад желал воцариться над Империей, а единственной мотивацией Конрада была бесконечная резня. Он вступил в контакт с Рыцарями крови из ордена Ордо Драконис. С их помощью Конрад мог уничтожить любого, кто осмелился бы противостоять ему, даже учитывая полное отсутствие стратегического планирования, истерику и серьёзные тактические ошибки.

В битве при Кляйберсторфе Конрад столкнулся с мощной армией Аверланда, в которой находилось значительное количество дальнобойной артиллерии. Когда началось сражение, артиллерия беспощадно разила ряды медленно продвигающейся сильванской армии. Конрад пригрозил пленённым Некромантам кровавой расправой, если они что-то не придумают. Испуганные Некроманты объединили свои силы, чтобы обрушить на армию Аверланда бушующий ветер. Тёмная магия охватила имперские ряды, когда несколько солдат уже погибли от этого кошмарного шторма — начала сеяться паника. Конрад увидел, что настал момент для контратаки, и послал в бой свою элитную эскадрилью Рыцарей Крови. Столкнувшись с бронированными Вампирами, армия Аверланда была сломлена и обращена в бегство. Конрад, преследовал имперских солдат пять дней и пять ночей, следя за тем, чтобы все, кто участвовал в той битве умерли. Чрезмерная гордыня и желание пролить больше крови побудили его развязать кровавую войну с Гномами, вопреки советам своих немногих оставшихся советников. Нападение на изолированные деревни и наземные поселения в пределах владений Жуфбар, побудило самого короля Гномов Жуфбара собрать огромную армию, чтобы отомстить Вампиру за деяния. Увидя для себя новый вызов, Вампир встретил армию Гномов в городе Нахтхафен. В битве Кователи рун с лёгкостью противостояли некромантическим заклинаниям, порабощенных Конрадом Некромантов. Лишённые поддерживающей их силы, Скелеты-воины и Зомби Конрада падали и не восставали там же, где их разорвали снаряды артиллерии. Конрад, несмотря на неудачи, всё ещё был уверен в победе. Он начал полномасштабную атаку на правый фланг Гномов. Лично возглавив атаку, Вампир направился прямо к отряду Кователей рун, в то время как его Рыцари Крови врезались в ряды Гномов. Конрад лично перерезал Кователей рун, испив их кровь и дав своим Некромантам время, необходимое для поднятия павших. Бой был проигран, но Гномы упорно сражались до самой последней капли крови. Король бросил вызов Кровавому Графу, но вместо того, чтобы принять его, Конрад отправил в бой Валаха Харкона, Великого Магистра Рыцарей Крови сражаться в качестве своего чемпиона. Бой был быстрым. Великий Магистр с легкостью убил Короля Гномов и напился его королевской крови. В течение следующего часа все Гномы были мертвы.

Конрад был настолько непоколебим и жесток в своих нападениях, что, столкнувшись с общим врагом, даже трое претендентов на императорский трон отложили в сторону свои разногласия и объединили могучие армии в одну, дабы противостоять ему. В битве недалеко от города-крепости Мидденхайм, имперские армии объединились против армии нежити Конрада. Эта битва стала печально известной благодаря тому, что два имперских лидера оказались предателями. Лютвик и Оттила пытались убить друг друга во время битвы. Это вынудило других имперских графов выбрать другого лидера для своей коалиции. Конклав графов-курфюрстов собрался в Аверхайме, где они решили, что Гельмут из Мариенбурга будет лучшим кандидатом на пост нового Императора. Однако новоизбранный Император действовал подозрительно хаотично. В конце концов, кожа Хельмута стала отслаиваться, а глаз внезапно выпал из черепа. Сын Гельмута, Хельмар пришёл в ярость, узнав, что его отец был давно убит и обращён в зомби под контролем Конрада.

Уловка провалилась, а Конрад пришел в ярость и пробился из Аверхайма в Ревущие холмы, поджигая каждый город и деревню, стоявшие на его пути. Все оставшиеся графы-курфюрсты и лорды Гномов снова объединили свои силы в битве при Грим Морре. Конрад высокомерно предпринял решительную атаку против полностью выстроенных армий всех графов-курфюрстов и воинов-Гномов под командыванием великого героя Грюфбада. Хотя его элитное ядро ​​воинов сумело выдержать атаку, начало происходить странное. В мгновение отряды нежити стали рассыпаться. Порабощенным Некромантам надоело садистское правление Конрада, и они бежали с поля битвы. Увидев, что битва проиграна, Рыцари Крови также отступили, надеясь спастись от мстительных Гномов и имперцев. В отчаянии Конрад попытался удержать армию нежити в одиночку, но это оказалось для него непосильным. В безумном припадке Конрад удалился от битвы. Он кричал, его разум был разбит. Некоторое время Конрад скитался по лесу пока не попал в засаду Грюфбада, который схватил Вампира и держал его, пока Хельмар не пронзил убийцу своего отца Руноклыком. Со смертью Конрада Вторая вампирская война закончилась. Но, как это часто бывает, курфюрсты снова стали сеять распри между собой.

Третья война Вампиров

После смерти Конрада, последним претендентом на место Влада стал Манфред фон Карштайн. В то время как Влад был самым могущественным, а Конрад самым жестоким, Маннфред, безусловно, был самым хитрым и, возможно, самым магически одарённым из всей родословной.

Во время Второй вампирской войны Маннфред покинул Сильванию и отправился в мёртвые земли Нехекхары в поисках некромантических артефактов прошлого. Следующее столетие он провёл, читая запретные фолианты, и, к тому времени, когда Маннфред вернулся в замок Дракенгоф,  у него появилась целая библиотека тёмных знаний. Будучи последним представителем семьи фон Карштайн, Маннфред стал бесспорным правителем Сильвании. Целое десятилетие Маннфред фон Карштайн позволял имперцам поверить в то, что угроза Сильвании устранена. Там, где Влад правил своей железной волей и грубой силой, а Конрад царствовал, сея насилие и страх, Маннфред использовал свои некромантические силы и коварные манипуляции, чтобы создать свои новые армии нежити. Он разыскивал Вампиров за пределами Сильвании и подкупал, принуждал и льстил им приглашая в свою новую свиту. Он провел много месяцев в Империи, пробуждая духов и из гробниц и оскверняя кладбища, пробуждая мертвецов.

Когда жестокая гражданская война снова захлестнула Империю, Маннфред решил, что пора нанести свой удар. Армия нежити Маннфреда пересекла границу Сильвании в самый разгар зимы. По окончанию летней кампании армии курфюрстов, были уже расформированы и совершенно не готовы к этому внезапному нападению. Армии Маннфреда маршировали  к Альтдорфу, предавая мечу всех встреченных ими живых людей и сразу же пробуждая их, дабы пополнить свои ряды В печально известной зимней войне Маннфред победил несколько наспех собранных имперских армий, которые пытались преградить ему путь к столице. Победа следовала за победой, и вскоре слухов о приближении Маннфреда было достаточно, чтобы жители деревень бежали из своих домов и умирали в холодном зимнем снегу, что впрочем, было ему только на руку.

Когда огромные легионы Маннфреда достигли Альтдорфа, они обнаружили, что город оказался не защищен. Маннфред перисполнился триумфом. Он собирался стать не графом, а императором, достигнув того, что Влад и Конрад не смогли сделать. Но вдруг, Великий Теогонист Курт III появился на стенах города, держа в руках Liber Mortis, он начал читать « Великое Заклинание Освобождения». По мере того как заклинание продолжалось, власть Маннфреда над его нежитью начала ослабевать. Увидев, что его армия начинает рассыпаться в прах, Маннфред поспешно отступил, поскольку имперские армии в Альтдорфе мобилизовались для массированной контратаки. Он двинулся вдоль реки Рейк вниз по течению в портовый город Мариенбург, захватив по пути несколько крупных судов и укомплектовав их поднятыми трупами их же экипажей. Первоначальный план Маннфреда состоял в том, чтобы осадить портовый город, а затем проплыть через основные реки и каналы Мариенбурга атакуя речные порты. В отчаянии, весь город был поднят на защиту, и атака нежити на порты была отражена. Маннфред начал строительство массивных осадных башен и катапульт на окраинах города. Однако разведчики доложили, о приближении огромной имперской армии из Альтдорфа. Понимая, что ему не одержать победу в этой осаде, Маннфред поспешно отступил. В Хорстенбаде армии Остермарка смогли окружить и устроить засаду Маннфреду, когда его армия пробивалась по лесной дороге. Тем не менее, Маннфред избежал этой резни. В течении месяца он захватил город Фелф и создал новую армию.

Кампания продолжалась и продолжалась, и ни одна из сторон не могла добиться окончательной победы. Маннфред был вынужден отступить в Сильванию, чтобы избежать преследования со стороны врагов. Решив не совершать тех же ошибок, что и раньше, курфюрсты заключили перемирие, чтобы окончательно избавить Империю от вампирской угрозы раз и навсегда. Со всех провинций была собрана единая великая армия Империи Зимара. Она была обязана уничтожить Сильванию. Верховный Король Гномов, яростно желающий расплатиться за прошлые обиды, также послал свои армии на подмогу имперцам. В битве при Хел Фенне столкнулись легионы Маннфреда и великая армия союзников. Неживое войско Маннфреда отступало, заманивая измученные имперские армии в грязь и мрак. Однако, Маннфред был поражён решимостью своих врагов. Армия союзников без устали продолжала преследовать Маннфреда, пока, наконец, он не вступил в бой в восточных пределах болот, где воины Империи и Гномы дали ему бой. Маннфред, осознавший поражение, попытался бежать. Курфюрст Мартин Штирландский, убил Манфред на самом краю болота. Несмотря на долгие поиски, никто так и не нашли тело Маннфреда. Так закончилось правление Маннфреда и Войны Вампиров.

Драконы крови

Драконы крови — это Вампиры, происходящие от Абхораша, верховного главнокомандующего царства Ламхия. В отличии от остальных Вампиров, их не привлекают власть, завоевания и тёмные знания. Главная ценность для Дракона Крови — это совершенство своих боевых навыков и дисциплина. Они верят, что, став идеальными воинами, смогут возвысится над людьми и Вампирами, и в них не останется слабостей ни тех, ни других. Они не будут знать ни жажды крови, ни страха солнца. Абхораш, достигший высшего мастерства в обращении с клинком и испивший крови дракона, сражённого им — доказал это.

За целеустремлённое следование идее Абхораша другие Вампиры считают Драконов Крови ужасно скучными. Бытует мнение что Драконы Крови слабые маги, но это не так. Благодаря своей природе все Вампиры — могущественные маги. Просто Драконы Крови используют её только тогда, когда это необходимо. Если вам вдруг покажется, что Драконы Крови благороднее своих собратьев, выбросьте эту мысль из своей головы. Они, может, и позиционируют себя как рыцари с высокими идеалами и стремлением к совершенству, но внутри они — всё те же Вампиры, презирающие людей даже больше своих прочих собратьев. Дракон Врови может вырезать целые деревни, оттачивая новый приём или проверяя заточку своего клинка. Часто этих зловещих рыцарей можно встретить в глуши у мостов и бродов, где они испытывают каждого, желающего воспользоваться переправой. Он может проявить милосердие только при встрече с достойным противником. Но и то, лишь для того, чтобы встретиться с ним еще раз, когда тот наберётся опыта. Есть среди отпрысков Абхораша и те, кто считает ниже своего достоинства тратить силы на людей. В качестве противников они предпочитают монстров вроде Великанов, Дракоогров, Грифонов и тому подобных тварей. Эти создания ночи могут даже откликнуться на просьбу крестьян избавить их от чудовища, правда, добром для просителя это не закончится. Человека, скорее всего, используют в качестве приманки. Из-за своего образа жизни «одинокого рыцаря» Драконы Крови редко окружены последователями, но, даже у таких существ, одержимых идеей собственного совершенствования, появляются спутники. Чаще всего это происходит, когда слух о Вампире, освоившем новый боевой стиль, достигает его собратьев, жаждущих научиться у него. Тогда Драконы Крови создают некое подобие ордена или братства, которое может привлечь даже обычных людей. Бывает и так, что Драконы Крови живут среди людей вступая в рыцарские ордены. Всё ради того, чтобы спокойно упражняться в фехтовании и иметь свободный доступ к еде. Как правило, они живут в удалённых прецепториях, где десятки лет остаются нераскрытыми. Они подчиняются офицерам, принимают участие в манёврах и боях. Одним словом, делают всё, что от них требуется. Кто знает, сколько великих побед человечество одержало благодаря Драконам Крови? Однако большинство Вампиров этой линии крови считают, что достичь результата можно, только повторив путь Абхораша. Они уходят в малонаселённые, суровые земли. Бывает, что суровая жизнь в изоляции приводит их к безумию. Но случается это не часто, Драконы Крови редко теряют контроль над собой, что говорит о невероятной силе их воли.

Дисциплина позволяет Драконам Крови дольше обходиться без крови. Но в конечном итоге они все, кроме их исчезнувшего лидера, должны питаться, чтобы выжить. И недостатка в крови они не испытывают. Чаще всего жертвами их клыков становятся поверженные враги. В отличии от остальных линий Вампиров, они не практикуют кормления от добровольцев, считая, что это развращает и ослабляет. Тем более они не опустятся до питания кровью из окоченевших трупов или животных. И это не просто брезгливость. Люди сильнее животных, Вампиры сильнее людей. Они будут стараться пить кровь сильнейшего возможноного соперника.

Драконы Крови тщательно отбирают пополнение для своего рода. Это обязательно должен быть умелый воин, всецело преданный своему мастерству. Кровавый поцелуй можно получить после испытания боем, который заканчивается клятвой: «Клинок — единственная истина. Смерть — единственный ответ. Поиск возвысит меня над тем, что я есть».

Ордо Драконис

Много лет назад Валах Харкон пришёл в Цитадель крови. Крепость охраняла горный перевал в Бретоннию, а рыцарский орден Кровавого Дракона был призван защищать жителей окрестностей. За одну ночь он убил всех рыцарей, одного за другим, превращая тех кого он посчитал достойными в Вампиров. После этого некогда благородный Орден Кровавого Дракона превратился в Орден Ордо Драконис с Валахом в качестве Великого Магистра. Жители, долгое время находившиеся под защитой рыцарей, теперь стали добычей павшего ордена. Когда правда была раскрыта, крепость была подвергнута длительной осаде имперской армии. В конце осады орден был уничтожен, хотя некоторые рыцари, в том числе сам Валах Харкон — выжили.

Музильон

Музильон — это проклятое герцогство, портовый город, окружённый болотами. Земля, которую избегает вся остальная Бретоннии. Рассказывают, что в этом гиблом месте мёртвые разгуливают по тёмным и пустым улицам, что всевозможные безымянные ужасы таятся в подземельях замков, а день больше не оглашает смех живых. Живёт там самый отчаянный народ, поскольку никто другой не выбрал бы жизнь в этом ужасном месте, за исключением изгоев и злодеев. Здесь объединяются лишённые собственности и опозоренные рыцари и семьи самых уродливых и нездоровых крестьян. Те немногие, кто остался из проклятого рода Музильона, правят этой землёй с неограниченной властью. Оставшиеся из этой растленной и испорченной аристократии носят чёрную как смоль броню и никогда не поднимают забрал своих шлемов.

Стригои

Стригои — потомки Ушорана, принца Лахмии. Когда Вампиры других родословных притворяются смертными и носят одежды лордов, рыцарей и принцев, Стригои принимают зверя внутри себя, получая всю его силу и ярость. Их буйству не будет конца, пока они не отомстят за своё унижение.

Стригои это гротескные и жалкие пародии на то, кем они когда-то были. Их придворные и слуги — это безумные духи. Их дворцы — это подземные склепы, заброшенные кладбища и руины замков. Их народ — это вечно голодные вурдалаки. Но Стригои правят со всей серьёзностью, требуя верности и уважения к себе, а взамен предоставляя защиту, законы и суд. Не все они одинаковы и властвуют по-разному. Некоторые с головой ушли в прошлое, живя былой славой, вновь переживая старые битвы, нося древние титулы, регалии и подчиняясь древним порядкам. Ум других окончательно сломлен отчаяньем. Их сгнившие рубища остаются для них царскими одеждами, а время они коротают за разговорами с давно умершими друзьями. Третьи вообще сбежали от жестокого мира в сны, мечтая о прошлом или будущем. Тем не менее, они используют свои воспоминания о том, кем были и жажду мести. Есть и те, кого лишения сделали решительными, сильными и закалёнными существами с железной волей. В любом случае Стригои невероятно опасны.

Как и все Вампиры, они считают, что за ними право питаться и править низшими существами. Любой, кто это оспорит — мертвец. Образ жизни Стригоев сказался на их внешнем виде. Чем дольше они жили в темноте и вдали от людей, тем сильнее становились похожими на чудовищ. Тела их деформировались, клыки стали длиннее, на руках появились когти, а через позвоночник частенько пробиваются шипы. В лицах Стригоев уже не осталось ничего аристократического, их рты стали пастями, а уши удлинились как у летучих мышей. Их разум тоже изменился. Грёзы о прошлом — лишь воспоминания их былой власти. Тем не менее, они не бездумные твари. Все Вампиры жаждут править и ничто это не изменит. Даже если они бредят и бегают на четвереньках — они властвуют над своим двором и сохраняют своё чувство гордости.

Стригои — самые непривередливые из Вампиров в плане еды. Скрывшись в пещерах и руинах, они часто питались животными и трупами из могил. Такую диету нельзя назвать достойной гордых детей ночи, поэтому некоторые из Стригоев научились подавлять кровавую жажду сном. Что же до питания кровью обычных людей, то Стригои здесь находятся в невыигрышной ситуации. У них нет агентов и смертных слуг, как у остальных Вампиров, а серия убийств в поселениях рано или поздно привлечёт нежеланное внимание Охотников на ведьм. Одна из немногих возможностей питаться свежей кровью это — Стригане. Народ Ушорана, не имея дома, ведёт кочевой образ жизни. Их боятся и ненавидят за их «вампирское» прошлое. Иногда они могут «приютить» одного из своих прошлых владык и служить ему. Но мудрый Стригой не станет долго оставаться таборе, так как Охотники на ведьм пристально следят за всеми Стражанами.

Стригоев нельзя назвать общительными существами, а их жизнь — привлекательной. Поэтому обращения смертных в этой линии крови довольно редки, риск разоблачения намного выше после такого поступка, и идея проклясть кого-либо, чтобы он жил так же как они, выходит за рамки даже безмерной жестокости их тёмных душ. Но от размножения их удерживает не только милосердие, но и то, что, когда Стригос снова восстановится, королевство унаследуют только те, кто этого заслуживает. Те, кто был так жестоко лишён его столько лет. Тот, кто не помнит это событие, сможет присоединиться к их числу после возвращения былого величия.

Лахмии

Лахмии, известные также как Сестринство Лахмий происходят от Нефераты, царицы Лахмии. Они не полагаются на грубую силу. Это хитрые и коварные мастера манипуляций, дёргающие за ниточки своих марионеток. Тысячи лет они плетут интриги, приближая день, когда люди склонятся перед их нечестивой властью. И тогда, обращённая в пыль Лахмия возродится. Когда город-государство Нефераты пал, немногие из Сестринства выжили. Его остатки вместе с бывшей царицей двинулись на север. Сначала это было бегство от возмездия Алкадизаара, а затем и от власти Нагаша.

В Старом Свете Лахмии встретили примитивные племена людей. Они стали пророчицами и любовницами вождей, манипулирующими ими. В скором времени Сестринство добилось небывалого влияния в обществах древних людей. И они воспользовались своей властью. Объединённая армия дикарей обрушилась на Стригос. Государство устояло, но было уже слишком слабо, чтобы противостоять надвигающейся орде зеленокожих. А тем временем Сестринство уже подняло павших в бою и направило нежить к Серебряному Пику, чтобы изгнать оттуда гномов и обосноваться там самим. С тех пор, оттуда Лахмии плетут свои интриги и незримо направляют людей. Неферата любит говорить: “За каждым великим мужчиной стоит великая женщина. А за такой женщиной стою я”. Так ли это на само деле, знает только царица ночи. Тем не менее, следы Сестринства можно найти практически в каждом переломном для истории моменте. К примеру, хозяйка Музильона леди Ленора, она стала свидетелем падения герцогства, но неизвестно, принимала ли она в нём участие. Графиня Шевю прогуливалась по улицам Мордхейма сразу же после того, как проклятие Зигмара настигло город. Во времена крестовых походов у Сестринства также были глаза и уши в Арабии.

Вместе с человечеством менялись и Лахмии. Из оракулов и любовниц они превратились в соблазнительных шпионок и эксцентричных дворянок. В отличии от остальных Вампиров, они живут бок о бок с людьми, проникнув в высшие слои общества. Сама Неферата редко покидает Серебряный Пик, но смертные слуги и магические артефакты помогают ей поддерживать контакт с остальными Лахмиями. Её самые надежные сёстры носят титул нунций — это доверенные посланники и дипломаты. Им, как правило, служат младшие сёстры и смертные слуги, которые помогают поддерживать видимость благопристойной жизни. Следом за нунциями идут интер-нунции — они агенты-одиночки, жёны или дочери аристократов. Служанки, собирающие информацию и манипулирующие окружением. Скрывать свою сущность в образе дворянки легче, чем может показаться на самом деле. Поведение благородной женщины определяется правилами, идеально подходящими Вампирам. Аристократкам не положено охотиться и воевать. Им не нужно осматривать владения и контролировать работу крестьян. Благочестивая дама-домоседка, следящая за тем, чтобы её лицо не тронул загар. Дом они покидают только ради светских мероприятий, которые проводятся ночью. Среди высших слоев нормальным и даже модным считается не ложиться спать до раннего утра и просыпаться довольно поздно. В случае же, если благородная дама выходит на улицу днём, она пользуется зонтиком или перемещается в паланкине или карете. Все усилия Сестринства подчинены триумфальному возвращению Нефераты в Лахмию и воссозданию культа Крови, который будет поклоняться ей. Но достичь этого будет нелегко. Вся Нехекхара, в том числе и родина королевы, находится во власти Царей Гробниц. Поэтому Сестринство спонсирует экспедиции в Земли Мёртвых, где искатели приключений сражаются с её жителями и ищут древние реликвии прошлого. Расхитители гробниц, участники священных походов, исследователи, они даже не осознают, в какой игре участвуют, принимая помощь от загадочных покровительниц. Естественно, город не восстановить с помощью карательных походов в пустыню. С другой стороны, Лахмии защищают человечество от уничтожения или порабощения другими силами. Их совершенно не устраивает падение людей в объятия Тёмных Богов. Они также сдерживают Карштайнов в Сильвании, другие вампирские линии тоже становятся жертвами Сестринства, например, благодаря стараниям Нефераты пал Стригос.

Чтобы не привлекать внимание, Лахмии питаются кровью добровольцев. Глупцы романтизируют такие “отношения”, другие, подставляя свои запястья и шеи, хотят получить расположения Сестринства. Эти слуги выполняют и другие просьбы хозяек, влюблённые и преданные, они готовы сторожить покой своих повелительниц, пока те отдыхают. Естественно, они надеются стать бессмертными возлюбленными Лахмий, но очень редко кто-то из них удостаивается такой чести. Сёстры непостоянные создания и, наигравшись с очередным поклонником, они избавляются от него.

Желанным пополнением для Сестринства считаются привлекательные девушки. Получив “приглашение”, они отправляются к Серебряному пику. Там сёстры обучают их тонкостям управления людьми и некромантии, после чего их отправляют обратно. Но есть и те, кто останутся подле Нефераты, они будут обучать юную кровь или ухаживать за любимыми животными своей госпожи — кошками. Бывает и так, что сёстры минуют этап при дворе Нефераты, обычно, это важные вдовы или те, кто готовятся к браку с влиятельной особой. Иногда Лахмии обращают мужчин. Но они не играют важной роли в Сестринстве и, естественно, не становятся полноценными его членами.

Некрархи

Некрархи — это Вампиры, происходящие от В’сорана, отца Вампиров. Когда большая библиотека Лахмии горела, многие из Некрархов остались там с любимыми книгами. Настолько сильна их преданность знаниям. Немудрено, что эта линия крови обладает ценнейшими сведениями о сущности вампиризма. Также, они дальше прочих продвинулись в изучении некромантии. Но за всё нужно платить. Они — безумные параноики, а их облик безобразен и неестественен. После падения Лахмии, В’Соран начал работу над «Гримуаром Некрониум». Эта книга описывает всю суть некромантии, а также содержит пророчества. Согласно видениям В’сорана, в будущем мир будет населён мёртвыми, которыми будут править его потомки. Единственная проблема этого пророчества была заключена в недостатке крови.. Поэтому, Некрарх стал искать способ избавления от жажды крови. Он считал, что ключ к решению этой проблемы — это тёмная магия. Поглощение Дхара позволяло обходиться без крови несколько месяцев и даже лет. Побочным эффектом стало извращение плоти Вампира.

Через некоторое время Некрарх стал похожи на отвратительный живой труп. Эта фамильная черта передалась потомкам В’сорана. Тёмная магия также искажает и разум, погружая его в безумие. Одним из таких несчастных стал Мельхиор, лучший ученик Отца Вампиров. Он убил своего учителя, испил его кровь, а потом съел, чтобы быть уверенным в окончательной смерти мастера. Это сильно повлияло на остальных Некрархов. С тех пор они разобщены и, хотя жаждут одного и того же, но не доверяют друг другу. Некрархи предпочитают уединённую жизнь в высоких башнях, где им служит нежить и, время от времени, смертные. Такой дом отлично подходит для любящих изоляцию детей В’сорана. К тому же это позволяет быть ближе к ветру Азир, а значит — чётче видеть будущее. Ну, и конечно, такое местообиталище тешит тх самолюбие. Они подобно богам возвышаются над миром смертных.

Некрархи считают, что им нужно подготовиться ко дню, когда предсказания Отца Вампиров сбудутся. Поэтому они ищут способы “улучшить” живых, дабы подготовить их к царству смерти. Итогом изысканий становятся ужасные творения из плоти и неодушевлённой материи. Их подобия жизни поддерживаются одной лишь тёмной магией. Помимо экспериментов с некромантией, Некрархи стараются освоить и естественные науки. Эти Вампиры легко могут стать астрономами, алхимиками, инженерами или изучить какую-нибудь другую область знаний. Некрархи также глубже других детей ночи понимают природу вампиризма. Они знают слабые и сильные стороны своего вида. Возможно, это одна из причин их изоляции, к тому же, предательство в этой линии крови обычное дело. Также Некрархи воздерживаются от строительства собственных государств. Зачем, если в будущем они и так будут править всем миром?

Дети В’Сорана притягивают к себе изгоев, мутантов и тех, кому нет места в обществе людей. Они служат Вампирам в качестве лаборантов, источника пищи, подопытных и потенциальных учеников. Они также занимаются снабжением башен, охраняют их днём и приглашают через пороги. Касательно последнего. У Некрархов много странностей. Одна из них — это то, что Вампир не может войти в дом без приглашения. Ещё одна особенность линии крови В’Сорана — это специфическое зрение. Некрархи необычайно чётко видят духов и потоки магии, в то время как мир вещей представляется им иллюзорным и тусклым. В итоге обычная для людей реальность отходит на второй план и имеет особого значения для них.

Некрархи могут не пить кровь месяцами и даже годами. Пищей для них служат смертные слуги. Однако, бывают и исключения. Некоторые из Вампиров предпочитают насытиться по полной. В таком случае они отправляются к жилищам людей, а слуги помогают им попасть в дома, где Некрархи вырезают целые семьи. После такого зверства, они могут вернуться в башню и скоротать там несколько лет за тихими исследованиями. Жажда крови — это постоянная тема исследований Вампиров этой линии крови. Их цель — навсегда избавиться от вечного голода, но пока, никто кроме Захарии, не достиг желаемого. Одни дети В’Сорана пытаются заменить кровь тёмной энергией и поглощают варп-камень, другие — воссоздают эликсир жизни. Но оба этих способа не дают желаемых результатов. Иногда экспериментаторы терпят катастрофические неудачи. Они превращаются в раздутые массы плоти и начинают жить, даже хуже Стригоев.

Для кровавого поцелуя Некрархи отбирают самых одарённых и доверенных своих учеников. Это довольно редкое событие. Именно поэтому линия крови В’Сорана — самая малочисленная. Обращённые не сразу обретают обычный для Некрархов облик. В первые месяцы после получения поцелуя они, как и все молодые Вампиры, активно питаются. Потом их тело начинает меняться, а вместе с этим пропадает и аппетит. Окончательная трансформация сводит Вампира с ума. После обращения, новый Некрарх, по традиции, берёт себе новое имя на Нехекарский манер. Как правило, его называют в честь одного из слуг-некромантов Нагаша.

 

Способности Вампиров

Вампиры — уникальные существа с множеством способностей. Некоторые посвящают своё бессмертное существование мастерству ведения войны, в то время как другие углубляются в тайные знания, создают царства, погружаются в политические манипуляции или добровольно уступают своей звериной природе.

Некоторые способности общие для некоторых или всех родословных, другие же являются уникальными для одной  родословной.

Общие способности

Призрачная Форма: Вампир переводит свою форму в парообразное состояние, становясь неуязвимым для простого оружия.

Форма Роя: Вампир может принять форму роя жуков или стаи воронов. Рой действует в соответствии с волей Вампира, а убийство нескольких его членов, не нанесет Вампиру никакого вреда.

Форма Тумана: Некоторые Вампиры могут превращаться в облако тумана. Туман полностью находится под их контролем и ведёт себя в соответствии с их волей.

Форма ВолкаВампир может превратиться в волка. Эту способность могут использовать Драконы Крови и фон Карштайны.

Форма Летучей Мыши : Окутывая себя силой тьмы, Вампир превращается в гигантскую летучую мышь. Эту способность могут использовать Стригои и фон Карштайны.

ДоминированиеГлаза Вампира — это две темнейших бездны. Заглянув в них, смертный обречён стать рабом Вампира. Эту способность могут использовать Лахмии и фон Карштайны.

Способности Линий Крови

Фон Карштайны

Зов ВетровГнев фон Карштайна настолько силён, что его отражает даже небо. Вампир способен вызвать огромную и ужасную бурю даже посреди совершенно ясного неба.

Вызов Летучих Мышей/ВолковВампир издает первобытный звериный вой, пробуждающий тёмных существ.

Аура Тёмного Величия : Вампир излучает необъяснимую ауру абсолютного превосходства, вызывающую страх и трепет даже у самых гордых существ. Находится рядом с этим Вампиром — означает по настоящему осознавать своё скромное место в этом жестоком мире.

Драконы крови

Честь или Смерть : Многие смертные чемпионы сожалеют о своей необдуманной гордости после того, как брошенный ими отважный вызов принимается существом, чьи глаза являются глазами самой смерти.

Воплощение Страха: Этот Вампир имеет ужасную репутацию. Говорят, что он за столетия истребил тысячи потенциальных героев, очень не многим воинам хватит смелости сражаться с таким противником.

Аватар Смерти: Огромная сила и невероятная скорость позволяют Вампиру убить одним ударом меча даже самых сильных воителей.

Суперскорость: Можно ли успеть отскочить в сторону от летящего в тебя пушечного ядра? Можно ли схватить быстро летящую стрелу рукой? Это определенно про этих Вампиров. Удары мечом даже самых искусных людей выглядят неуклюже и по-детски перед их сверхъестественной скоростью.

Стремительный ходок: Вампир развивает настолько огромную скорость, что может бежать по воде или даже взбежать на стену.

Мастер Клинка: Обученный лучшими фехтовальщиками разных периодов и культур, Вампир может легко отражать удары своих врагов.

Всадник Рока: Между рыцарем и его конем очень сильная связь — настолько сильная, что кажется будто они действуют как одно целое.

Нечестивое Возрождение: Раны вампира заживают с поразительной скоростью.

Молниеносные рефлексы: Тело вампира выглядит человеческим, но способно реагировать так быстро, что даже самый быстрый фехтовальщик по сравнению с ним выглядел бы неуклюже.

Красная Ярость : Вампир вступает в схватку, с дикой и неудержимой жаждой крови. Он не остановится, пока все его враги не падут замертво.

Стригои

Массивное Чудовищенекоторые из более древних Стригоев настолько велики, что удар, который убил бы нормальное существо — всего лишь царапина для этих гигантских зверей.

Вызов Вурдалаков : Вампир издает гортанный крик, который слышат его безумные слуги, поедающие плоть. Вурдалаки отвечают на зов хозяина и поклоняются этому Вампиру как живому богу смерти.

Ходячая Смерть: Нечестивое присутствие Вампира настолько мощно, что простые смертные вынуждены в ужасе бежать от него.

Бесконечная Ненависть : Движимый кровожадностью, не имеющей аналогов среди смертных, Вампир сражается с яростью, сокрушающей любую оборону.

Король Упырей: Этот Вампир имеет сильнейший контроль над упырями, используя их как свои глаза и уши.

Лахмии

Соблазнение : Как смертный может противостоять соблазну существа, которое с незапамятных времен совращало мужчин? Кто может отказаться стать её добровольным рабом?

Потерянная Невинность: Эти существа выглядят настолько безобидными и уязвимыми, что наивные враги ослабляют свою защиту. Именно тогда они и наносят удар со всей своей сверхъестественной силой, разрывая доспехи и тела своими, как казалось бы, невинными руками.

Знакомая Форма: Вампир может обратиться в любое домашнее животное.

Ошеломление: Лахмия настолько красива, что у простого смертного сразу же исчезает желание сражаться с ней. Несчастные жертвы не могут сделать ничего, кроме как завороженно и беспомощно смотреть на смертоносного врага, готовящегося к удару.

Некрархи

Тёмный Послушник : Вся нежить погружена в тёмную магию и Вампиры — не исключение. У некоторых склонность к некромантической магии сильнее чем у сородичей. И она лишь усиливается с возрастом, обучением и практикой.

Мастер Чёрных Искусств : Какое смертное существо может сравниться с магической силой настолько древнего Вампира, что его учителем мог быть даже сам Великий Некромант? Использование Ветров Магии не представляет сложности для этого Вампира, настолько огромна его магическая сила.

ПробуждениеВампир может ощущать останки давно умерших воинов на огромных расстояниях и пробуждать их, чтобы укрепить свои нечестивые легионы.

Зрение смерти: Вампир может видеть духов, невидимых простым смертным.

Мастер плоти: Некрархи от природы одарены умением манипулирования и контроля над плотью мёртвых, что дает им возможность создавать поистине ужасающих тварей.

Провидец: Некрарх может сосредоточить свою силу , чтобы предвидеть будущее и, посредством этого, изменять настоящее.

Армия

Пехота

Зомби

Зомби — это поднятые с помощью тёмной магии трупы, полностью зависящие от воли своего хозяина. Кожа Зомби полосками свисает с изодранных тел, обнажая иссохшие мускулы и бескровные вены.

Тем не менее, Некроманты часто вынуждены импровизировать, дабы собрать хоть чего-то стоящую орду. Колючие и ржавые перила кладбищенских ограждений заменяют отсутствующие конечности Зомби, сломанные спины подкрепляются гнилыми досками или забиваются ржавыми гвоздями для придания им былой прочности. Отрубленные пальцы заменяются зазубренными шипами или наконечниками стрел. Любая изнурительная рана, которую они получают, не значит нечего, поскольку всё, что требуют их хозяева — это битва.

Несмотря на свой пугающий внешний вид, Зомби медлительны и неуклюжи, что позволяет местным ополченцам и отрядам искателей приключений с лёгкостью уничтожать небольшие группы зомби вовсе без каких-либо потерь. Старый Свет может похвастаться достаточным запасом трупов, а поэтому Зомби можно поднимать в огромном количестве не беспокоясь о том, что ресурсы иссякнут.

У этой тошнотворной нежити нет никаких умений, ими движет лишь ненасытное желание разодрать, убить и сожрать живое. Любой воин, которому не посчастливилось быть сбитым с толку ордой зомби, обнаружит, что он медленно раздирается массой когтистых пальцев. Удачливые умирают быстро, но те несчастные, что оказались затоптаны ордой, умирают в мучительной агонии.

Солдаты, ранее встречавшиеся в битвах с нежитью, знают, что прямой удар по черепу обычно убивает зомби сразу, а отрубание головы так и вовсе — безоговорочное средство убийства. Но такие точные удары требуют сосредоточенности и умения, а зомби редко встречаются по одиночке. Эти ходоки смерти поднимаются в большом количестве, собираясь на поле битвы сотнями, если не тысячами. Сражаясь с такими ордами, даже самые сильные воители устают, самые крепкие сердца могут дрогнуть, а самые искусные клинки могут затупиться об гнилую плоть. Даже обладающие непревзойденными навыками, в конце концов почувствуют прикосновение мертвых рук к своей плоти.

Скелеты

Неосвящённые обрядами Морра останки крайне уязвимы к колдовским способностям некроманта или Вампира. Пустые глазницы Скелетов светятся жутким светом, небольшим проблеском огонька их прежней личности. Безмолвные трупы собираются в подобие своих старых формаций, ожидая приказов нового командира.

И хотя у Скелета больше нет плоти, которую можно разрезать и органов, которые можно пронзить, меткий удар все еще может уничтожить его и освободить дух, находящийся внутри. Некромантия поддерживает Скелета, но стрела или меч могут разрушить магию, связывающую кости этих солдат вместе. Обезглавливание или рассечение позвоночника обычно является наиболее эффективным средством для высвобождения духа скелета, а тяжелый удар дробящим оружием, например молотом или дубиной, может легко разнести всего Скелета на куски. Однако даже те, кто уже оказался разрушенным, может быть воскрешенным снова. Сила некромантии соединяет вместе раздробленные кости и снова вселяет в них тёмную энергию.

Все, о чем эти давно умершие бойцы могут вспомнить, это былые сражения. Все, что они чувствуют — это принуждение сражаться и подчиняться хозяевам. Управляемые волей Вампира или некроманта, эти несчастные воины всё ещё могут владеть своими мечами и копьями и даже поднимать щит, чтобы блокировать атаку врага. Эти Скелеты, лишённые потребности в еде, сне, не чувствующие страх — представляют собой ужасное зрелище для всех, по чьим венам ещё течёт кровь и чьи сердца ещё бьются.

Крестьяне

 

Жизнь сильванского крестьянина мрачна и безрадостна. Они находятся в постоянном страхе перед своими лордами-Вампирами. Интересно, что они служат им подобно крестьянам прочих стран. В бою — это неэффективная боевая сила, использующаяся так же, как Зомби или Скелеты. Однако, они способны к мышлению, что может дать им преимущество перед их безжизненными товарищами по оружию. В частности, они сражаются с мрачным отчаянием, больше боясь своих командиров, нежели врагов.

И конечно же, когда они умирают в бою, их можно поднять в виде нежити. Крестьяне обычно используют копья, посохи, пики, топоры, косы, сельскохозяйственные орудия, охотничьи луки и иногда даже арбалеты с огнестрельным оружием.

Упыри из склепа

Упыри — это уродливые сутулые существа, имеющие лишь поверхностное ощущение своей прежней жизни и личности. Их кожа грязная, их глаза безумны, а их слюнявые губы обнажают острые клыки. Одетые в тряпки, стянутые со своих жертв, упыри несут оружие, которое они подобрали с остатков своей пищи. Обычно им не нужны никакие орудия для убийства, поскольку они имеют длинные когти и мощные челюсти, которых вполне достаточно для убийства. Их когти покрыты могильной грязью и гниющим мясом, те, кто получает даже самую лёгкую царапину когтями, могут погибнуть от сильных инфекций. Кроме того, их постоянная диета из тухлого мяса придаёт им жилистую и нездоровую устойчивость к большинству болезней.

В бою упыри часто нападают на своих врагов большими стаями, где они используют свою скорость и численность, чтобы устроить засаду или окружить своих врагов. Не имея какой-либо надлежащей брони и оружия, эти упыри будут действовать примерно так же, как дикие волки, которые часто выбирают самых слабых и медленно утаскивают таких одного за другим. Они особенно эффективны против врагов, которые либо рассеяны, либо обращены в бегство, поскольку без боевого порядка каждый вражеский солдат становится легкой добычей для упыря.

На самом деле они не являются нежитью, упыри неосознанно чувствуют тёмную магию, которая окружает самых могущественных лордов нежити, и неумолимо притягивает их. Новообретенный хозяин быстро подчиняет их слабый разум. И хотя они ринутся в битву по воле своего хозяина — они трусливые существа, которые ускользнут от битвы, если её исход будет не в их пользу. Эту врожденную трусость можно преодолеть мысленным приказом Вампира, поскольку сбежавших гулей можно заставить вернуться на передовую с помощью тёмной магии.

Первые упыри были потомками безумных и бессердечных людоедов, живущих в джунглях. Мужчины, которые поедали мясо умерших в кровавых ритуалах. Их тянуло жить под возвышающейся ледяной тенью Нагашиззара. Племена поклонялись Великому Некроманту и часто принимали участие в его планах. Они наедались плотью и, поколение за поколением, сходили с ума от своих отвратительных обычаев. Теперь эти уродливые гуманоиды бродят по местности, известной просто Пустоши Нагаша, охотясь на путешественников в поисках свежего мяса.

Стражи могил

Остовы Стражи могил удерживаются вместе тёмной магией, настолько сильной, что они могут существовать веками. Они носят древнее боевое снаряжение, разъеденное временем и запыленное годами.

Эти жуткие, безмолвные стражи несут вечную службу на разрушающихся стенах многих вампирских замков, никогда не отдыхая и всегда находясь в готовности защищать своих хозяев-Вампиров. Когда Вампир идёт в бой, Стража могил идёт во главе воинства нежити. Они образуют грозный корпус воинов, используя навыки и оружие из своей прошлой жизни.

В бою абсолютная стойкость стражей могил стала известна среди людей, эльфов и гномов. Сочетание прочных щитов, толстых пластин брони и естественной стойкости нежити означает, что простой удар мечом имеет мало шансов остановить их. Только самые мощные удары оружия или заклинаний могут пробить темную магию, защищающую Стража могил в бою.

Курганные духи

В материальном мире эти духи являются одними из самых грозных воинов нежити. Не имея никакой физической формы, они не могут быть уничтожены топором, мечом или молотом. Что ещё хуже, ледяное прикосновение Курганного духа полностью истощает сущность смертных людей. Они способны проникнуть в тело противника и сомкнуть свои ледяные когти вокруг жизненно важных органов жертвы, вызывая болезненный озноб, мгновенно убивающий человека. Они настолько противны природе, что само их присутствие наполняет воздух ужасом. Даже закаленные солдаты Империи дрожат при их упоминании, а большинство людей, видевшие их, сходят с ума от страха задолго до того, как их убивают.

И хотя каждый дух обладает волей, существуют древние ритуалы, Способные призвать этих беспокойных духов и подчинить их. Вампиры используют этих призраков в качестве почти непобедимой ударной пехоты. Сопровождаемые отрядами нежити, эти зловещие духи скользят по полю битвы, через них безвредно проходят стрелы, пули и болты. Не сталкиваясь с пушечным ядром или пламенем, духи приближаются к своей добыче, рубя врага без единого шёпота. Поскольку они невосприимчивы к физическому оружию, только магия или удачный удар заколдованного оружия могут убить Курганного духа.

До основания колледжей магии, люди мало знали о магических искусствах. Тысячи лет в племенах жили мудрецы, одарённые провидцы, целители, астрологи и волшебники, на которых смотрели с подозрением, трепетом или страхом. Благодаря причуде природы эти немногие счастливчики смогли относительно безопасно использовать Ветры Магии. Для большинства, единственная магия, которую можно было использовать являлась непредсказуемым шаманизмом или ритуалами. Многие не осознавали опасности того, что они делали. Постепенно колдовство развратило их, и по мере того, как они погружались в тёмную магию, эти колдуны продлевали свою жизнь на десятилетия и даже века. Большинству этих искателей бессмертия удалось сохранить лишь свой дух, но не тело. Их смертные формы разлагались даже когда они отчаянно пытались поддерживать их. Не имея телесной формы, эти колдуны превратились в блуждающих духов. Когда их хватка над миром смертных ослабла, эти бродячие души были привлечены к местам, где они, питались горем скорбящих.

Не совсем живые, но неспособные умереть, они превратились в леденящие кровь тени, зажатые между этим миром и миром смерти. Связанные в мире смертных с могилами и курганами, окутанные мантии чернильной тьмы, эти колдуны стали Курганными духами.

Духи войны

Сильвания богата духами мёртвых не только за счёт долгой мучительной истории, но и за изобилие в ней варп-камня. Эта колдовская энергия не только оживляет физические останки мёртвых, но и действует на их души. Когда Влад фон Карштайн изгнал священников Морра, хранителей мёртвых, он позаботился о том, чтобы духи умерших не могли попасть в загробную жизнь.

С тех пор беспокойных духов часто можно увидеть в виде скорбных клубящихся туманов, сквозь которые торчат печальные, плачущие лица и цепкие руки. Их прикосновение втягивает часть души жертвы в преисподнюю, погружая её в пучину ужаса или крадя их знания о том, кто они такие. Именно этих измученных духов могут вызвать некромантической силой Вампира, направляющего тёмную магию так, чтобы блуждающие призраки могли проявлять себя. Некромантам предстоит пройти еще более странный процесс, чтобы подчинить души людей, а именно — отправив свои собственные души в подземный мир Морра. Оказавшись там, они могут украсть несколько душ, вырвав их из-под взгляда бога мёртвых.

На поле боя эти мстительные призраки сбиваются в группы, медленно дрейфующие к своим жертвам. Даже удар пушечного ядра не повредит Духу войны, поскольку они существуют в этом мире лишь частично. Дух может вцепиться в плоть смертного длинными когтистыми руками, останавливая бьющееся сердце жертвы.

 

Звери и монстры

Лютые волки

Их плоть клочьями свисает с растрескавшихся костей, а черепа и внутренности обнажены сквозь разрывы кожи. Они окутаны зловещим мерцающим полумраком, а глаза светятся неестественной энергией. От их дыхания висит смрад гниения, а вой вызывает первобытный страх.

Земли восточной Империи кишат гигантскими волками, которые зимой выходят из логовищ высоко в Краесветных горах. Ведомые неистовым голодом, они большими стаями спускаются к предгорьям, нападая на фермы, деревни и путешественников. В  землях Сильвании трупы этих волков должны быть сожжены или закопаны, иначе же они восстанут из мертвых и продолжат охоту. Но даже так их тёмная магия всё ещё может пробудить их.

Полусгнивший мех залитый кровью и сажей, копошится и извивается, дабы снова начать охоту. Личинки корчатся в их открытых ранах, а плоть свисает с костей лоскутами. Лютые волки — это охотничьи псы Вампиров. Их чувства так же остры, как и при жизни. Собираясь большими стаями вокруг замков и башен Сильвании, они рычат, и это рычание раздаётся эхом на многие мили.

Когда Вампиры ступают на войну с живыми, Лютые волки следуют за ними, считая их вожаками своей стаи. В бою лютые волки часто носятся по флангам армии нежити, отгоняя вражескую кавалерию и прыгая на небольшие уязвимые полки или обслугу боевых машин. Иногда Вампиры держат самых крупных из этих тварей в загонах глубоко под своими дворцами, подкармливая их крестьянами, пока они не станут достаточно огромными. Затем они наполняют свои творения тёмной магией, чтобы повысить их жизненную силу и наделить гнусной хитростью. Эти чудовищные создания известны как Роковые волки, и именно они идут во главе стай Лютых волков на войну.

Проклятые нетопыри

Проклятые нетопыри с телом, длиной с взрослого человека представляют собой устрашающее зрелище. Они темнее ночи и бесшумны как смерть даже находясь в полёте. Фактически, единственные звуки, которые издает нетопырь на охоте, это ужасные хлюпанья, когда он погружает свою раздутую пасть в живую плоть. По правде говоря, они так же похожи на обыкновенную летучую мышь, как обезумевший лев на домашнюю кошку.

Те, кто выжил после встречи с ними рассказывают, как они охотятся, нападая, чтобы сбить рыцарей с седел или убить одиноких воинов застав их врасплох. Вампиры смотрят на проклятых нетопырей так же, как бретоннский лорд на своих любимых охотничьих соколов.

Иногда Вампиры используют особенно крупных нетопырей для «транспортировки» отряда зомби в нужные для них места на поле боя.

Кошмар

Кони аристократии Вампиров до ужаса неестественны, некоторые Кошмары — это трупы мёртвых боевых коней, возвращённые к жизни посредством некромантии. Хотя их плоть иссохла, а кожа покрыта ранами, эти могучие кони преисполнены тёмной энергией и могут с легкостью убить простого солдата.

Другие Кошмары — это волшебные соединения из жил, костей и металла, усиленные магией. Самые поражающие Кошмары — это рождённые из осквернённой плоти и костей и выращенные на свежей крови. Их тёмные бока переливаются магической энергией, глаза светятся как раскалённые угли, а копыта пылают сверкающим волшебным пламенем.

Эти звери часто облачены в тяжёлые доспехи или покрыты кольчугой, а их тела покрыты шипами, нужными, чтобы разрывать плоть своих врагов. Некоторые Кошмары, известные как Адские скакуны, летают по лунному небу на крыльях из кожи и костей.

Ужасы из склепа

Омерзительные твари, известные как Ужасы из склепа, к счастью, большая редкость. Даже те немногие рассказы об этих обезумевших выродках отвергаются обществом и считаются за сумасшедший бред дураков. К сожалению, для Старого Света эти истории правдивы, ведь Ужасы из склепа вовсе не деревенская страшилка для детей.

В бою Ужасы из склепа используют разбитые надгробия, скульптуры из гробниц и ограды кладбищ, они сокрушают ими тех, кто достаточно смел, чтобы выстоять перед ними. Воину, встретившемуся с этим уродом важно помнить, что даже неглубокие раны, нанесённые его когтями и клыками — смертельные. Они пропитаны достаточным количеством ядовитой гнили, чтобы в считанные мгновения убить даже лошадь.

Чтобы сотворить Ужас из склепа, Вампир должен позволить упырю испить его собственной, что является неким аналогом Кровавого Поцелуя и поступком, который глубоко осуждается другими Вампирами. Тем не менее, некоторые Стригои широко практикуют это. Как только Упырь испил кровь Вампира, его глаза краснеют, и он впадает в безумие. На этом этапе своей трансформации Упырь убивает слабых членов своей стаи, утаскивая своих визжащих жертву в могилы или разрушенные гробницы, чтобы там сожрать. Закончив свой канибаллистический ритуал, раздутый Упырь поползет обратно к своему хозяину, надеясь на еще один глоток его вампирской крови. Это преобразование продолжается до тех пор, пока к наступлению следующего полнолуния новорождённый Ужас не освирепеет благодаря крови Вампира и потреблению огромного количества плоти.

Ужас из склепа возвышается над своими меньшими собратьями Упырями и, хотя, он сохраняет характерную упырям сутулую и резкую походку, его сухожилия твердеют, из позвоночника начинают выступать костные наросты, а когти удлиняются. Диета из плоти Упырей и Крови Вампира, вызывает изменения как внутри их тела, так и снаружи. Невероятный метаболизм Ужаса заставляет тело существа поглощать само себя, но регенерация твари такова, что может излечить даже самую ужасную рану.

Скорбные упыри

Такова мрачная репутация Скорбных упырей. Благородные рыцари цивилизованных земель, и могущественные чемпионы Хаоса ищут их, чтобы сокрушить ради славы, но мало кому это удаётся, и многие некроманты, которые пытались поработить их, лишились своих жизней в когтях Скорбных упырей. Только когда поднимаются магические ветра, и штормы магии кричат по всему миру, могут быть созданы мощные связывающие свитки, которые способны сдержать и подчинить себе этих кошмарных существ, но даже это не гарантирует полный контроль над ними.
Более подробная информация

Варгейсты

Рождение Варгейста — это странная метаморфоза, происходящая вдали от глаз смертных. Под замками фон Карштайнов находятся обширные подземные сети подвалов, галерей и столовых со сводчатыми потолками. Эти места и есть местом рождения Варгейстов. В самой глубокой и тёмной части замка стоят переплетенные цепями гробы, которые, если бы случайный посетитель подошел к ним и сдул с них пыли, хранил бы имена многих фон Карштайнов. Эти гробы являются тюрьмой для попавших в немилость членов своей семьи. Те, кто терпят поражение в бесконечной борьбе Вампиров за власть, часто оказываются преждевременно похороненными и обреченными на вечные страдания, поскольку для Вампира не может быть большего мучения, чем жить в течение многих лет, мучаясь от жажды крови, терзающей их тело.

Медленно, на протяжении десятилетий, постоянно капающая вода, испорченная варп-камнем и почвой Сильвании, попадает в гробы этих несчастных. Оцепеневший от недостатка крови Вампир, неосознанно пьёт загрязненную воду, из-за чего начинает деформироваться и менять форму, становясь похожим на зверя по мере того, как тёмная магия преобразовывает их тела. Когда превращение Вампира в Варгейста заканчивается, он разрушает свою каменную тюрьму. Отбросив цепи, существо расправляет свои кожаные крылья и устремляется в темноту, испуская ужасный крик ярости, от которого огромные стаи летучих мышей начинают кружится по пещерным выемкам.

Первым действием новорожденного Варгейста является охота. Отчаянно пытаясь восстановить силы, Варгейст жаждет испить кровь. При первом глотке крови метаморфоза становится необратимой, и то, что когда-то было гордым владыкой мёртвых, становится навеки обречено на жизнь хищного зверя.

Хотя каждый Варгейст выходит из своей темницы намного сильнее физически, чем раньше, он слабеет умом. После столетий заточения сопровождаемого жаждой крови, всё, что они желают — это пожирать. Эти существа легко подчиняются воле Вампиров и отправляются в битву целыми стаями. Варгейсты в битве — грозные бойцы, поскольку их ярость и голод никогда не утолятся благодаря контролю со стороны их бывших братьев и сестёр.

Варгульф

У большинства Вампиров существует постоянная потребность, которая иногда может довести Вампира до приступов неудержимой кровожадности и агрессии. Эта потребность требует от Вампира пить кровь живых. Обычно, Вампиры желают сохранить своё здравомыслие, сохраняя свои атрибуты аристократии и благородства. Однако есть и те, кого мало интересует такая жизнь. В отличие от тех Вампиров, которые обратились в Варгейстов посредством мутации, Варгульф рождается, когда Вампир позволяет своему внутреннему зверю вырваться и медленно уничтожает свою личность. Те, кто излишне упиваются этим — изменяются до неузнаваемости.

Спустя столетия эти Вампиры превращаются в обезумевших от крови тварей, существующих только для того, чтобы поглощать плоть и кровь. Подобно разъяренным, измученным голодом зверям, они пожирают целые деревни, лишь чтобы утолить свою бесконечную жажду крови. Варгульф пожирает не только живых, но не гнушается и мертвыми. Их тела чудовищно извращены и раздуты. Варгульф представляет собой искажённую массу сжатых мускулов. Мощные ноги и широкие крылья позволяют Варгульфам преследовать своих жертв быстрыми скользящими прыжками. Однако главное оружие Варгульфа — это его широкая пасть, кишащая подобными кинжалам клыками, способными даже пробивать броню.

Вампиры считают их не лучше Упырей, хотя их ужасные метаморфозы, делают их гораздо более опасными в бою. Хоть Варгульфы дикие и непредсказуемые монстры, они далеко не безмозглые. Они не владеют способностями или склонностью к колдовству подобно своим бывшим собратьям, но их тело по прежнему работает проводником тёмной магии. Это позволяет им исцелять свои даже самые тяжёлые раны.

Терроргейст

В самых потаённых уголках Сильвании эти огромный летучие мыши выбираются из своих пещер, дабы охотиться на лошадей, торговые караваны или пегасов. Характерные им засады добыли Терроргейстам дурную славу. Зрение Терроргейстов оставляет желать лучшего и поэтому чудовище издает пронзительный крик, настолько громкий и сильный, что он способен парализовать даже бретоннского боевого коня. В это же время он нырнёт вниз, подобрав свою жертву и унесёт в своё логово, чтобы насытиться её теплой кровью.

После своей смерти Терроргейст превращается в настощяий кошмар, воплощенный в реальность. Смертельный вопль мёртвого Терроргейста является самым страшным его оружием. По мере того как некромантия воздействует на чудовище, его крик превращается из простого, но шокирующе громкого звука в шквал сверхъестественной звуковой силы. Некоторые говорят, что крик Терроргейста это не что иное, как объединённые крики проклятых душ прямиком из Царства Хаоса.

Для жертв Терроргейста это не имеет особого значения, поскольку обычно человек мгновенно умирает при встрече с ним, либо от страха, либо от оглушительного вопля. Издавая его, Терроргейст может нанести вред вражескому полку прямо за мгновение до того, как врежется в немногих выживших, добивая их клыками и когтями. Когда Терроргейст всё таки погибает, его тело взрывается после смерти. Они являются очень популярным средством передвижения для графов Вампиров.

Ужас бездны

Погибшие монстры порождённые энергией Царства Хаоса, возрождённые с помощью некромантии. Большинство Ужасов бездны выступают в бой с оборванными крыльями, позволяя своим хозяевам наносить удары в самое сердце вражеской армии.

Известно, что фон Карштайны использовали этих существ в качестве ездовых зверей. Из обнажённых позвоночников и костлявого хвоста этих тварей сочится яд, мгновенно убивающий поражённых. Когда могущественный Некромант или Вампир желает создать своего собственного Ужаса бездны, они используют свои запретные познания и тёмную магию. Они берут части самых разных монстров, соединяя кости с рваными мышцами и сухожилиями. Сразу с момента своего рождения существо навечно связано волей своего хозяина.

Дракон зомби

И хотя нынешние Драконы не сравнятся с Драконами прошлого, они все ещё несравнимо могущественнее других рас мира.

После прихода Хаоса, Равнина Костей пропиталась огромным количеством тёмной магии. Эта магия в конечном итоге поразила останки Драконов, заставив их воскреснуть. Они стали первыми Драконами зомби.

С тех пор Вампиры и могущественные Некроманты совершают паломничества в эти древние земли. Как только они находят подходящие останки, Вампир или Некромант, использует свои тайные знания, чтобы поднять Дракона в качестве своего верного ездового животного.

Эти некогда величественные существа восстают с отчаянным рёвом, а затем склоняются, чтобы позволить своему новому хозяину оседлать себя. Оживленный с помощью некромантии, Дракон зомби поднимается вверх на своих огромных изодранных крыльях, а тело его покрыто толстой иссохшей шкурой. Хотя при жизни он когда-то извергал огонь способный плавить сталь, Теперь он может только выдавить облако ядовитого газа, сдирающего плоть с костей и разъедающего броню. Когти и похожие на клинки клыки остаются такими же смертоносными, как и раньше.

Когда на нём восседает могучий Вампир-лорд, даже самые храбрые герои трепещут перед их объединённым величием.

Некротворный Колосс

Зловещее искусство некромантии привело множество болезных созданий в этот мир — от почти безмозглых зомби (оживлённые человеческие трупов) до кошмарных и безумных существ, слияния мёртвой плоти и механизма, приведённых к нечестивой жизни, чтобы служить некромантам в их грязных целях. Одним из самых необычных и страшных из них является Nexrofexus Inculaba Macros, упомянутый в проклятой красной книге Ван Хеля и более широко известный в тайных знаниях как Некротворный Колосс.
Более подробное описание

Кавалерия

Черные рыцари

До рождения Империи всадники были очень редки. Часто лишь вождь и его сильнейшие воины выезжали в бой верхом, самые богатые из них были одеты в грубые железные пластины и несли прочные щиты. Когда эти рыцари умирали, их лошадей ритуально убивали и хоронили в курганах вместе со своими хозяевами, чтобы они могли унести своего умершего хозяина в загробную жизнь.

Много веков спустя графы-Вампиры, реанимируют ужасные останки этих древних рыцарей, чтобы пополнить ряды своих воинов-нежити. Будучи насмешкой над своими прежними жизнями эти рыцари оживают. Вместе с ними поднимаются и останки их коней, превращенные некромантией в мерзкую пародию над благородными животными, которыми они когда-то были.

Когда они вступают в бой, Чёрные рыцари объединяются в эскадрильи мощной ударной кавалерии. В течение своей смертной жизни эти всадники использовали оружие с чарами разрушения. Хотя эти орудия боя бездействовали много времени, они не менее эффективны, чем тогда, когда их владельцы были живы.

Говорят, что если кто-то пронзён копьем или мечом Чёрного рыцаря, рана которую он нанесёт, никогда не заживет.

Духи сглаза

Неизвестно, как появились Духи сглаза, но говорят, что они родились в проклятую ночь ведьм, в первый день Нового года, прорываясь в Царство смертных из недр загробного мира. Существование Духа сглаза связано с голодом, который могут утолить только проклятые души. Как только дух найдёт свою жертву, она будет обречена на смерть. Призрачные всадники могут проскакивать реки и преодолевать горные склоны на своих бестелесных скакунах, не замедляя свой стремительный натиск.

По иронии судьбы, в их стремлении выследить проклятые души они неизбежно попадали в ловушку Некромантов. Они могут перемещаться из царства духов в мир смертных и обратно по собственному желанию. У них много общего с Курганными духами, хотя они и не привязаны к местам смерти и горя. Они тоже используют косу как оружие, дабы убить свою жертву. Это оружие достаточно смертоносное чтобы беспрепятственно проходить свковь броню или даже драконью чешую. Даже один удар такой косы может похитить душу смертного, оставив при этом его физическое тело совершенно невредимым. Именно из-за этого необычного оружия Духи сглаза получили прозвище «жнецов».

Вампиры Сильвании были одними из первых кто смог подчинить этих существ. Вид быстро приближающихся призраков с высоко поднятыми косами вполне достаточен, чтобы напугать даже самого опытного воина и обратить его в бегство. Способные преодолевать все физические препятствия, будь то камень, огонь или плоть, эти призраки не могут быть побеждены простым оружием. Только с использованием магических заклинаний и зачарованных предметов можно нанести им вред в бою. Неудивительно, что эти смертоносные всадники являются одними из самых страшных из созданий в армии графов Вампиров.

Рыцари крови

Рыцари крови — это, чаще всего, личная гвардия могущественного Вампира. Все Рыцари Крови являются могучими Вампирами. Они практически неуязвимы, едут в бой с обнаженными клыками сквозь шторм стрел и выстрелов. Их нрав таков, что они не могут отказаться ни от одного боевого вызова и будут безоговорочно сражаться на передовой армии нежити. Говорят, что даже легендарные Рыцари Грааля из Бретоннии не могут соревноваться с Рыцарями Крови на поле боя. Доспехи Рыцаря Крови инкрустированы изображениями смерти и резни, а их клинки — это грозное оружие с начертанными тёмными рунами выкованное из драгоценных металлов. Рыцари не ездят верхом на смертных конях, вместо них они используют Кошмаров, одетых в толстые доспехи. Они делят другие расы на две категории: достойный противники и тренировочные манекены.

Большинство думает, что все Рыцари Крови — это представители линии Драконов Крови, такое мнение является ложным и правильнее будет сказать, что большинство орденов Рыцарей Крови являются Драконами Крови.

Известные ордена Рыцарей Крови:

Ордо Драконис — самый известный из всех орденов Рыцарей Крови, ранее состоявший из доблестных рыцарей, стоявших на защите Империи. Но, приход Валаха Харкона всё изменил, их крепость была переименована в Цитадель крови, а сами рыцари были обращены в Вампиров.

Дракенгофские Тамплиеры – Элитная кавалерия фон Карштайнов, считались одним из сильнейших орденов Рыцарей Крови уступающим только Ордо Драконис. Дракенгофские Тамплиеры были рыцарским орденом основанным еще во времена правления Отто фон Драка. С приходом к власти Влада фон Карштайна, весь орден был обращен в Вампиров и стал его личной кавалерийской гвардией.

Рыцари Красной Смерти —  Ни один орден Рыцарей Крови не был более кровожадным или более беспощадным, чем Рыцари Красной Смерти. Орден был создан в Сильвании, во времена правления Манфреда фон Карштайна. Эти всадники были мясниками, стоявшими за резней в Модруине и истреблением защитников города Оствальд.

Стража глубин – Морской вид Рыцарей Крови. Это часовые и элитные пехотные отряды в составе флота нежити созданного пиратом-Вампиром Лютором Харконом.

Рыцари Ирраны – Эсталийский орден Рыцарей Мирмидии. Однако все изменилось, когда его магистр пришел к выводу, что боевые техники Абхораша намного превосходят те, которым учатся его рыцари. Так целый орден был превращен в Вампиров.

Колесницы

Труповозка

Иногда на труповозку вешают колокол, который работающий магнитов для тёмной магии. Когда некромантическая магия густо витает в воздухе, от труповозки исходит колокольный звон и рябь тёмной магии. Под воздействием этого зловещего звона, мёртвые поднимаются на ноги. Другие труповозки снаряжают жаровнями. Дым от этих «костров» содержит частицы варп-камня, которые обладают способностью на время сводить с ума вражеских волшебников.

Первые труповозки появились, когда Моррслиб, осыпал земли Сильвании огромными кусками метеоритов из варп-камня. В это время Сильвания была охвачена черной чумой, вызванной Скавенами в попытке ослабить Империю. Когда осколки варп-камня были разбросаны по всей Сильвании, тела жертв болезни наполнились большим количеством тёмной магии. Метеориты варп-камня со временем также повлияли на чумные фургоны, которые несли тысячи мёртвых жертв чумы в ямы для захоронения. Ожившие тела сбивались в огромные орды нежити, а водители повозок превратились в странных иссохших существ.

Печально известный некромант, Фредерик Ванхель, собрал армию нежити используя тёмную магию, чтобы подчинить труповозки. Наполненные варп-камнем и ведомые волей ван Хала, труповозки действовали как проводники для тёмной магии. Когда ученик ван Хала напал на своего хозяина и убил его, труповозки больше не контролировались.

Без руководства Ванхеля они разошлись по всем уголкам Сильвании. Хотя большинство из них были выслежены и сожжены, более тысячи лет оставшиеся труповозки бродили по проселочным дорогам Сильвании, неся с собой смерть и страдания. Тёмными ночами они входят в деревни, беспокоят мёртвых в их могилах и наполняют сны дремлющих крестьян видениями гниения и смерти. Эти странные конструкции высоко ценятся всеми Вампирами, поскольку нежить, находящяяся рядом с труповозкой, будет наделена большим количеством тёмной магии, дающей им способность сражаться с необычной неистовой энергией и свирепостью.

Чёрный Катафалк

Эти повозки — предзнаменования бедствий и смерти. Чёрный катафалк — вестник голода, войны и убийств, вид которого может довести здравомыслящего человека до самоубийства. Чёрные катафалки служат для Вампиров транспортным средством, чтобы пересечь большие участки земли, не сталкиваясь с лучами солнца. Они также служат для транспортировки останков Вампиров с места резни, поскольку Вампир никогда не может по-настоящему умереть и всегда может быть воскрешен, если все его останки будут помещены в гроб и отправлены в места насыщенные магией смерти. Каждый Чёрный катафалк — магнит для зловещих сил. По мере продвижения вперед он впитывает магию, переливаясь волшебной силой, пока его не остановят. Подгоняемый бессмертной волей Вампира, заключенного в нем, Чёрный катафалк сокрушает или пронзает ряды врагов, которые достаточно глупы, чтобы стоять на его пути.

Трон Ковена

Некоторые женщины-Вампиры отказываются бродить по грязному полю битвы, подобну крестьянину или довольствоваться сомнительным удовольствие сидеть верхом на вонючем гнилом звере. Вместо этого они часто отправляются в бой на позолоченных паланкинах, известных как Троны Ковена.

Лахмии очень часто пользуются этим «транспортом». Эти костяные конструкции удерживаются в воздухе духами тех, кто влюбился в своих нынешних хозяев и не получил ничего кроме ужасной смерти. Смертные люди дрожат от красоты Вампирш, развалившихся на этих тронах. Они гипнотизируют их обольстительным взглядом, воздушным поцелуем или нежно манят их пальцем.

Троны Ковена несут огромные зачарованные чаши, наполненные свежей девственной кровью, в которых Вампирши могут предвидеть будущее. Несмотря на всю свою роскошь, эти нарядные паланкины являются достаточно мощным оружием на поле брани. Сами Вампиры двигаются так быстро, что их практически не видно. Но их истинная сила заключается в единстве. Ковен Вампиров, сражающийся словно одно существо, такая же грозная сила, как Дракон или даже Демон.

Колесница смерти

Колесницы смерти набиты мощными реликвиями, насыщенными большим количеством тёмной магии. Ими могут выступать, например, останки могущественных Некромантов и Личей древних времён. Когда с колесницы снимают замки и открывают этот своеобразный облицованный свинцом реликварий, смертоносный артефакт внутри поднимается, высасывая жизненную энергию врагов и оживляя всю находящуюся поблизости нежить. Чем дольше бушует битва, тем больше энергии поглощает реликвия и тем мощнее она становится.

Колесницу смерти, как правило, можно найти там, где проходят самые ожесточенные битвы. Такие места одновременно подпитывают артефакт энергией умирающих и позволяют ему поддерживать силы нежити там, где бой идёт наиболее интенсивно. Однако эти артефакты настолько пропитаны тёмной магией, что открытие реликвария сопряжено с риском. Его сила иногда может разорвать саму колесницу. Действительно, если колесница когда-либо будет разрушена на поле битвы, последующее высвобождение энергии чистого зла поразит всё живое взрывной волной тёмной магии.

В некоторых реликвариях также есть тёмные фолианты написанные самим Нагашем. Ветра Магии становятся почти неуправляемыми, когда рядом находится такой фолиант. В бою эти книги бесценны для Некромантов, но также и невероятно рисковы для безрассудных и неопытных заклинателей, осмелившихся положиться на такие нечестивые артефакты.

 

Герои

Вампир

Вампиры, достигшие уровня старшего, больше не являются локальным ужасом городов и деревень и не довольствуются охотой на отдельных людей. Их влияние начинает ощущаться по всей стране, и они доминируют над смертными, нежитью и даже некоторыми из младших Вампиров. Старший вампир совсем не похож на дикое озверевшее существо, которым он начинал, напротив, он искусный и терпеливый охотник на людей. Существо с планом и средствами для его осуществления, не боящееся тряпичных групп авантюристов, думающих, что смогут его остановить.

Старшие Вампиры мореплаватели известны как капитаны флота Вампиров.

Некромант

Как только мужчина или женщина ступает на путь тёмной магии, пути назад уже нет, ибо, хотя они и могут продлить свою жизнь за пределы возможностей своего людей, их смерть по-прежнему неизбежна. Обычно именно люди, а не гномы или эльфы углубляются в изучение некромантии. Не обязательно человеку быть злым изначально. Некоторые могут желать знаний ради самих себя, другие стремятся к бессмертию или продлению жизни любимого человека. Тем не менее, что-то неизменно направляет их на более тёмный путь. Возможно, это ужас и отвращение, которые испытывают к ним их товарищи, или, возможно, пульсирующая энергия тёмной магии искажает их разум. В любом случае, когда люди встают на путь некромантии, безумие так же неизбежно, как и сама смерть.

Чтобы изучить тёмное искусство, желающий должен найти мастера-некроманта или Вампира и стать его учеником. Именно из-за этой потребности изучать тёмные искусства, некроманты часто становятся слугами графов Вампиров, надеясь на собственном опыте поучиться у самих хозяев нежити. Однако это часто обходится слишком дорого, потому что, как только Вампир берет себе ученика, они оказываются привязанными друг к другу на всю вечность.

Чтобы избежать такой участи, некоторые пошли по пути изучения запретных знаний, читая запретные фолианты. Следуя тёмным путём некромантии, человек все больше отдаляется от своих смертных корней. Болезненно исследуя секреты смерти, некромант, глубоко погружённый в знания мёртвых, стоит на пороге между мирами, ни живой, ни мёртвый. Их тела искажены нечестивой силой, их разум опалён ужасами, свидетелями которых они были. Некромант часто имеет больше общего со своими прислужниками, чем с живыми, которых они стремятся поработить.

Баньши и Сирены

Баньши постоянно кричат, скорбя о жизни, которая когда-то принадлежала им, и о покое, которого они никогда не смогут достичь. Их вопли могут убить простого смертного и вселяют ужас в сердца всех, кто их слышит. Кровь течет из ушей их жертв и заливает белки глаз, когда доносится душераздирающий крик Баньши. Бронированные с ног до головы рыцари безжизненно падали с сёдел, а целые ряды пехоты умирали от их воплей. Лицо Баньши напоминает череп, голова покрыта длинными волосами, извивающимися, словно змеиное гнездо. Онb закутанs в тонкие одеяния,  живущие своей собственной жизнью и цепляющиеся за тонкую фигуру владелицы, как если бы ее уносили вперед водяные течения. Каждая Баньша окружена мерцающими призрачными огнями, это все, что осталось от мужчин, которых она убила. Битва даже с одинокой Баньшой — не лучшая идея, и даже те воины, которые достаточно опытны, чтобы скрестить клинки с Вампиром, беззащитны перед её неестественных криков.

В эльфийских королевствах, особенно в Наггароте, принято считать, что Маэлити, так Баньшей зовут в тех краях — это беспокойные мертвецы, охотящиеся на души живущих. Говорят, что пережившие их крик — обретают бессмертие.

Сирены — это измученные души злых чародеек, которые боятся перейти в мир иной, ведь там они будут наказаны за сотворенное ими зло. В тёмных тавернах грязных пиратских городков вроде Сартозы, рассказывают истории о жутких призраках, которые обитающих в ужасных местах. Самым известных из таких мест является Берег Вампиров, многие галеоны нашли свою погибель у его скалистых берегов, где прячутся бесплотные Сирены. Услышав их вой, даже храбрецы бледнеют; он пронзает их души, также, как и копье протыкает сердце, заставля их умереть от шока.  Даже одна Сирена — опасный противник, но повелители морей, часто объединяют их в целые отряды, подчиняя своим планам.

Король-мертвец

Короли-мертвецы — это невероятно могущественная нежить, уничтожить которую так же сложно, как и Вампира. В прошлых жизнях они были вождями древних племен, которых похоронили вместе с их оружием и доспехами. Наполненное темной магией, их снаряжение излучает зловещую энергию. Простое прикосновение наконечника копья или лезвия истощяет жизнь их врагов, а также с легкостью прорубает или протыкает плоть и кости. Их плоть — иссохла, при этом они с ног до головы облачены в древние магические латы, противнику попросту некуда колоть и резать. Даже чтобы устоять перед видом этого древнего воина-скелета, требуется огромная сила воли.

По всем этим причинам, Вампиры часто доверяют Королям-мертвецам нести своё личное знамя, поддерживающее стабильность армии. Эти неукротимые воины способны одновременно с уничтожением врагов, свободно держать знамёна, неустанно и неумолимо разя своих противников.

Лорды

Высший вампир

Высшие Вампиры невероятно сильны. Мир содрогается от их вали, а храбрейшие герои трепещут, слыша их имена. Немногие Вампиры постигают такой ранг, для него недостаточно прожить несколько веков или быть главой королевста. Вампир должен быть абсолютным мастером, познавшим все тайны магии Смерти, а также быть умелым манипулятором, способным подчинять разумы других одной лишь своей волей. Вампиры не чтят никаких богов, однако, называют себя самих истинными Божествами.

Высший Вампир способен призывать себе на помощь силы, варьирующиеся от одного вампира к другому. Кто-то способен призывать волков или нетопырей, другие же могут в них превращаться. Очевидно, они имеют сильную склонность к изучению и познанию магических тайн. Однако за свои силы они платят слишком высокую цену. Пока десятилетия сменяются столетиями, раузм Вампира также претерпевает ужасные метаморфозы, приводящие их в безумное состояние.

Некоторые Высшие Вампиры могут уйти в море. Они известны как Адмиралы Флота Вампиров.

Мастер-Некромант

Мастера-Некроманты это те немногие люди, которые посвятили всё своё существование изучению и практике некромантии и темной магии. Они смогли просуществовать намного больше, чем могли прожить будучи простыми магами. Эти злобные колдуны являются поистине могущественными врагами, способными самостоятельно пробудить целую армию нежити.

Известные персонажи

Влад фон Карштайн

Влад фон Карштайн, известный также как Вашанеш — самый известный и, вероятно, самый могущественный Вампир. Родоначальник линии фон Карштайнов, а также величайший из Сильванских графов. Мастер фехтования, опытный полководец, могущественный маг, именно он обратил Сильванскую аристократию в Вампиров, тем самым создав королевство Вампиров в самом сердце Империи.

Влад был высок, длинноволос, а глаза его были несравненной проницаемости. Те, кто выжили после встречи с ним, описывали его как очень привлекательного и обаятельного мужчину, однако со злым характером, который мог обернуться приступом гнева, если что-то шло не так, как он того желал. В такие моменты лишь его любимая жена, Изабелла, могла успокоить его, предотвращая бессмысленное кровопролитие. Нету записей, которые могли бы рассказать о Владе, до его призеда в Сильванию. Даже сами Вампиры не знают ничего о его жизни, до той роковой ночи в замке Дракенгоф.

Интересно, что Влад многое знал о истории и законах Империи, что значит, что он многие года, а может даже и века, странствовал по ней. Конечно, Влад был не первым Вампиром, явившимся в Империю, однако до его приезда — они были хищниками-одиночками. Как первый открытый и амбициозный Граф-Вампир, Влад желал не толь создать своё собственное царство мертвых, но и править живыми. Он вёл жестокую войну с Империей потому, что он истинно верил, что имеет на него законное право. Когда же его планы почти исполнились, Манфред фон Карштайн предал его, обратив всех их в прах. Неудача Влада должна была стать предупреждением для графов-выборщиков, однако, забыв о уроках первой Вампирской Войны, они снова ударились в междоусобицы, даруя наследникам Влада место для манёвра.

Снаряжение:

Кровопийца:
Этот меч вытягивает жизненную силу жертвы и передает ее Владу.

Кольцо Карштайна:
Эта древняя реликвия делает Влада практически неуязвимым, а в случае смерти возвращает его к жизни.

Изабелла фон Карштайн

Влад фон Карштайн прибыл в Сильванию ровно в ночь смерти Отто Фон Драка. Изабелла была рада, зная, что её дядя Леопольд не унаследует Сильванский трон, однако выхожить замуж за незнакомца она была далеко не счастлива.

Шли месяцы, и брак по расчёту перерос в истинную любовью. Влад мгновенно влюбился в неё, когда обратил внимание, что его чары не способны воздействовать на рассудок Изабеллы, ему нравилось то, что она часто перечила ему. Влад очень долго сопротивлялся её уговорам обратить её в Вампира, однако, когда та лежала, умирая от болезни, он понял, что не сможет жить без неё и обратил свою возлюбленную.

Графиня Изабелла всегда была рядом с Владом, подпитывая его амбиции и объясняя ему порядки сильванского двора и всей Империи. Изабелла была самым ценным и доверенным лицом Влада и единственной персоной, чьим советам он доверял. Когда Влад твёрдо решил занять трон Императора, Изабелла и там следовала за ним. Она носила с собой фамильную реликвию фон Драков —  чашу, созданную для ее прабабушки, графини Батори. Оскверненый темной магией золотой кубок навеки был наполнен свежей кровью, которую Изабелла испивала даже в самых сложных боях. Осмелившиеся бросить ей вызов удивлённо смотрели на то, как её раны заживали в течение нескольких секунд. Время, казалось, текло в обратном направлении для гибкой графини. Кровь сама ползла обратно в её открытые вены. Эти мгновения колебаний всегда приводили к гибели смельчаков.

Когда Влад погиб, Изабелла сражалась на вершине одной из башен Альтдорфа. Охраняемая отрядом Стражи Могил, она билась с императором Людвигом и его Тяжёлыми Мечниками. Когда нежить внезапно рухнула вокруг нее, Изабелла поняла, что ее возлюбленный был мертв. Не желая жить без него, Изабелла отвернулась от сражающихся с ней и бросилась с балкона башни, упав прямо на колья, что были внизу.

Снаряжение:

Кровавая чаша Батори:
Жизненная сущность множества невинных душ, перелилась в этот заколдованный кубок. Те, кто пьёт из него, обретают огромную жизненную силу.

Конрад фон Карштайн

Конрад фон Карштайн — второй и самый жестокий граф Сильвании.

Что может быть опаснее сумасшедшего маньяка? Бессмертный сумасшедний маньяка, обладающий физическими способностями Вампира. Конрад был одним из последних обращённых Карштайнов. Возможно, Влада позабавило полное отсутствие угрызений совести и абсолютное непонимание реальности. Влад считал, что Конрад никогда не станет угрозой его правлению в отличие от коварного Манфреда.

Карштайны говорят, что было бы лучше, если бы Влад просто отрубил ему голову. Его импульсивная жажда к насилию причинила их линии крови гораздо больше вреда, нежели пользы. Получив свой Кровавый поцелуй, Конрад никогда не скрывал своих сверхъестественных сил, питаясь своими друзьями, подчинёнными, бродячими торговцами, коровами, собаками, кошками, крысами, да и в общем то всем, что имело пульс. Конрад считал себя личным палачем Влада, убивавшим любого неугодно графу Сильвании. Естесственно, всех тех, кто не нравился и самому Конраду. Это затронуло очень большое количество жертв — Некромантв, полководцев, жрецов, насмехающихся над ним.

После гибели Влада, он победил в дуэли за звание нового графа Сильвании. Почти сразу после своего воцарения, он развязал Вторую Вампирскую войну, запомнившуюся всем как самая жесткоая из всех Вампирских войн. Удивительно, но он сумел заручиться поддержкой ордена Ордо Драконис. Именно они и принесли Кораду победы во множестве битв. Неудивительно, что недалёкий ум и полной отсутствие тактического мышления привели Конрада к гибели от рук графа-курфюрста Хельмара.

Снаряжение:

Меч Вальденхофа:
Этот древний меч — одержим злым духом. Даже лёгкая царапина, оставленная им, превращается в ужасную рану.

Манфред фон Карштайн

Влад фон Карштайн обратил Манфреда всего за несколько дней до своего прибытия в замок Дракенхоф и женитьбы на Изабелле. Из всей  родословной фон Карштайнов Манфред имел больше прав на трон Влада, чем любой другой, однако предпочел остаться в тени, позволив соперникам уничтожить друг друга, прежде чем он сам обретёт полный контроль над Сильванией.

Во время вторжения Влада в Империю, Манфред помог ему тем, что уничтожил всю правящую семью Нульна за одну ночь. После того, как эта миссия была выполнена, он почувствовал, что его время его служения Владу подошло к концу. Он послал подконтрольного ему «молодого» Вампира вернуться в Сильванию, где он станет агентом Манфреда в разжигании бушующей паранойи Конрада фон Карштайна. Когда агент спросил, почему Манфред просто не свергнет Конрада и не захватит власть, Манфред предпочёл не раскрывать свои намерения. Вместо этого он просто напомнил своему слуге, что, если тот попытается подмять власть для себя, то следующим фон Карштайном, с которым он столкнется, станет сам Манфред.

Решив, что жить в тени Влада больше нельзя, Манфред помог великому теогонисту Вильгельму III в убийстве графа, раскрыв тому секрет бессмертия Сильванского правителя. После смерти графа, Манфред нашел нанятого теогонистом вора, Феликса Манна, и отобрал украденные им кольцо и книгу Нагаша, что хранились у Влада. Выполнив свою цель, Манфред отправился на юг, в пустынную Нехекхару. Бродя по Кхемри и другим некрополям, он добыл множество некромантических знаний из украденных писаний Нагаша и знаний нескольких Царей Гробниц, желающих иметь с ним дело.

С течением времени он становился всё более могущественным магом, став, возможно, даже сильнее Влада фон Карштайна. Вернувшись после гибели Конрада, Манфред стал новым графом Сильвании. В отличии от Конрада, Манфред не решил сразу начинать войну против Империи, но укреплял свою армию и дал Империи повод забыть о сильванской угрозе, выждав начало новой гражданской войны.

Прошло несколько лет и все, как Манфред и предполагал, забыли об Сильвании. С наступлением зимы он выступил против Империи. Война была долгой, но окончилась поражением Вампира. Манфред нашёл свой конец на болотах Хел Фена, где его «нежизнь» оборвал Курфюрст Штирландский.

Снаряжение:

Меч Нечистой Силы:
Каждый раз, когда этот клинок ощущает вкус крови, его владелец начинает сильнее чувствовать Ветры Магии.

Темпельгофские доспехи :
Продукт тёмного колдовства. Эта конструкция сливается с носителем, одаряя его нечеловеческой выносливостью.

Граф Ноктилус

Династия фон Карштайнов всегда была жадна до власти. В основе их мании величия лежит стремление овладеть искусством некромантии и использовать его, чтобы поставить мир перед собой на колени. Тем не менее, ни один из них за довольно долгое время так и не преуспел в этом . Фон Карштайнам мешали как люди, так и они сами поскольку они постоянно соперничают между собой.

Никлаус фон Карштайн, известный мореплавателям как граф Ноктилус, был вампиром иного видения. Устав от распрей между собратьями, Никлаус искал иной путь к власти. В пыльных фолиантах некромантии и колдовства он нашел множество диаграмм, отображающих приливы и отливы Ветров Магии по всему миру. В один момент Никлаус понял, что, если ему удастся покорить моря, то он сможет использовать штормы магии, находящиеся в их бурных водах.

Среди карт Никлаус нашел водоворот, находящийся в сердце Великого Океана. Этот усыпанный трупами ураган магии притягивал мертвецов к себе как гигантский магнит. Он изучал водоворот с таким рвением, коим мог обладать лишь бессмертный. Никлаус проводил эксперименты и проверял свои теории, пока не познал природу водоворота.

Впитав каждый клочок тайных знаний, которые он смог найти, Никлаус фон Карштайн стал мастером в искусстве перемещения, аспекте магии теней. Он приготовил большой ритуал в самом сердце своего замка. Воскресив двенадцать сотен мертвецов, с титаническим усилием воли он заставил их шаркать вокруг своего замка по чудовищно-извилистой спирали, которая точь в точь совпадала с узором водоворота. Призвав множество духов и орды нетопырей, он также отправил их в кружение по небу в замысловатом узоре водоворота.

Наконец, когда Никлаус покончил с ритуалом магия, втянутая в его заклинание, вызвала ужасную бурю. Раздался оглушительный грохот грома и молнии, достаточно громкий, чтобы разбудить императора Карла Франца в своём дворце в Альтдорфе. Когда эхо грома затихло, не было видно ни замка, ни скалы, был слышен только маниакальный смех торжествующего фон Карштайна, эхом разносившийся в грохоте бури. Его замок теперь выступал центром забитого костями и трясиной Кладбища галеонов.

Впитавши огромную силу водоворота, Вампир притягивал к себе разбросанные останки затонувших военных кораблей, покрывая грубый камень своей скалы гниющими бревнами некогда великих галеонов, пока его замок не оказался вершиной новосозданного корабля.

Отныне он стал известен как Граф Ноктилус, а корабль его звался Кровавым Жнецом. Вскоре он создал собственную морскую империю — Флот Ужаса, сила которой множится с каждым днём.

Абхораш

Абхораш был личным защитником королевы Лахмии Нефераты и родоначальником линии Драконов Крови. Он поклялся всегда защищать её и её королевство от всех угроз. Абхораш — несравненный фехтовальщик, а возможно и лучший в мире.

Древние свитки, найденные в песчаных руинах, рассказывали о его легендарном мастерстве и невероятной преданности, его сердце было наполнено любовью к своему народу, но еще большей любовью к своей королеве. Когда Неферата создала свой эликсир бессмертия, она пожелала, чтобы Абхораш присоединился к числу первородных Вампиров. С великой неохотой, но он согласился исполнить желание своей королевы. Став Вампиром, Абхораш отказался питаться теми, кого поклялся защищать; настолько велики были его воинская гордость и честь. Однако он не мог сопротивляться той сильной жажде крови, охватившей его. Одной из ночей Командир стражи сорвался и сгубил дюжину мирных жителей.

Преисполненный печалью и сожалением за содеянное, Абхораш поклялся никогда больше не пить кровь невинных. С тех пор каждую ночь он зажигал дюжину свечей в память о тех, кого, чьи души он погубил и испивал кровь только преступников и врагов Лахмии. Когда город был осажден нехекхарцами, Абхораш был в авангарде его обороны, сражаясь бок о бок со смертными солдатами Лахмии. Древние скрижали утверждали, что Абхораш убил столько воинов царей-жрецов, что ступени дворца полностью залились кровью. Однако, несмотря на все его усилия, город пал. Абхораш не присоединился к другим Вампирам, бежавшим в Нагашиззар. Полагая, что его предали не только смертные, убившие всех тех, кого он любил и защищал, но и Вампиры, которые сбежали, дабы служить Нагашу, покинув свой народ. Абхораш поклялся никогда отныне не доверять ни смертным ни Вампирам. Однако он всё также продолжал зажигать двенадцать свечей, хоть теперь они и олицетворяли его ненависть к человечеству, взамен скорби по тем, кого он убил.

Вместо того, чтобы искать господства или познания тайных искусств, как это делали другие Вампиры, Абхораш направил все свои силы на достижение абсолютной вершины мастерства в боевых искусствах, стремясь стать совершенным воином. Он учил своих последователей, что поединок и честь в бою — единственные истинные меры величия. Абхораш наотрез отказался питаться теми, кого он считал слабым, и довольствовался только кровью вождей и прочих великих воинов. В своих странствиях он уничтожил множество племен зеленокожих за что его прозвали «Бичом Зеленокожих». Абхораш разыскал самых прославленных воинов, он убил бесчисленное количество вожаков орков, вождей человеческих племен, чемпионов Хаоса, однако никто не мог сравниться с ним в битве.

В конце концов, поиски Абхораша привели его к вершине Краесветных Гор, окутанной огнем и дымом. Он преодолел тяжёлый путь туда за один день и наткнулся на логово древнего дракона. Зная, что он нашел вызов, который искал, Абхораш обнажил свой меч и осмелился войти в логово зверя. Вампир и Дракон бросились друг на друга. Дыхание чудовища окутало Абхораша пламенем, но его плоть даже не обгорела. Его когти и клыки рвали его щит и доспехи, а меч Абхораша прорезал огромные раны в толстой шкуре дракона. Они сражались всю ночь, и горы эхом отзывались об этом столкновении. Незадолго до рассвета Абхораш пронзил сердце дракона, и он нанес ему смертельный удар. Он упал на колени и начал пить кровь дракона, наполняясь его жизненной силой. Он сбросил бескровную тушу чудовищного зверя с вершины горы и издал победный рёв, от которого снежные лавины гор обрушились на многие мили вокруг.

Наполненный древней силой дракона, Абхораш больше не испытывал ужасной жажды крови и проклятия боязни солнца. Спустившись с вершины, он приказал своим последователям разойтись по миру и совершенствовать свои боевые навыки, что бы однажды возвысится подобно ему самому.

Красный Герцог

Могущественный воин и несравненный фехтовальщик, герцог Аквитанский был известным героем Бретоннии, прославившимся по всей стране как убийца дракона Нерлюка. Он ввел правило, что любой человек любого положения, дворянин или крестьянин, мог скрестить с ним мечи в любое время. Если они могли хотя бы поцарапать его, претендент получал кошель с золотом. Многие приходили испытать герцога, но получить кошель с золотом так никому и не удалось.

Однако герцог был не просто могучим воином, но ещё благородным и самоотверженным правителем. Он часто отправлялся в опасные приключения, приходя на помощь землям и герцогствам, которые ему не принадлежали. Вместе с герцогом Чарариком он вел кампанию против орков, совершивших набег на его земли вдоль реки Грисмери и присоединился к герцогу Арнульфу, чтобы выследить великого дракона Гундовальда. Он даже провел целый месяц в Лонеском дворе герцога Балломера, передавая ему свою мудрость. Во время крестовых походов в Арабию он прославился под именем Эль Зиф, что с арабийского переводится как «Меч Севера». Он одержал много побед, но увы, уже возвращаясь домой, на него напали арабийские головорезы. Их возглавлял предатель из числа рыцарей герцога, один из тех, кто желал захватить власть над его герцогством. Несмотря на то, что все нападающие пали от меча Герцога, он был ранен отравленным клинком.

Но на самом деле, в той битве он не погиб. Одинокая фигура наблюдала за отчаянной битвой герцога и наёмников и была очень впечатлена навыками и доблестью бретоннца. Ей был Абхораш, предок Кровавых Драконов. Он даровал умирающему рыцарю свой кровавый поцелуй.

Смертельно больной герцог был доставлен домой своими верными рыцарями, где он и умер в постели спустя три ночи. Оплакивая потерю своего любимого герцога, люди похоронили его в гробнице, достойной самого короля. Ещё три ночи спустя дверь гробницы открылась, и из нее вышел герцог, переродившийся в Вампира. Полностью изменившись как физически, так и ментально, он немедленно приступил к нападениям и убийству тех, кого он так отчаянно защищал. По мере того, как дурная слава о деяниях падшего герцога распространялась, его брат-король Луи, собирал армию, чтобы остановить его.

В великой битве на Сереновом Поле Красный Герцог столкнулся со своим младшим братом. В последствии эти события стали известны как «Битва при Сереновом Поле». Красный Герцог напал на Рыцаря Грааля, сидя верхом на призрачном коне из костей и колдовского огня, подняв своё копье пропитанное кровью бретоннских рыцарей. Бич Аквитании был одним из самых могущественных Рыцарей Крови со времен самого Абхораша, но даже он не мог устоять против святого гнева Владычицы Озера. Ослепленный священным светом, окружавшим Луи, его сердце пронзила благословенная пика. Герцог посмотрел вниз по древку с копья на своего брата. Его кожа почернела и иссохла, а глаза налились кровью;он испустил свой последний ужасный стон. Армия нежити была уничтожена, а их лидер побежден. Бретонния радовалась своей победе.

Однако убитый горем Луи отказывался верить, в то, что его брат может воскреснуть, и не хотел сжигать его тело из уважения к тому, кем он когда-то был. Несмотря на мольбы жриц и его собственных лордов, воля короля была законом. Тело Красного Герцога было вынесено с Сереново Поля. На холме с видом на него, была воздвигнута огромная гробница, в которую поместили тело Вампира. На её вершине установили ​​бронзовую статую, изображающую Герцога Аквитанского в разгар его героической славы, а богатые гравюры рассказывали о жизни благородного воина до того, как он опустился в темноту. Пророчица убедила Короля позволить ей наложить на памятник чары, которые защитят гробницу и сохранят её в неприкосновенности от всех видов зла.

В темноте первой же ночи, после того, как гробница была магически запечатана, внутри неё что-то зашевелилось, тварь насмехалась над глупым состраданием, которое помешало королю Луи уничтожить его тело. Король поплатится за свою ошибку, поплатится вся Бретонния.

Почти пять веков спустя группа коррумпированных дворян пожелала вызвать воинственный дух Красного Герцога, надеясь использовать его воинское мастерство для своих темных целей. Они сломали печати, окружавшие гробницу, и снова выпустили Красного Герцога. Однако, время, проведённое им в погребении, свело и без того ужасно эксцентричного Вампира с ума. Освободившись, Красный Герцог повёл свою армию нежити, чтобы осквернить гробницу Рыцаря Грааля Галанда, ставшего легендарным во время заточения Герцога. На пути его перехватил герцог Гилон Аквитанский, которого он считал узурпатором своего герцогства. Он убил стареющего дворянина в дуэли хоть и был ранен в последствии.

Войдя в гробницу рыцаря Галанда, герцог столкнулся с помрачающей правдой. Мало того, что Гилон был одним из его потомков, Галанд был его собственным сыном. Это заставило Вампира убежать с поля битвы громко крича от отчаяния и скорби. О теперешнем его местонахождении до сих пор рассказывают множество разных историй и преданий…

Снаряжение:

Клинок прыгающего золота:
Клинок Красного Герцога обладает мощными чарами, которые позволяют ему атаковать c силой трех яростных ударов вместо одного.

Доспех крови:
Броня Красного Герцога пронизана мистическими свойствами, почти полностью защищающими носителя от наносимого урона.

Меровеш

Когда красная оспа бушевала по землям Бретоннии, Меровеш был герцогом Музильона, гордым воином, с завистью взиравшим на славные дни Музильона во время правления великого Ландуина, первого герцога Музильонского и величайшего из спутников Жиля. Он неистово желал вернуть своему герцогству былую славу. С благородными побуждениями, но сбитый с пути гнусными советниками, Меровеш ступил на путь тьмы. Это и стало причиной здравствования герцога и его рыцари во время эпидемии.

Увидев свой шанс прославится, Меровеш собрал своих людей и выступил против крысолюдов, захватывавших земли Бретоннии. Он выехал на юг и прорвал осаду Брионны. Полагая, что он был возрожденным Ландуином, он пошел по тому же маршруту, что и Жиль ле Бретон со своими спутниками и направился на восток, к лесу Атель Лорен. Он снял осаду Квенеля, а на краю волшебного леса встретился с войсками Парравона и Лесных Эльфов которым помог в битве со Скавенами. Великая победа Меровеша означала крах скавенских планов. Однако воители Меровеша с ужасом обратили внимание на его излишнюю жестокость. Даже после гибели врагов он продолжал рубить и кромсать их останки. Добродетельные и благородные рыцари Парравона с ужасом смотрели на это.

Все были приглашены отпраздновать победу над скавенами большим банкетом в залах замка Музильон. Но гости пришли в ужас от увиденного. Ужин подавали неуклюжие, похожие на живые трупы слуги, а по всему залу валялись заколотые и выпотрошеные преступники. Меровеш чувствуя что гости не удовлетворены его приёмом, заявил, что его опозорили. Король выразил свое глубокое отвращение к увиденному, на что Меровеш обвинил короля в зависти и заговоре против истинного спасителя Бретоннии.

Жители Музильона рассказывают, что король бросил вызов Меровешу, отказавшись позволить одному из своих герцогов сражаться вместо него. Ожесточенная дуэль началась. Два бойца сражались в большом зале, пока, наконец, с гневом в сердце Меровеш не перерезал королю горло. Затем герцог наполнил кубок королевской кровью и испил из неё. Многие также утверждают, что никакой дуэли не было, что король был просто убит своим обезумевшим подданным. Тем не менее, увидев кровожадный акт Меровеша, другие герцоги поспешно отступили из Музильона, преследуемые ордами извращенных тварей и уродливых крестьян. Жителей Музильона заставили поверить, что, Меровеш был избран как преемник погибшего короля.

Лионесс собрал свои войска и возглавил массированное вторжение в Музильон, и многие из благородных рыцарей Музильона с радостью подняли оружие против своего безумного правителя, не желая связываться с его тёмной одержимостью. Столкнувшись с мощью Лионесса и присоединившихся к нему рыцарей своего герцогства, Меровеш оказался побежденным и убитым. Лионесс поглотил большую часть Музильона, оставив лишь самые порченные земли.

Многие известные рыцари и семьи были обязаны Меровешу за спасение. После его смерти они объединились и вопреки желанию нового короля построили гробницу для своего мертвого герцога. Огромный каменный мавзолей размером с небольшую цитадель был построен недалеко от центра Музильона. Спустя много веков его могила потонула в образовавшихся болотах и считалась утерянной. Многие рыцари намеревались найти гробницу, но ни одному из них это не удалось. Прошли столетия, прежде чем Меровеш восстал из своей могилы. Восстановленный до полной силы, он возвышался над смертными и двигался с неестественной точностью, как будто доспехи были его второй кожей. Первое что, Меровеш желал — создать армию, однако ему не хватало своего чемпиона.

Проникнув на рыцарский турнир под видом благородного участника, Меровеш обнаружил двух молодых братьев — Каларда и Бертелиса. Он сразился Бертелисом, и, хотя с легкостью победил, был очень впечатлен потенциалом молодого рыцаря. Меровеш посетил Бертелиса после того, как серия трагических событий привела к тому, что его брат осудил его. Угрюмый и озлобленный молодой рыцарь принял предложение Вампира обучить его, а позже и поддался Кровавому поцелую.

Два Рыцаря Крови отправились в замок Гарамонт, где перебили целый гарнизон рыцарей и испили их кровь. Вернувшись в Музильон, Меровеш призвал коррумпированных дворян со всей Бретоннии. Теперь он был близок к тому, чтобы завоевать всю Бретоннию.

Лютор Харкон

Лютор, как и его брат, Валах — потомки Абхораша, рождённые в племени Харкони, обитающем недалеко от Лахмии. Построив в ней отличную военную карьеру, Лютор был назначен Абхорашем на должность командира морской стражи Лахмии. В отличие от своего братца, Лютор никогда не разделял принципы и взгляды Абхораша. Никто не знал, что произошло с Лютором после падения Лахмии. Его история продолжилась уже сустя много веков.

Однажды, норскийские рейдеры напали на имперское торговое судно, вырезали весь экипаж, вынесли всё ценное, а сам кораль потопили. Волею судьбы, на имперском судне был саркофаг спящего Лютора. Неизвестно, почему позже рейдерский корабль отправился на юг, но известно, то, что по прибытию к берегам Люстрии, корабль потерпел крушение, а вся его команда превратилась в нежить, новых слуг Лютора. Лютор был далеко от дома, однако он никогда не оглядывался на прошлое. Он создал себе королевство на западном берегу Южного континента. Ветры и морские течения в этих местах были слишком непредсказуемы и непростительны к тем — это и стало причиной огромного роста владений Лютора. Асурские капитаны докладывали, что в тумане видели призрачные корабли, а также своими глазами видели, как, поддаваясь вою сирен, корабли разбивались о скалы.

Вполне вероятно, что Харкон мог бы построить величайшую державву в мире, однако гордость и жадность сгубили его амбиции. Желая умножить свои магические навыки, Лютор собрал экспедицию в руины древнего города Хуатля. Там он надеялся найти то, что исполнило бы его желание. На третий день раскопок в городе, они нашли комнату, запечатанную древними могущественными знаками. Лютор, убеждённый, что дверь в неё скрывает великие секреты, приказал выломать её, однако мощь символов мешала ему. Каждый раз, когда мертвецы атаковала дверь, огонь в их глазах газ, и они падали, умершие снова; магия древних знаков истощала тёмную энергию, питающую нежить. Разгневанный, Лютор обрушил собственную мощь на дверь. Однако она была создана, чтобы одолеть колдунов гораздо сильнее и могущественнее него. Помещение вокруг Лютора стало рушиться, а Харкон обнаружил, что не может разорвать магический канал, связывающий его с древними глифами, истощяющими не только его магическую энергию, но и жизненные силы. Приложив невероятные усилия, Харкону удалось сбежать из помещения, прямо перед тем, как оно полностью оказалось заваленным обломками. Ответная магическая реакция символов на нападение Харкона расколола его разум и разорвала его связь с Ветрами Магии, однако он взамен он обрёл антимагичекое поле, разрушающее заклинания, направленные в него.

Теперь же он балансирует на грани безумия; его личность раскололась на дюжину противоборствующих граней, которые вечно борются за господство над его телом. Если же ни одна личность не может вырвать доминацию, Лютор стоит неподвижно, пока в его разуме бушует битва. Кроме того, когда Лютор тяжело ранен, а для доминирующей линчости напряжение слишком нарастает, другая, более сильная в данный момент грань, выхватывает контроль над телом. Единственная общая цель, которую преследуют все личности — воссоединение рассудка Лютора. С этой целью, они отправляют бесчисленные экспедиции в глубь Люстрийских джунглей, надеясь найти артефакты Сланнов, способные исцелить его расколотый разум.

Валах Харкон

Валах, как и его брат Лютор — потомки великого Абхораша. Именно Валах создал орден Рыцарей Крови Ордо Драконис. Рождённый членом племени Харкони, жившим в окрестностях Лахмии. Вместе со своим братом они сколотили отличную военную карьеру в городе. За его заслуги, Абхораш назначил Валаха командиром дворцовой стражи. После падения Лахмии он последовал за своим наставником.

Спустя много лет Валах прибыл в Цитадель Крови. Твердыню, охраняющую горный перевал из Империи в Бретоннию, а также обитель великого рыцарского ордена. Одного за другим, Валах убил каждого рыцаря этого ордена, обращая достойных в Вампиров, а остальных поднимая в качестве бездумной нежити. Некогда благородный орден рыцарей Кровавого Дракона стал ужасным Ордо Драконис, с магистром Валахом Харконом во главе. Они стали истреблять все прилегающие деревеньки и поселения, которые раньше должны были защищать. Во время второй войны Сильвании и Империи, Валах и его орден примкнули к Конраду фон Карштайну, благодаря которым Конраду и удалось одержать множество побед. Валах лично убил множество великих героев Империи и Гномов, среди которых был даже король Жуфбара, бой с которым длился всего пару мгновений. После кончины Конрада, они вернулись в свою Цитадель Крови.

Когда людям открылась истина, крепость была взята в осаду имперской армией. В её ходе орден был уничтожен, однако некоторые члены, как и сам Харкон — выжили.

Снаряжение:

Багровый клинок:
Острейшее лезвие, гарантирующее мгновенную смерть любому, кого он пронзит.

Кровавая чаша:
Эта чаша хранит в себе кровь всех достойных противников, павших от рук Валаха. Это огромный источник сил, питающий любого Вампира.

Неферата

Неферата, что переводится как «Прекрасная смерть» была дочерью короля Лахмии Лахмизаша и родоначальницей линии крови лахмий.

В детстве она выразила желание присоединиться к культу усопших. Ее отец посмеялся над ней и объяснил, что женщины не могут присоединиться к духовенству и никогда не смогут изучить магию. Вместо этого, когда она достигнет совершеннолетия она должна была стать правителем Лахмии. Под пагубным влиянием верховного жреца В’сорана, она злоупотребляла своим положением, чтобы спасти некоторые произведения Нагаша от уничтожения и изучить их самой. С помощью этих писаеий и помощи В’сорана, она создала эликсир жизни, который сделал их первыми Вампирами. Они изгнали жрецов Культа Усопших из Лахмии и заменили его своим собственным культом крови, посвященным Нагашу.

Неферата пригласила свою кузину, Халиду Неферер, присоединиться к культу. Халида отклонила ее предложение. Обеспокоенная тем, что Халида знала её тайну, она обвинила свою кузину в измене и убила во время пира, что спровоцировало резню всей лахмийской знати, находящейся во дворце. Пока Халида умирала, первая Вампирша прикусила свой язык и поцеловала кузину, передав ей проклятие. Набожная Халида, понимая во что её хотят обратить, стала молится и её молитва была услышана, Азаф очистила кровь Халиды, заменив её ядом, тем самым даровав Халиде праведную смерть.

Когда Алкадизаар объединил все города Нехекхары и напал на Лахмию; Вампиры проиграли войну и были вынуждены бежать в Нагашизар. Неферата, узнавшая о манипуляциях В’сорана, пришла в ярость. А когда Нагаш предложил место лидера своих сил ее мужу и как оказалось дальнему родственнику некроманта, Вашанешу, а не её, то их уже и так хрупкий брак был разрушен.

После того как Вашанеш пожертвовал собой, все Вампиры расползлись по миру. Неферата вместе со своими последовальницами отправились к Серебренному Пику и захватили тамошнюю гномью крепость, основав Сестринство Лахмий. Оттуда, она управляет своей сетью агентов, находящихся в каждой людской стране. Именно Неферата виновна в падении Стригоса и крестовых походах в земли Нехекхары.

Снаряжение:

Кинжал Джета:
Кинжал, используемый для казни лахмийских преступников. За время пребывания у Нефераты, этот кинжал обрел возможность впитывать кровь врага, передавая её владельцу клинка.

Посох боли:
Этот древний посох расширяет магические возможности владельца.

Ушоран

Ушоран — принц Лахмии, младший брат Нефераты, а также основатель линии крови Стригоев. Ушорана не особо волновала безопасность Вампирского культа, а ещё он не разделял его страха пред Нагашем. В то время, когда прочие первородные Вампиры бежали на север, Ушоран искал место, где он сможет построить своё королевство, которым будет править, не отвлекаясь на капризы, упрямость и глупость Нефераты.

Его мечта исполнилась. Он набрёл на долину Стригос и город Моркейн, в котором правил жрец, сделавший из Нагаша целую религию. Заменить Кадона собой, а поклонение Нагашу — поклонением линии Стригоев — было не сложно. Кадон был жестоким и нерешительным правителем, Ушоран же принёс народу порядок и процветание, за что он и стал любимым. Основой своих законов он сделал принципы Абхораша, по которым Вампиры могли питаться лишь преступниками и военнопленными, что также лишало население страха перед своими могущественными хозяевами. Вскоре королевство Стригос превратилось в огромную могущественную державу. Ушоран послал четырём своим «Братьям» послание, которое гласило, что он будет рад приветствовать их в своём царстве, которое предложит им роскошь, сравнимую с Нехекарской, где они смогут жить без страха, вызываемого Нагашем. Неферата глубоко оскорбилась тем, что её младший брат Ушоран посчитал свою империю более процветающей, нежели её (хотя, безусловно, он был прав).

Её обида стала настолько сильной, что посланник из Стригоса был убит, а сама она разослала другим вампирским линиям сообщение, о том, что Ушоран желает поработить всех остальных Вампиров. Каждая из линий в равной степени обвиняла друг друга в падении Лахмии, но ни одна не могла действовать из-за запрета нанесения вреда себеподобным. Неферата однако же дала им повод разорвать этот старый договор. Вампирские линии крови взорвались настоящей жаждой насилия. Они собрали наёмные армии из смертных, приправленные отобранными Вампирами-убийцами, и отправили их в Стригос, чтобы уничтожить линию крови Стригоев раз и навсегда.

Смертная орда, посланная против королевства Ушорана была жалким сбродом, однако их было слишком много. Они окружили Стригос и взяли его в осаду. В это же время королевство разорялось орочьим Ваагхом, несомненно, спровоцированным Нефератой. Битвы у ворот города гремели целыми днями, пока один из орочьих шаманов не взорвал принца ужасным заклятьем.

Вораг

Легенды гласят, что однажды в южных лесах Сильвании, охотничья группа во главе с Францем фон Карштайном преследовала Ворага. Ему удалось одолеть графа, а затем испить его крови, умножив свои и без того, значительные силы. Множество племён из Леса Вурдалаков, что на юге Сильвании, склонилось перед ним.

Вскоре он стал лидером огромной орды, которая двинулась на юг, пересекая перевал Чёрного Огня, превратив Пограничные Княжества в места кровавой бойни. Дойдя до бесплодных земель, он уничтожил десятки племён орков и гоблинов, а затем построил величественный город Моркейн, а также стал первым Королём Вурдалаков. Племя гоблинов Красного Облака также практически было истреблено. Выжившие были порабощены и вынуждены строить личную твердыню короля — Крепость Ворага, находящуюся на востоке от Равнины Костей.

Позже он обратил свою орду против племени Серых Колдунов. Именно в битве с ними, один из снарядов, выпущенный их гоблинских болтомётов, пронзил сердце Ворага, чем и положил конец, в равной степени, Королю Вурдалаков и городу Моркейну.

В’соран

Нечестивый В’соран — Отец Вампиров, родоначальник Некрархов. Он был верховным жрецом города Лахмия и именно он открыл Неферате тайну некромантии. Когда тайна лахмийского двора была раскрыта — все города Нехекары обрушили свой гнев на Вампиров. Город пал, а Вампиры бежали в Нагашшизар, где были назначены командирами легионов Нагаша. Однако вторжение Нагаша потерпело крах, а Вампиры вновь бежали, спасаясь от гнева Великого Некроманта.

В’соран же всё это время оставался рядом с ним. За время, проведённое с Нагашем, он многое узнал о тайнах загробного мира. Но вскоре Алкадизаар убил Нагаша. В отличие от других Лордов-Вампиров, желавших создать собственное королевство, В’соран собрал самых талантливых жрецов Нагаша, сделав их своими учениками, и, пользуясь писаниями своего почившего господина, написал ужасный «Гримуар Некрониум», включающий не только чары Нагаша, но также и серию пророчеств, которые показали В’сорану мир, покрытый костями, населённый лишь мертвецами, ведомыми Некрархами. В этом видении был лишь один недостаток — отсутствие крови.

Он стал использовать губительный для многих Дхар, запретную магию, проповедуемую в землях холодного и далёкого Наггарота, В’соран желал с помощью него избавиться от своей жажды крови навсегда. Дхар деформировал тело и разум прародителя Некрархов. Это ужасное проклятье передалось всем помощникам, коим В’соран даровал кровавый поцелуй. Они обезумели и преобразились в уродливых тварей.

О месте обитания В’сорана после гибели Нагаша — неизвестно ничего. Он держался обособленно от окружающего мира, изучая тайны некромантии. Пользуясь одной заниями Нагаша, большую часть времени он проводил в астральном мире духов. Это и стало его погибелью. Лучший его ученик, Мельхиор, воспользовался жаждой к познаниям своего господина, и пронзил его сердце во время блужданий по астральному царству. Неизвестно, было ли это влиянием Книги Нагаша, или же просто актом безумия. После смерти В’сорана, остальные Некрархи расползлись по миру. Тем не менее. Просвященные догадываются, что на самом деле В’соран не погиб, а лишь захватил контроль над телом своего ученика.

Мельхиор

Мельхиор — первый Некрарх, созданный В’сораном; совершенно безумный. После поражения Нагаша, В’соран забрал многие из писаний свего владыки и, с помощью своих

подручных, и своего ученика, Мельхиора, изучил и переписал их в свой Гримуар Некрониум.

Мельхиор обитал вдали от лишних глаз, в глубине Леса Теней, скрывая свою обитель мощными чарами. На вершине своей башни, Мельхиор эксперименторовал над живыми существами, пытаясь объяснить им преимущества присоединения к нежити. Старался уничтожить их первобытный страх смерти. Бесчисленное множество жертв пало в ходе его одержимых поисков ответа, который всё же ускользнул от него. Боль, страдания и ужас завораживали это безумное существо. Темницы и камеры пыток его башни были забиты несчастными, прошедшими множество неописуемых мучений, удовлетворявших сумасшедшего Лорда-Некрарха.

Крепость Мельхиора — это настоящий монумент, дань страданиям и ужасу, наполненный огромным количеством зомби, кричащих в темноте голов, лишившихся своих плеч, бесцельно ползующими повсюду конечностями, и множеством иных ужасных вещей, созданных больной волей Мельхиора. Иногда Мельхиор отправляет своих немёртвых слуг на поиске новых жертв для экспериментов, либо же для расширения своего легиона.

Снаряжение:

Приносящий боль:
Меч Мельхиора, который, как говорят, сделан из магической жизненной силы безумных людей. Простое прикосновение этого лезвия приносит безумие и ужасную боль.

Гримуар Некрониум:
Дописанная самим Мельхиором, эта книга является одним из величайших произведений некромантии. На его страницах описаны могучие обряды и заклинания, которые позволяют волшебникам вызывать мёртвых и командовать ими.

Черный плащ Лахмии:
Этот плащ одно из величайших сокровищ Лахмии. Простой взгляд на плащ может вызвать кровотечение из глаз и исчезновение рассудка.

Захария Вечный

О жизни Захарии до того, как он погрузился в изучение некромантии — известно мало. Он обучался у некроманта, изгнанного и напавшего на Мидденхайм из своей крепости в Лесу Теней. Пока некромант занимался сбором своей орды, Захария обратил внимание на то, что они не единственные, кто использует запретное искусство в этом лесу. Он последовал странным потокам Ветров Магии, которые привели его к цитадели Лорда-Некрарха, Мельхиора.

Захария твёрдо решил пробраться внутрь замка, чтобы похитить запретные гримуары Вампира. Ему удалось ослепить своей магией немёртвых стражников, однако живые слуги Мельхиора схватили его ещё до того, как ему удалось проникнуть внутрь. Захария предстал пред Мельхиором, увидевшим в нём огромный потенциал. Он даровал ему свой Кровавый Поцелуй и обратил в Вампира-Некрарха. Новообращённый Вампир ужаснулся тому, что стало с его телом и поклялся отомстить своему «родителю».  Осознавая свою слабость перед Лордом-Некрархом, он стал ждать и оттачивать свои навыки, принимая те силы и знания, которыми его наделял Мельхиор. Каждую ночь эти двое встречались, и каждую ночь Мельхиор говорил, что ученик наскучил ему, и он не доживёт до рассвета. Однако, каждую такую ночь ученик удивлял своего учителя своей отдачей и прогрессирующей силой, хотя и не позволял ему приближаться к его драгоценной книге Нагаша.

Даже по мерам Некрархов, Мельхиор был абсолютно безумен. Периодически он впадал в ярость и убивал своих живых слуг, омывая себя их кровью. Захария же был мудр, и всегда избегал гнева своего господина. Именно во время одного из его буйств, он смог пробраться в тайные покои Захарии, где и нашёл заветный фолиант. К несчастью Захарии, Мельхиор не был глуп. Он вернулся в свои покои, застав Захарию за изучением фолианта. Между Вампирами завязалась битва. Напитавшийся кровью своих подчинённых Мельхиор был слишком силён для Захарии, который едва спасся, бежав в горные массивы, где планировал залечить свои раны.

Целый год приспешники Мельхиора преследовали его; он менял одну пещеру на другую, в надежде скрыться от них. Уставший и изнурённый от жажды крови, Захария питался дикими зверьми, но постоянное бегство слишком утомляло его. Наконец, странствия привели его в достаточно большую и скрытую пещеру, где он смог погрузиться в сон. В это же время, не замечая нового соседа, пещеру нашёл раненный Чёрный Дракон, который свил в ней гнездо, собрав, как и все драконы, вокруг себя кучу сокровищ. Когда Захария пробудился, его жажда превысила здравый смысл, и он рискнул испить крови дракона. Отыскав рану, он питался им, поглощая его жизненную силу. Уже через месяц дракон был полностью осушён. А Захария открыл секрет, до ныне известный только Абхорашу и его Драконам Крови. Обретя могущественную силу, он пробудил свою жертву и отправился на его могучей спине в цитадель Мельхиора, где и сразился со своим бывшим хозяином. Ужасающих масштабов битва окончилась полным уничтожением обители Мельхиора и его поражением.

Некоторые считают, что Захария осушил тело Мельхиора, чем и убил его. Другие же склоняются к версии того, что Мельхиор смог сбежать, и, сейчас, зализывает свои раны в тени, а быть может, он и вовсе захватил контроль над телом своего ученика… Но как бы то ни было, Захария полностью разграбил всю магическую библиотеку своего господина, включая и ту злополучную книгу Нагаша. Теперь же Захария занят изучением всех этих знаний, в которых ему так долго отказывали. Он правит из своей твердыни в Лесу Теней, пробуждая и в Зеленокожих, часто бродящих по окрестностям леса, и в людях, живущих на его опушках, первобытный страх.

Снаряжение:

Венец Ратек:
Этот магический венец увеличивает силу любого призванного существа.

Посох Капхамон:
Древний посох, умножающий магическую силу владельца.

Свитки Семхтепа:
Свитки, обрушивающие на врагов пользователя мощные контр-заклятья.

Фредерик Ванхель

Фредерик Ванхель — легендарный некромант из рода Вестерландских охотников на ведьм Ван Хал. Фредерик был священником Морра. Его семья была вынуждена покинуть Вестерланд во время одного из набегов северных дикарей. Ван Хал жил в Сильвании, как раз в то время, когда Крысолюды развязали в Империи эпидемию черной чумы. Он был отправлен туда храмом после того, как предыдущий священник, был пойман за изучением тёмного искусства некромантии. Фредерик отыскал его личную библиотеку, однако предпочел изучить её содержимое, а не сжигать, полагая, что информация о мотивах и познаниях еретиков позволит ему бороться с ними более эффективно.

Со временем остальная часть делегации храма пала под действием чёрной чумы, оставив Ван Халя одного. Люди, оставленные знатью и жрецами, неспособными помочь им в борьбе с болезнью, обратились к более темным богам, которым когда-то поклонялись их предки, включая циклопического бога болот Билорака. Ван Хал пытался убедить обезумевших крестьян в том, что Билорак не способен предложить им защиту, но его не слушали. Когда чума поразила его родственников, его брат обратился к странствующему врачу, ради излечения. Однако методы доктора, оказались гораздо более смертоносными, нежели чума, которую он должен был вылечить. В отчаянии, жена брата покончила жизнь самоубийством.

Отчаявшийся Фредерик использовал запретные знания, полученные в библиотеке некроманта, чтобы пообщаться с её духом. Во время разговора дух открыл ему, что его брат был убит самим доктором после того, как тот рассказал ему о его неработающих методах лечения. Этот акт, нарушивший духовное царство, навсегда изменил Фредерика Ван Хала. Он обрёл способность отчетливо видеть распад и энтропию, воцарившуюcя над Сильванией. Также он начал видеть беспокойных духов непогребенных мертвецов, оплакивающих свою собственную судьбу. Кроме того, его акт призыва духа (фактической некромантии) также вызвал эффект, заставивший мертвых восстать, ища Ван Хала, дабы подчинится его воле. Ван Хель оказался достаточно могущественным, чтобы пробуждать успоших без каких-либо особых усилий. Осознав свои возможности, Фредерик решил покарать доктора и коррумпированную Сильванскую знать, бросившую свой народ на волю чумы. Отринув прошлое, он взял себе новое имя — Ванхель. Пользуясь своими немёртвыми слугами, он погубил жизнь доктора, сделав из его черепа маску. После этого он начал своё завоевание Сильвании. Ванхель прошел через всю Сильванию. Он считал, что убийство и последующее воскрешение — милосердие по сравнению с медленной смертью от черной чумы.

Однако спустя время он обнаружил, что на все эти поступки его побуждает не совсем собственная воля. Когда Скавены вырвались на поверхность из своих нор с целью собрать сильванский варп-камень; он начал истреблять их, как оказалось, по воле Нагаша, стремившегося отомстить за прошлые века. В борьбе со скавенами Ванхелю противостоял амбициозный некромант Лотар фон Диль. Ванхелю удалось одолеть некроманта и взять его в ученики в обмен на копию Де Арканис Кадон, одного из фолиантов, написанных Кадоном во время воссоздания оригинальных Девяти Книг Нагаша. Чем дальше Ванхель углублялся в темное искусство, тем больше он терял своё я, и память о смерти его семьи становилась для него чем-то чуждым, влияние Нагаша стало укреплятmся.

Когда Клан Мордкин прибыл, чтобы бросить ему вызов, Ванхель собрал армию драконов-нежити, дабы уничтожить их, используя шторм Ветров Магии, который позволил ему быстро провести ритуал огромной силы, способный подчинить столько могучих существ. Ритуал, принесший ему победу, оставил его ослабленным и ввел в состояние транса, его дух посетил мир мертвых, преследуемый видениями славы Нагаша и видениями некромантической силы, которые открылись ему в ветрах магии.

Когда его ученик Лотар показал ему доказательства того, что Штирланд мобилизовал против него войска, Ванхель снова поднял свои армии, с приказом наказать живых, используя тело Лотара фон Диля как средство передвижения для своей ослабленной души. Он поднял свой мертвый легион, чтобы завоевать земли Штирланда, но встретил сопротивление новоприбывшей армии. Курфюрст Миденланда приехал поддержать Штирланд и оставшихся в живых сильванцев. В то же время Скавены, стремившиеся отомстить за своё недавнее поражение, желали нанести удар по обеим силам. Всё это привело к битве, в которой Ванхель потерпел поражение. Он вернулся в своё тело и оставил Лотара фон Диля умирать. Ванхель даже не предполагал, что его ученик выжил. Вернувшись в замок, Лотар фон Диль убил своего господина. На последнем вздохе Фредерик проклял своего ученика, поклявшись забрать его тело, когда тот умрет.

Генрих Кеммлер

За свою неестественно долгую жизнь Генрих собрал огромную библиотеку, величайшую кладезь некромантических знаний, уступающую только старинным потайным свиткам и фолиантам, находящимся в Нагашиззаре и библиотеках, похороненных под пескаами Страны Мёртвых, Нехехары.

Раньше Генрих был королевским советником, он боролся против некромантов. Он громил Легионы Совета Девяти, объединения девяти могущественных некромантов, в Бретоннии, одолевал объединённые силы трёх вампирских лордов в Империи, победил могущественного Лича в склепах под замком Верзимас. Однако, всё же, его противники одолели его. Находясь на грани смерти, бродя по окрестностям Серых Гор, обезумевший нищий старик, он наконец отыскал потайную тропу среди гор. Он отправился в «Хранилища», горный регион, известный тем, что там находится древнее оружие и снаряжение, созданное даже до рождения Гномов и Эльфов.

Была ли то несуразная шутка судьбы, а может быть воля жестоких богов, но Кеммлер наткнулся на усыпальницу давно сгинувшего в небытиё Крелла, древнего лорд нежити и доверенного слуги Нагаша. Поговаривают, что сам Нагаш направил Кеммлера в склеп, надеясь пробудить своего чемпиона. Тут же Кеммлер и заключил сделку с Богами Севера, вернувшими его былую силу, взамен на его верность и службу.

Снаряжение:

Клинок из гробницы Хаоса:
Это оружие не только наполняет своего владельца нечестивой энергией, но и порабощает души тех, кого убивает.

Посох Черепа:
Челюсти посоха стучат и скрежещут, защищая Кеммлера от зловещей магии поблизости.

Хельман Горст

Семья Хельмана шла родом из Темпельгофа. Сам же Хельман был самым младшим из пяти своих братьев. Как и отец, он был одновременно кузнецом и конюхом. Он любил путешествия и авантюры, а потому, пользовался любым предлогом, чтобы покинуть деревню. Вернувшись из одного из своих путешествий, он застал своих братьев и отца, безжизненно лежащими в своих кроватях. Чума забрала их души — на это указывали грибки и густые споры, охватившие комнату и тела родни Хельмана.

Последний из Горстов не мог смириться со своей потерей. Сначала он сам пытался заразиться чумой, обнимаясь с телами своих братьев, однако, это не дало ему желаемый результат. В надежде вернуть своих братьев к жизни, он обратился к тёмным искусствам. По деревне стали гулять слушки о его увлечении, что спровоцировало визит одного из Охотников на Ведьм. Хельман прятался от его гнева в чумной яме, полной разлогающихся, ещё не похороненных трупов. Позже, загрузив тела своих родственников в повозку, он поспешно уехал из деревни. В густом лесу, под покровом темноты, безумный странник наткнулся на таинственного незнакомца, который узрел то мощное помутнение рассудка в глазах Хельмана. Незнакомцем оказался могущественный Вампир, Маннфред Фон Карштайн. Он подарил Горсту древний фолиант запретной магии и стал пристально наблюдать за его обучением.

Спустя года, Хельман превратился из безумного самоучки в опытного Некроманта. Он исполнил свою мечту. Теперь его труповозку тянет его собственная, безмозглая и сгнившая родня. Его кожа окаменела, подобно коже окоченевшего трупа, до такой степени, что даже стрелы и клинки не могут пронзить её. Более того, смертельная чума Синих Роз, убившая его семью, отныне излечивает любые его раны и болезни.

Снаряжение:

Проклятая книга:
Этот фолиант был написан безумным Некромантом. Заклинания отсюда высасывают жизнь из живых существ и могут искалечить и деморализовать тех, кто находится поблизости.

Либер Ноктис:
Этот древний фолиант изобилует тайнами сверхъестественных сил. Заклинания из этой книги вызывают могучие тёмные энергии.

Крелл

Крелл — в прошлом могущественный чемпион Кхорна. Он создал настоящую империю из подчинённых северных племён, а затем отправился на юг воевать с гномами. Объединившись с гоблинами, он атаковал Гномьи крепости Карак Унгор и Карак Варн; его имя множество раз встречается в Даммаз Крон — Великой Книге Обид. Во время похода на Карак Кадрин, Гримбул Железный Шлем, доблестный Гномий воитель, убил Крелла; его последователи унесли его окровавленное тело с поля бой и похоронили. Однако спустя почти тысячу лет Нагаш наткнулся на его усыпальницу.

Пробуждённый в форме нежити, он стал одним из лидеров Легиона Нагаша, который принял бой на реке Рейк с людскими воителями, возглавляемыми Зигмаром Молотодержцем. Войска Крелла атаковали объединённую армию людей и гномов. Яростное сражение окончилось гибелью Нагаша от рук лидера людей, что спровоцировало мгновенныё распад его орды нежити. Лишь легион Крелла выдержал поражение некроманта. Возглавляя своих воинов, Крелл пробился через гномью оборону и смог отступить. Изнурённые битвой силы людей были на исходе, а потому они не смогли начать преследование бежавшей нежити. Это было роковой ошибкой. Легион Крелла, марширующий день и ночь, оставлял за собой кровавый след из трупов и городских руин.

По сей день истории о деяниях Крелла рассказывают шёпотом. Конечно, его бесчинства не могли продолжаться долго, и, в конце концов, он был перехвачен у ледникового озера, где и пал от рук Зигмара и его воинства. Его тело заточили в магической гробнице, которую, спустя века, отыскал некромант Генрих Кеммлер. Он пробудил и освободил Крелла, считая, что теперь он полностью находится в его власти. Однако чемпионов самого Нагаша не так легко подчинить.

Снаряжение:

Доспехи Курган:
Прошедшие века больше усилили, нежели ослабили этот латный доспех. Окржающая его аура энтропии мгновенно разрушает чары, направленные во владельца.

Черный Топор:
Раны, оставляемые этим оружием, рождают мелкие черные осколки, идущие в самое сердце своей жертвы.

Автор: Vokasug, редактор: Ahashra Riel

28 Июн 2021 в 21:49 23 Окт 2021 в 01:11 Vokasug

Комментарии (30)

Добавить комментарий